0
subscribers
Nothing new at the moment
Loading...
Григорий Остапович
Самым главным оказалось то, что в это же время, во время Отечественной войны, за границей родился мой сын. С детства я его видел перед собой. И уже тогда, еще в оккупации, мой сын считался верующим человеком. И когда я увидел его, своего сына, перед собою, а это был двухлетний мальчуган, именно мое сердце наполнилось радостью и благодарностью к моей Родине, к моему народу. Конечно, для меня это была великая радость. — И вы, выйдя на свободу, сохранили эту любовь к Родине? О. — Как я могу сохранить эту любовь? Ведь я арестован по сфабрикованному делу...
25 November
Григорий Остапович
Тихий городок Озерск, где стояла летняя резиденция писательской организации Союза писателей, поражал своей однообразностью. Здесь все сливалось в обычный фон жизни. Избачителем Тихого от однообразия был Николай Котов — гроза всех одноклассников и дворовой шпаны. Коля учился хорошо, в старших классах стал отличником. Юра любил говорить о Ленине, почти ежедневно рассказывал о своих подвигах, и даже ездил с родителями и сестрой в Ленинград. В Озерске Коля и Юре было неинтересно. По рассказам старшего брата, Озерский край выглядел очень неуютно и очень пустынно...
25 November
Григорий Остапович
Самым главным оказалось то, что она сумела объяснить, в чем кроется та опасность, о которой она мне поведала. И еще того важней, что все-таки моя мама вовремя узнала о надвигающейся беде. Но рассказать я вам не имею права, так как большую часть времени нахожусь в заключении. А почему вы не знали, что вас выдала родная мать С чего вдруг такая преданность. Я не понимаю... Неужели только из-за денег... - она будто извинялась передо мной. Я не знаю, почему мне все это так важно, -- ответил я, так и не догадываясь, для чего ей все это нужно...
25 November
Григорий Остапович
— Лестница! — резко выпрямился Тарк. — Вы что, правда думали, что она станет стоять на месте?! Прекрасная выходит импровизация. Кетриккен закрыла рот, чтобы не сказать лишнего. Она не слышала, о чем говорили братья, потому что все смотрели только на нее. И Тарк, и Эмсель стояли слишком далеко, и им было трудно сказать что-то, но, даже посмотрев на них, она могла почувствовать взрыв гнева в их глазах, когда они не увидели лестницы в окне. - Переговоры были бы вполне закончены, если бы мы попытались, — тихо добавил Эмселион...
21 November
Григорий Остапович