1 567
audience
7 342
subscribers

О политике, жизни, семье и не только...

Nothing new at the moment
Loading...
Юрий Кот

Коротко по существу. Байрактар на Донбассе, газ и развал Украины.

Байрактар на Донбассе - провокация? Если да, то на что? Если это всё правда, то конечно да. Это нагнетание с целью захвата территорий настолько, насколько мы им это позволим. Ведь до этого был захват сотрудника СЦКК в плен. Сегодня ночью - захват села в серой зоне. Они намеренно переходят красные линии, но не глубоко, чтобы успеть отскочить и обвинить Россию и Донбасс в срыве Минских соглашений. С другой стороны это попытка раскола России и Турции. А с третьей попытка устроить России выбор, или газ, или Донбасс...
Байрактар на Донбассе - провокация? Если да, то на что? Если это всё правда, то конечно да. Это нагнетание с целью захвата территорий настолько, насколько мы им это позволим. Ведь до этого был захват сотрудника СЦКК в плен. Сегодня ночью - захват села в серой зоне. Они намеренно переходят красные линии, но не глубоко, чтобы успеть отскочить и обвинить Россию и Донбасс в срыве Минских соглашений. С другой стороны это попытка раскола России и Турции. А с третьей попытка устроить России выбор, или газ, или Донбасс...
вчера
Юрий Кот

Что в имени моём?

Моё имя обычное для многих ребят нашей страны. Юра, он же Жора, он же Гоша, он же Гога, он же Георгий... И прочее, и прочее... Часто слышал шутки с цитатами из небезызвестного фильма про слезы Москвы и прочего творчества, народного, где Жора был героем макинтошных и компотных дел. А в сочетании с моей фамилией из трех букв разнообразные присказки про то, кто и сколько наплакал или натворил на глине, сопровождали мою жизнь постоянно, варьируясь в эпитетах и исполнителях... Но в моем случае сочитание этих трех слов приобретает особый смысл, принадлежащий исключительно мне...
Моё имя обычное для многих ребят нашей страны. Юра, он же Жора, он же Гоша, он же Гога, он же Георгий... И прочее, и прочее... Часто слышал шутки с цитатами из небезызвестного фильма про слезы Москвы и прочего творчества, народного, где Жора был героем макинтошных и компотных дел. А в сочетании с моей фамилией из трех букв разнообразные присказки про то, кто и сколько наплакал или натворил на глине, сопровождали мою жизнь постоянно, варьируясь в эпитетах и исполнителях... Но в моем случае сочитание этих трех слов приобретает особый смысл, принадлежащ