36 319
audience
368
subscribers

Мы рядом в трудной жизненной ситуации.
Мы оказываем:
- медицинскую помощь взрослым и детям, не предоставленную государством;
- помощь многодетных семьям в решении социально-бытовых вопросов;
- правовую помощь социально незащищенным гражданам и некоммерческим организациям.

New posts
Nothing new at the moment
Loading...
Фонд Правмир

Виктор вышел из комы и узнал, что будет отцом

14 апреля 2021 года на железнодорожном вокзале в столице Бурятии собрались дежурный станции, врач, проводники и начальник поезда «Улан-Удэ – Москва», чтобы проводить редкого и тяжелого пассажира. После обширного геморрагического инсульта 24-летний Виктор Струев был практически обездвижен, и на комплексную реабилитацию его взяла только клиника в Москве. Через четыре дня, проведенных в дороге, Виктору предстояло заново учиться всему – глотать, сидеть, ходить, говорить. Путь Виктора и его мамы Ольги начался еще раньше – в родном селе Слобода в 200 километрах от республиканского центра Улан-Удэ...
14 апреля 2021 года на железнодорожном вокзале в столице Бурятии собрались дежурный станции, врач, проводники и начальник поезда «Улан-Удэ – Москва», чтобы проводить редкого и тяжелого пассажира. После обширного геморрагического инсульта 24-летний Виктор Струев был практически обездвижен, и на комплексную реабилитацию его взяла только клиника в Москве. Через четыре дня, проведенных в дороге, Виктору предстояло заново учиться всему – глотать, сидеть, ходить, говорить. Путь Виктора и его мамы Ольги начался еще раньше – в родном селе Слобода в 200 километрах от республиканского центра Улан-Удэ...
a day ago
Фонд Правмир

Ева лечит кукол, но как помочь ей самой врачи не знают

«Ди! Ди!» Любимая игрушка трехлетней Евы – стетоскоп. Она подходит с ним поочередно ко всем членам семьи – маме, папе, 9-летнему брату Артему, – чуть приподнимает вверх кофточку или рубашку и внимательно слушает, стучит ли сердечко. Потом берет в руки куклу и прикладывает игрушечный стетоскоп к ее груди. «Ди! Ди!» – говорит она на своем языке. «Ты говоришь “дыши?”» – переспрашивает мама. Ева кивает. Если кто-то из ее домашних «пациентов» отказывается от необходимой «процедуры», Ева многозначительно поднимает вверх палец и грозит им, нахмурив при этом брови...
«Ди! Ди!» Любимая игрушка трехлетней Евы – стетоскоп. Она подходит с ним поочередно ко всем членам семьи – маме, папе, 9-летнему брату Артему, – чуть приподнимает вверх кофточку или рубашку и внимательно слушает, стучит ли сердечко. Потом берет в руки куклу и прикладывает игрушечный стетоскоп к ее груди. «Ди! Ди!» – говорит она на своем языке. «Ты говоришь “дыши?”» – переспрашивает мама. Ева кивает. Если кто-то из ее домашних «пациентов» отказывается от необходимой «процедуры», Ева многозначительно поднимает вверх палец и грозит им, нахмурив при этом брови...
2 days ago
By scrolling further, you agree to the Terms and Conditions of the Yandex Zen service.
Read full text of User Agreement
Фонд Правмир

«Я попала под поезд. Беги сюда!» И разговор прервался

Около десяти вечера 28 октября раздался звонок – звонила мама: «Я попала под поезд. Беги сюда!» Разговор прервался. Дрожащими пальцами Володя нажал на кнопку вызова. На этот раз в трубке раздался мужской голос: «Мы нашли ее рядом на шпалах. У нее пробита голова». Меньше минуты прошло после звонка, а Володя уже бежал к железнодорожным путям. Через десять минут он слушал рассказ рабочих, которые нашли маму. Никто не видел, что произошло, но услышали крик и прибежали. Незадолго до этого по путям проходил товарный поезд...
Около десяти вечера 28 октября раздался звонок – звонила мама: «Я попала под поезд. Беги сюда!» Разговор прервался. Дрожащими пальцами Володя нажал на кнопку вызова. На этот раз в трубке раздался мужской голос: «Мы нашли ее рядом на шпалах. У нее пробита голова». Меньше минуты прошло после звонка, а Володя уже бежал к железнодорожным путям. Через десять минут он слушал рассказ рабочих, которые нашли маму. Никто не видел, что произошло, но услышали крик и прибежали. Незадолго до этого по путям проходил товарный поезд...
3 days ago
Фонд Правмир

«Ведь мог бы в тот день не поехать!» Алексей попал в аварию на мотоцикле и перенес 8 операций

«Я раньше верила в это их мотоциклетное братство, – говорит мама Алексея, Елена Юрьевна. – А теперь не верю. Нет его, никакого такого братства, ведь этот парень, который врезался в него, тоже из их мотоциклетной компании был. И хорошо Лёшу знал. И ни разу, ни разу после этого ему не позвонил. И никто из клуба этого не позвонил. И ничем не помог. Школьные друзья приходили, предлагали помощь, старались его подбодрить, развеселить, вот только они». В тот день Лёша, Алексей Михеев, сел за руль своего...
«Я раньше верила в это их мотоциклетное братство, – говорит мама Алексея, Елена Юрьевна. – А теперь не верю. Нет его, никакого такого братства, ведь этот парень, который врезался в него, тоже из их мотоциклетной компании был. И хорошо Лёшу знал. И ни разу, ни разу после этого ему не позвонил. И никто из клуба этого не позвонил. И ничем не помог. Школьные друзья приходили, предлагали помощь, старались его подбодрить, развеселить, вот только они». В тот день Лёша, Алексей Михеев, сел за руль своего...
5 days ago
Фонд Правмир

«Зачем реабилитация, вы же на костылях!» Многодетная мать 16 лет мучается от боли

О том, что у нее проблемы с тазобедренным суставом, Яна узнала в 20 лет. А сейчас ей 36, и она только недавно решилась на операцию с эндопротезированием – заменой больного сустава. 16 лет она мучилась от боли, которая быстро стала хронической, терпимой, «своей». Думала: «Как-нибудь перемогу, как-нибудь перетерплю». Старые друзья, встречая ее случайно, удивлялись: «Ты хромаешь?», а она отмахивалась, потому что хромота тоже стала привычной. Ей было сложно одеваться – надеть носки, обувь, застегнуть молнию на сапогах, – и она просила мужа или детей, потому что наклоняться было и больно, и тяжело...
О том, что у нее проблемы с тазобедренным суставом, Яна узнала в 20 лет. А сейчас ей 36, и она только недавно решилась на операцию с эндопротезированием – заменой больного сустава. 16 лет она мучилась от боли, которая быстро стала хронической, терпимой, «своей». Думала: «Как-нибудь перемогу, как-нибудь перетерплю». Старые друзья, встречая ее случайно, удивлялись: «Ты хромаешь?», а она отмахивалась, потому что хромота тоже стала привычной. Ей было сложно одеваться – надеть носки, обувь, застегнуть молнию на сапогах, – и она просила мужа или детей, потому что наклоняться было и больно, и тяжело...
11 days ago
Updating