Nothing new at the moment
Loading...
Дано нам истины вино

И вдох мороза в малых дозах

И жизнь окно, а не кино

И песенка, что суше прозы

...а у японцев хокку-суши короче, чем селёдки уши!

Прошу прошения, в беседу ворвалась реплика соседа,

Скворца с ник-неймом Заратустра, который знает Ницше, Пруста,

И птичьи реплики некстати, но оживляют вечер в патио

Давно я бросил пить вино

Хотя душа порою просит

Взять кисть и написать панно

И панночка черна, как осень

...а из чернильниц с пепси-колой осинкою выходит голой

Рисунок сепией почти по шторам, да протри очки!

Скворчата скачут по сетчатке и пыльные клюют перчатки

Их карма ниточкой связала из Павелецкого вокзала

Да, но скорее не смешно

И розы веточка не узы

И новое веретено

И первый старой нити узел

...а дети старого скворца, вообразите, все в отца,

Стоят, как Битлз во всю картинку "Сержанта Пеппера сердца"

И в форточку кричат: "Эй, в роще! - попроще выражение лица!"
3 hours ago
Причал Добра, Михаил Просперо
Тема-проблема навеяна мне... - нет, буду честен в полном интернет-смысле этого слова! - пишу не корысти ради, но токмо волею жены, которая и нашла эти интереснейшие вещи о жизни и смерти великих людей читая Зощенко. Например: Вольтер несмотря на превратности судьбы и гонения со всех сторон, изволил прожить до 84 лет. Однако - Гиппократ, "отец медицины", человек, понимающий всю физическую суть дела, прожил до 99. Да - пациент на картине - Демокрит - древнегреческий философ, которому Гиппократ, по преданию, провёл первую психиатрическую экспертизу...
6 hours ago
Я хочу вынести за скобки общего множителя,

соединяющего меня, Солнце, небо, жемчужную пыль.

*

Господи! - отчего ж ты меня не сподобил художником,

Расплетать, что девчоночьи косы бесподобный ковыль?

Рисовать несомое птицей почти невесомое,

Из патефона извлекать торсионного черного круга фонемы,

И забывать времена беззвёздные, минусовые

Когда ты говоришь дождём, а мне чисто пусто в Надземном.

И прилягу под вечер послушать речные речи

И летягу-белку поцокаю, позову, хлеб покладу на пеньке.

И придёт поцелуй твой, и от этого телу настолько легче,

Ибо снова вижу обнаженную-загорелую в белых ромашек венке

И её, босоножки, легко исчезающий след,

Вне тропинки к морю Азовскому из моря степного.

*

Я не знаю, Земля кружится или нет,

Это зависит, уложится ли в строчку слово.

*

<1909, Хлебников>