4 187
audience
5
subscribers

Короткий рассказ. Литература. История. Музыка. Фотография. Искусство. Истории из жизни.

Вождь

Вождь
97-й год выдался для меня безденежным. Как и предыдущие двадцать лет моей жизни. Да и последующие. Но были и хорошие новости. Я поступил в университет. Настоящий. Ну, как настоящий? Педагогический. Имени Герцена Александра Ивановича...

Пять

Пять
Я произношу великолепное по своей ёмкости и содержанию слово «пять». Это происходит не часто. Всего лишь в нескольких случаях. Например, когда: я достаю из кармана носовой платок, а он уже сопливый, когда утром громко звенит будильник, а спать жуть как хочется,
Я произношу великолепное по своей ёмкости и содержанию слово «пять». Это происходит не часто. Всего лишь в нескольких случаях. Например, когда: я достаю из кармана носовой платок, а он уже сопливый, когда утром громко звенит будильник, а спать жуть как хочется,
By scrolling further, you agree to the Terms and Conditions of the Yandex Zen service.
Read full text of User Agreement

Я, Зощенко и маммолог.

Я, Зощенко и маммолог.
1997 год выдался для меня знаковым. Во-первых, я в очередной раз влюбился, но это так себе история. Во-вторых, я поступил в педагогический университет имени товарища Александра Ивановича Герцена. В-третьих, у меня ещё оставались свои зубы, которые с незавидной периодичностью болели...

Учитель истории.

Учитель истории.
Молодой человек двадцати четырёх лет отроду резко открыл глаза от пронзительного звона будильника. Сонной рукой он нашарил зловещую кнопку, близоруко посмотрел на циферблат - семь тридцать! Надев массивные...

Лёша.

Лёша.
Мы переехали в наш хрущ, когда мне было лет пять. Или, что-то вокруг этого. Помню, в школу я пошёл уже отсюда. До этого жили в коммуналке в старом доме старого района. А теперь переехали на окраину города в отдельную четырёхкомнатную, но крохотную как мышиное логово квартиру...

Друг.

Друг.
А курили мы – что придётся. В основном, подобранные у сельпо бычки. С фильтром, конечно. Всякие там овальные третьесортные Беломоро-Примо-Астры просто не сохранялись. Их докуривали до конца. А вот с фильтром… При удаче, можно было ещё насладиться двумя-тремя тяжками...

Два брата.

Два брата.
Виталик был высокий и усатый, как гусар. У него была модная для середины 80-х причёска с пробором посередине головы. Я о такой мечтал. Но мама смеялась: ты что, хочешь ходить как поп. У попов были такие причёски...

Улитка на мотоцикле.

Улитка на мотоцикле.
Гоша умирал у себя дома – в обычном деревенском доме с паутиной на оконных наличниках и выцветшей тёмно-зелёной краской на стенах. Он жил со своей старой бабушкой. Про отца и мать – ничего. Ему было лет шестнадцать-восемнадцать...

Дашка.

Дашка.
Дашка. Тоньше девочки я не встречал. Почти переломленный прутик. С личиком… Лицо… Чтобы его, представить достаточно посмотреть на утреннее летнее солнышко, которое едва появляется из-за дальнего дома. Плюс добавить россыпь веснушек – и готово! Вот оно, дашкино личико...

Клара.

Клара.
Если слышишь за спиной раскатистый безумный смех, и от него разбегаются кошки и падают с деревьев воробьи, то сейчас появится Клара. Так всегда, сначала её смех, затем – она вся целиком. Сколько ей лет никому точно не известно...
Updating
New posts
Nothing new at the moment
Loading...
About