Nothing new at the moment
Loading...
Жигуленко любила такой полет. В нем особенно полно ощущается скорость и власть над машиной. Перед глазами у меня все мелькало. Нигде скорость полета не ощущается так, как на бреющем. Это от того, что человек субъективно судит о скорости своего движения не столько по линейному, сколько по угловому перемещению окружающих предметов. Даже при весьма скромной скорости По-2 набегающая под самолет земля сливается в сплошную пелену. Управлять машиной при этом надо точно: случайное снижение, хотя бы на несколько метров, грозит катастрофой...
8 months ago
— Любвеобильные, — подхватила Алцыбеева, и опять все расхохотались. После тяжелых, изматывающих физически и морально, полетов людям необходимы вот такие легкие, подначивающие разговоры. Они как бы остужают уставших от отчаянного ожесточения людей, во время которого каждый из нас командовал собою сурово и беспощадно. Подошла командир, и вмиг воцарилась тишина, хотя на лицах играли еще улыбки. — Наша задача, — сказала она четко, — бомбить Эльтиген. — Как это? Господи!.. — прошептала я. — Ведь мы только что туда боеприпасы бросали...
8 months ago
Когда я проверяла крепление подвешенных мешков, меня вдруг обожгла мысль: упадут ли мешки куда нужно? Вдруг — к фашистам? Место, на которое надо их сбросить, — узкая полоска земли у самого берега пролива, темная небольшая полоска со светлым зданием в центре. А там, чуть дальше, — противник. — Что зажурилась, штурман? — доносится до меня голос летчицы, сидящей уже в кабине. — Надевай пояс, да в поход. Усмехаясь, надеваю спасательный морской пояс. Он автоматически надуется, если окажусь в воде. —...
8 months ago
Каждый знает, как нелегко выполнить задание. Но, пожалуй, мало кому известно, как нелегко ждать вылет. Иногда час, иногда много часов подряд. Со стороны все выглядит просто: люди дремлют, пишут письма, читают, играют в шахматы, шутят, разыгрывают кого-то... Это внешне. А внутри постоянное напряжение, цепкое, упорное, не исчезающее даже во сне. И только одно слово команды — человек устремляется в небо. Утром, когда мы возвращались в поселок, моряки уже были на ногах, проводили свои учения. — Вот это парни! — откровенно восхищалась Бондарева...
8 months ago
— Ты будешь, Нина, летать на больших машинах. — Нет. Кончится война, а тебе медики скажут: «Не годна!» Ведь мы на износ летаем сейчас. Мне бы хотелось стать историком. Это очень важная наука. Я только теперь, на войне, поняла. Мне хочется... — Левее! — заорала я. Нина молниеносно среагировала на команду. Огненная трасса прошла рядом с плоскостью. Внизу шел бой. Земля выстилалась огненными тропами летящих снарядов, вспыхивали разрывы, мигали и гасли пулеметные очереди. Дальше на запад шли изломанные полосы пожаров, столбы дыма и шарящие по небу метелки прожекторных лучей...
8 months ago
Subscribe if you like this
That way, you'll never miss a story by this author
— Ну, пожалуйста, хорошая, добрая моя, поедем потихонечку, выручай, — снова поцеловала конягу. Мои поцелуи ей, видно, понравились. Лошадь пошевелила ушами, скосила глаза и медленно двинулась, с каждым шагом убыстряя ход. Я совсем измучилась со старым, капризным конем, да еще с огромными кухонными котлами, которые мне приходилось чистить до поздней ночи. Когда понадобился прицепщик, я взмолилась: — Возьмите на трактор! Поле огромное-огромное, до самого горизонта. И на нем, этом поле, один-единственный трактор, к которому прикреплено четыре сеялки...
8 months ago
Updating