1
subscribers

Просто случай из жизни...

New posts
Nothing new at the moment
Loading...

Ух-ты!..

Ух-ты!..
Недалеко от нашего дома есть пешеходный мост - переход через железную дорогу. "Железка" здесь многоколейная и посему мосток длинноватенько-высоконький, с крутенькими ступеньками подъёма-спуска. Сам проход по бокам заделан грязно-бурого цвета высокими щитами - для безопасности. Этакий окоп, парящий над землёй...
Недалеко от нашего дома есть пешеходный мост - переход через железную дорогу. "Железка" здесь многоколейная и посему мосток длинноватенько-высоконький, с крутенькими ступеньками подъёма-спуска. Сам проход по бокам заделан грязно-бурого цвета высокими щитами - для безопасности. Этакий окоп, парящий над землёй...

Пешеход

Пешеход
Одно время трудился я водителем автобуса. На городском маршруте. И вот, как-то раз, подъезжая к пешеходному переходу, вижу - на "зебре", у края проезжей части стоит большая, лохматая собака. Видимо, местная дворянка. Поодаль - блюститель дорожного правопорядка. Оба смотрят в мою сторону... Смутительно...
Одно время трудился я водителем автобуса. На городском маршруте. И вот, как-то раз, подъезжая к пешеходному переходу, вижу - на "зебре", у края проезжей части стоит большая, лохматая собака. Видимо, местная дворянка. Поодаль - блюститель дорожного правопорядка. Оба смотрят в мою сторону... Смутительно...

Хлеб насущный

Хлеб насущный
Покупаю хлеб... Продавщица - молоденькая, светленькая, с чУдными голубыми глазками барышня; румяная и пухленькая, как весь её товар... Невольно залюбовался... Смотрим в глаза друг другу... Не утонуть бы...
Покупаю хлеб... Продавщица - молоденькая, светленькая, с чУдными голубыми глазками барышня; румяная и пухленькая, как весь её товар... Невольно залюбовался... Смотрим в глаза друг другу... Не утонуть бы...

Едем... улыбаемся и машем

Едем... улыбаемся и машем
День как день... Работа как работа... Везу по родному городу на стареньком, измученном до жалости горемобиле какую-то химию. Ближе к центру города догоняю впереди едущую пассажирскую "Газель". На светофоре останавливаемся. Гляжу через окна задних дверей автобусика - в салоне одетые в одинаковую форму мальчишки лет десяти...
День как день... Работа как работа... Везу по родному городу на стареньком, измученном до жалости горемобиле какую-то химию. Ближе к центру города догоняю впереди едущую пассажирскую "Газель". На светофоре останавливаемся. Гляжу через окна задних дверей автобусика - в салоне одетые в одинаковую форму мальчишки лет десяти...
By scrolling further, you agree to the Terms and Conditions of the Yandex Zen service.
Read full text of User Agreement

Вот к Нему и обращайтесь!

Вот к Нему и обращайтесь!
Звоню в жилищную контору на предмет поверки-замены водяного счётчика. Ангельско-девичий голосок вещает: - Здрасте-слушаю!.. Сейчас переключу на мастера... ждите... Ожидание... Какие-то шорохи... шуршание... отдалённая ругань... Наконец басовитый голос вероятного мастера обыденно-устало перечисляет цифири расценок: снятие...
Звоню в жилищную контору на предмет поверки-замены водяного счётчика. Ангельско-девичий голосок вещает: - Здрасте-слушаю!.. Сейчас переключу на мастера... ждите... Ожидание... Какие-то шорохи... шуршание... отдалённая ругань... Наконец басовитый голос вероятного мастера обыденно-устало перечисляет цифири расценок: снятие...

Крутой мужик

Крутой мужик
памяти Сергея П. Обычный рейс... Всё как всегда... рулю... Напарник Серёга смотрит куда-то вдаль... Догадываюсь - в бесконечность... Солнца свет просвечивает его светло-русые, почти белые волосы... Просветил и меня - не будет Серёга седым... Сергей - худенький, теряющийся в этой денежной жизни парень...
памяти Сергея П. Обычный рейс... Всё как всегда... рулю... Напарник Серёга смотрит куда-то вдаль... Догадываюсь - в бесконечность... Солнца свет просвечивает его светло-русые, почти белые волосы... Просветил и меня - не будет Серёга седым... Сергей - худенький, теряющийся в этой денежной жизни парень...

С фонарями ищут

С фонарями ищут
Каждый из нас в этой жизни себе на пропитание зарабатывает кто как может, кто чему обучен... Я, уже можно сказать - всю жизнь водителем подъедаюсь... Рулю, стало быть... Давно и безнадежно... И вот очередной рейс: в дремучий лесхоз, на отшибе области. За досками-брусками... Сел - поехал... Курил... Мечтал...
Каждый из нас в этой жизни себе на пропитание зарабатывает кто как может, кто чему обучен... Я, уже можно сказать - всю жизнь водителем подъедаюсь... Рулю, стало быть... Давно и безнадежно... И вот очередной рейс: в дремучий лесхоз, на отшибе области. За досками-брусками... Сел - поехал... Курил... Мечтал...

Из наших будешь

Из наших будешь
Вернулся из рейса... Поставил казённую, убиенную временем и дорогами машину в гараж нашего заводика, такого же издыхальца, дышащего последними вздохами даже не на ладан, а на каких-то чертей, скачущих на забытом Богом и людьми погосте... Поскрипывая коленями. вылез из машины... покряхтел-поразмялся....
Вернулся из рейса... Поставил казённую, убиенную временем и дорогами машину в гараж нашего заводика, такого же издыхальца, дышащего последними вздохами даже не на ладан, а на каких-то чертей, скачущих на забытом Богом и людьми погосте... Поскрипывая коленями. вылез из машины... покряхтел-поразмялся....

Столб

Столб
Этот случай мне рассказал сосед по больничной палате, брат по болячке Володя. Володя - человек деревенский, из дальнего района области, я - городской и мне интересно то - другое, житьё-бытьё, лес, стало быть, да зверьё. Мне оно, с годами, кажется почему-то правильным... Даже счастливым... И вот, для затравки разговора, говорю ему: Володь, а я в лесу, считай, и не бывал...
Этот случай мне рассказал сосед по больничной палате, брат по болячке Володя. Володя - человек деревенский, из дальнего района области, я - городской и мне интересно то - другое, житьё-бытьё, лес, стало быть, да зверьё. Мне оно, с годами, кажется почему-то правильным... Даже счастливым... И вот, для затравки разговора, говорю ему: Володь, а я в лесу, считай, и не бывал...
Updating