2
audience
4
subscribers

Рассказы и прочее. Онлайн-книга

New posts
Nothing new at the moment
Loading...

Корабль дураков. Глава первая

Корабль дураков. Глава первая
Сначала говорили – карантин только на две недели. Но нынче двадцатый день пошёл, как мы по домам сидим. Невмоготу уже, правда. И когда эта дурацкая эпидемия кончится? А может и нет её вовсе, а правительство всё придумало? Кто знает...

КОРОСТА

КОРОСТА
– Фухх, ну и жара, – выдохнул Лёха, меняя пакеты в руках, – начало мая, а печёт как летом. – Ага, – согласился Андрей и тоже зачем-то поменял пакеты, хотя ноша в левой и правой руках не особо отличались по весу...

ВИРУС

ВИРУС
«Надо бы прекращать смотреть новости. А то какая-то дичь снится» – Лямкин потянулся с дивана к телефону с намерением выключить назойливый будильник. Телефон, пляшущий на краю журнального столика, выскользнул...

Ежик в черном тумане

Ежик в черном тумане
Ёжик пробирался по лесной опушке сквозь высокие травы. Где-то вдали слышался зовущий его голос Медвежонка. По старой доброй традиции собирались они в эту ночь пить чай и предаваться астрономическим наблюдениям...
By scrolling further, you agree to the Terms and Conditions of the Yandex Zen service.
Read full text of User Agreement

МИЗАНТРОП

МИЗАНТРОП
«Отвратительно» – подумал Козлов, когда под его носом проплыла тарелка с очередным «изысканным» салатом. Из бело-жёлтого месива выглядывали задорные гранатовые зёрнышки, кусочки грецкого ореха молили о помощи, утопая в жирном майонезном болоте...

ОДНОКЛАССНИКИ

ОДНОКЛАССНИКИ
Двери кафе распахнулись и выпустили в дождливый пятничный вечер небольшую хмельную компанию. Мокрое анонимное межсезонье в столице, неоновый свет хлюпает и полощется под ногами. Круги от холодных капель пересекаются и расходятся рябью по сплошной чёрной асфальтной реке...

Камень глупости

Камень глупости
Константин Петрович Карловский, доцент кафедры философии, всегда перечитывал свои конспекты перед парой. Конспекты были длинными, представляя собой не краткие тезисы и наброски, а полный развёрнутый текст лекции...

Фея (производственная повесть). Глава 4

Фея (производственная повесть). Глава 4
Проспала она не больше двух часов. Вопреки обещаниям Алекса, уснуть было крайне сложно. Не столько из-за волнения в связи с происшествием (о нём Алина почему-то быстро забыла), сколько из-за фрактальных завихрений, кружащихся над её головой, которые продолжили кружиться уже внутри головы, после того как она уснула...
Проспала она не больше двух часов. Вопреки обещаниям Алекса, уснуть было крайне сложно. Не столько из-за волнения в связи с происшествием (о нём Алина почему-то быстро забыла), сколько из-за фрактальных завихрений, кружащихся над её головой, которые продолжили кружиться уже внутри головы, после того как она уснула...

Фея (производственная повесть). Глава 3

Фея (производственная повесть). Глава 3
Алина закрыла глаза и начала, по рабочей привычке, раскрашивать звуки в разные цвета и оттенки, определять их формы и внутренние значения. Музыка по-прежнему ей не нравилась. Но она, почему-то, стала воспринимать это спокойно, зная, что вот-вот её тело будет непонятным образом вознаграждено за долгое ожидание...
Алина закрыла глаза и начала, по рабочей привычке, раскрашивать звуки в разные цвета и оттенки, определять их формы и внутренние значения. Музыка по-прежнему ей не нравилась. Но она, почему-то, стала воспринимать это спокойно, зная, что вот-вот её тело будет непонятным образом вознаграждено за долгое ожидание...

Фея (производственная повесть). Глава 2

Фея (производственная повесть). Глава 2
Алина стояла возле овального танцпола, подавленно наблюдая, как несколько тел подёргиваются в лёгких конвульсиях. Она не назвала бы это танцами. Вокруг летали рафинированные мёртвые звуки; кружились в слишком предсказуемой математике, но не проникали в неё. Не хватало какой-то волны, наполнения, которое могло бы связать разрозненные фигуры в нечто единое и стихийное...
Алина стояла возле овального танцпола, подавленно наблюдая, как несколько тел подёргиваются в лёгких конвульсиях. Она не назвала бы это танцами. Вокруг летали рафинированные мёртвые звуки; кружились в слишком предсказуемой математике, но не проникали в неё. Не хватало какой-то волны, наполнения, которое могло бы связать разрозненные фигуры в нечто единое и стихийное...
Updating