Nothing new at the moment
Loading...
Так, в каждом городе по призыву нижегородцев дружно подымался народ на освобождение Москвы, на очищение всей русской земли от интервентов. Отовсюду стали присылать в Нижний Новгород людей на совет: присылали казну, шли ратные люди. Первыми пришли коломчане: сначала в Коломне сидел по королевскому приказу известный Василий Сукин, покинувший посольское дело под Смоленском, но уже 26-го августа 1611-го года король писал боярам в Москву, что Сукин вместе с его сыном ему изменили и отъехали к ворам-изменникам. В самом деле, Сукин переехал в Троицкий монастырь, его имя встречается в грамотах подле имен Дионисия и Палицына...
10 months ago
Составители ее призывали всех русских людей прекратить раздоры между собой, объединиться в общей борьбе против иноземных захватчиков. Все спорные вопросы, которые могли разъединить русских, в грамоте пока не затрагивались. В ней не упоминалось о надежности правительства подмосковных бояр, о коварстве Заруцкого. Приходилось считаться с тем, что во главе многих городов стояли воеводы, назначенные подмосковными правителями. Опасно было пока раздражать и Заруцкого: он мог возбудить своих казаков против народного ополчения. Поэтому грамота не только не осуждала, но даже призывала их к совместной борьбе...
10 months ago
Печь, в другом переднем - стол, покрытый красным сукном. Минин принес грамоту, недавно полученную из Троице-Сергиева монастыря, в этой грамоте игумен монастыря Дионисий и келарь Авраамий Палицын призывали нижегородцев немедленно выступать на помощь подмосковным воеводам Трубецкому и Заруцкому. - Неладно думают монахи, - сказал Пожарский, прочитав грамоту. - Прав патриарх, а не они. Нам надобно остерегаться Трубецкого и особенно Заруцкого. Ведь он умыслил воцарить “Маринкина сына”. У нас сейчас мало сил, если мы пойдем под Москву, то там придется плясать под дудку Заруцкого: у него большой табор...
10 months ago
На нижнем “торгу” у земской избы Пожарского встретил Кузьма Минин с хлебом-солью. Через ворота Иановской башни вошли в кремль и поднялись наверх. Здесь их ожидали воеводы Звенигородский и Алябьев. Обменявшись с Пожарским глубокими поклонами, они вместе с ним и Мининым вошли в съезжую избу, в которой обычно заседали воеводы и приказные люди. Здесь договорились о том, что Звенигородский и Алябьев по-прежнему будут ведать нижегородскими делами, а Пожарский и Минин займутся организацией общерусского народного ополчения. Было решено, что соседские со съезжей избой помещения будут заняты под приказ - канцелярию ополчения, во главе которой Пожарский вскоре поставил опытного дьяка Василия Юдина...
10 months ago
По совету Пожарского нижегородцы предложили выбрать Кузьму Минина на должность помощника воеводы. Он стал отказываться, желал испытать волю народа. И чем упорнее он отказывался, тем настойчивее его просили. Наконец, он согласился. - Земным поклоном кланяюсь нижегородскому народу за великое доверие, - говорил он в своем обращении к собравшимся на сходе. - Постараюсь это народное доверие оправдать. Но и вас прошу поддержать меня и князя Пожарского в трудном деле. Утвердите приговор, чтобы все давали деньги на ополчение. А кто не станет материально помогать в создании рати, у того силою отбирать имущество...
10 months ago
Subscribe if you like this
That way, you'll never miss a story by this author
А если бы был тогда кто-нибудь из “столпов”, вроде боярина Василия Голицына, его бы все держались, а он, князь Дмитрий, за такое дело не принялся бы. Ясно, слова насчет боярина служили простой отговоркой; Василий Голицын находился в плену, а прочие “столпы” сидели с поляками в Кремле. Отказ Пожарского огорчил нижегородцев. Опять был созван городской совет, на нем решили послать в Мугреево Кузьму Минина вместе с людьми, избранными на сходе. - Поезжай, Минич, к Дмитрию Михайловичу, уговори его. Но и уговоры Минина не помогли. Пожарский и во второй приезд нижегородских послов не дал согласия, продолжая ссылаться на то, что тяжелая рана на ноге еще не зажила...
10 months ago
Updating

Что-то пошло не так и мы не смогли загрузить данные. Давайте попробуем ещё раз?