Nothing new at the moment
Loading...
…На другой день на завод дизелей пришел доктор Крейде. – старший врач рабочей больницы Портового Пригорода, – сказал он рабочему пикету у ворот завода. – Весь персонал сочувствует вам и целиком на вашей стороне. Мы даже устроили у себя небольшой сбор в пользу семей бастующих, мне поручено вручить вам эти деньги, К сожалению, мы не в состоянии больше дать, но мы решили устроить медицинское дежурство на заводе и бесплатно оказывать врачебную помощь. Больницу Портового Пригорода знали многие. При покойном докторе она пользовалась прекрасной репутацией. Доктора Крейде пропустили на завод. Трудное решение...
8 months ago
Байдаров с Григорьевым встретился в вестибюле. После восклицаний, приветствий и слов, которые обычно говорят в таких случаях, Байдаров отступил на шаг, оглядел приятеля, одетого в белый халат с завязками на спине, и заметил неодобрительно: – И чего тебя опять на медицину потянуло, искатель приключений? – Ничего не поделаешь, – с шутливой безнадежностью вздохнул Григорьев. – Ага, – понимающе протянул Байдаров, он добавил совсем тихо: – значит витаминами профессора Русакова опять кто-то заинтересовался? Григорьев, не ответив, неожиданно покраснел. Байдаров уже было подумал, что смутил товарища бестактным вопросом, но тут же услышал легкие шаги...
8 months ago
Однако он тут же остановился и, заложив руки за спину, с подозрением посмотрел на незнакомого молодого человека. – Д-а, – протянул он. – Но как препарат к вам попал? Кто вы такой? – Моя фамилия Григорьев. Отдел кадров Горздрава прислал меня в ваш институт в качестве лаборанта. – Ничего не понимаю, – развел руками профессор. – Но я же не просил никого. У нас есть лаборант – правда, он в отпуске, но скоро вернется… – В Горздраве сказали, что ваш лаборант не скоро вернется… из отпуска, – сказал Григорьев, – там говорили, что он был плохой работник. – Не знаю, право… – продолжал недоумевать профессор...
8 months ago
Двигаясь за Таней по тесному проходу переполненного вагона, Григорьев тщетно пытался составить фразу, которой бы смог начать разговор. Больше всего он боялся, что его могут принять за навязчивого искателя легких приключений. Он не заметил, как они проехали несколько остановок, и, только поглядев в окно, убедился, что вскоре Таня будет выходить. Отчаяние прибавило ему смелости. Он кашлянул легонько, набрал полную грудь воздуха, но услышал требовательный вопрос: – Ваш билет? Возле него стояла полная женщина; на отвороте ее синего пиджака с безнадежной убедительностью поблескивал латунный ромб «Контролер»...
8 months ago
В Лучегорске Полковнику госбезопасности Сазонову принесли секретную почту: картонную коробку и пакет с сургучными печатями. В коробке оказалась небольшая бутылочка с густой рубиново-красной жидкостью. В пакете были бумаги, объясняющие, что это за бутылочка и почему она послана именно ему, полковнику Сазонову, начальнику Лучегорского отделения госбезопасности. Прочитав бумаги, полковник открыл третий сверху ящик письменного стола и из глубины его достал книжечку в темно-зеленой обложке. Книжка попала к нему в дни капитуляции фашистской Германии при весьма загадочных обстоятельствах. В ней лежал сложенный вдвое цветок плотной бумаги со штампом гитлеровской канцелярии...
8 months ago
Subscribe if you like this
That way, you'll never miss a story by this author
На заставе Пограничник Гусаров сидел на койке, привалившись к стене, сдержанно вздыхал и хмурился. В открытое окно доносилось звонкое хлопанье костяшек и веселые голоса пограничников, игравших на крыльце под навесом в домино. В красном уголке кто-то вполголоса напевал под аккомпанемент баяна, и Гусарову казалось, что на всей заставе только одному ему невесело. Оснований для плохого настроения у него было сколько угодно. Подумать только! Из-за чего все произошло? Из-за какой-то паршивой, полудохлой кошки… И как это было ему не неприятно, однако он опять вернулся к воспоминаниям о несчастных ночных происшествиях...
8 months ago
Updating