0
subscribers
Nothing new at the moment
Loading...
Дин Винчестер
"Рамон, он..." "Ш-ш-ш, Кайла, я знаю". Рамон нервно огляделся вокруг. "Хосе просто осторожен", - сказал он. "В последнее время у нас здесь были неприятности; сейчас мы должны быть очень осторожны". Они проходили мимо одного из недорогих парикмахерских, и Кайла увидела себя в витрине, длинные вьющиеся каштановые волосы, спадающие на плечи и на глаза. Она поймала руку Рамона. "Можно мне постричься?" Он с любопытством посмотрел на нее. "Но у тебя очень красивые волосы. Почему ты хочешь их подстричь?" "Да ладно, Карлос дал тебе много баксов. Разве я не могу тоже подстричься?". Она вошла в магазин, прежде чем он успел сказать "нет", и подошла к прилавку...
25 November
Дин Винчестер
Первый шаг, подумала она, - это организоваться. Составить план. Она сердито смахнула слезы с глаз и начала исследовать спальню, открывая каждый ящик комода в поисках чего-нибудь полезного. Верхний ящик был заполнен красивым нижним бельем, кружевным и шелковым. Под ним были два ящика с джинсами и сложенными блузками. Ничего полезного. В четвертом ящике было не намного лучше. В нем в основном хранилась женская обувь: одна пара модных туфель на каблуках и пара пар дешевых туфель из плетеной кожи. Джекпот был в одной из обувных коробок: никакой обуви, только маленькое зеркальце, несколько бритвенных лезвий и небольшой пакетик с белым порошком...
25 November
Дин Винчестер
Дрожащими руками Кайла сняла серебряные серьги. Она на мгновение задержала их в руке, а затем бросила на пол. Они звякнули о потертый линолеум. "Вот, возьми их, они твои", - жестко сказала она. Глаза Карлоса сузились еще больше. "Подними их и отдай Роберте". "Эта маленькая сучка может сама их собрать..." "Подними их и отдай Роберте", - сказал он голосом, похожим на лед. Кайла опустилась на колени и подняла серебряные петли, передавая их Роберте. Со всем достоинством, на которое она была способна, она прошла по коридору в спальню. Она легла лицом вниз на кровать, стараясь не заплакать. Она не смогла остановить первые слезы и сердито вытерла их...
25 November
Дин Винчестер
Они ушли, женщина все еще пыталась спорить. Кайла смотрела в окно, размышляя, стоит ли ей прыгать. Лучше подождать, пока я смогу выбраться отсюда без риска сломать себе шею, подумала она и с ужасом поняла, что хочет есть. И голова больше не болела, хотя нутро все еще болело - слабое напоминание о ножевом ранении. Она чувствовала себя измученной, каждый мускул ее тела болел так, словно кто-то несколько часов колотил по нему кирпичом. И голодной. Очень голодной. Через открытую дверь доносился запах горячей еды, и ей захотелось забыть о страхе перед этими людьми и о том, что они собираются с ней сделать, и выйти на улицу за пределы спальни...
25 November
Дин Винчестер
Дальше по короткому коридору была спальня. Мужчины позволили ей упасть на большую кровать в углу комнаты. Несколько минут она просто лежала среди смятых простыней и одеял, вспоминая, каково это - дышать без боли. Через несколько минут она почувствовала, что может снова сесть без боли. Она все еще чувствовала себя ужасно, но, по крайней мере, все было не так плохо, как раньше. Молодой человек стоял в дверях и наблюдал за ней. Зачем они привели меня сюда, что им от меня нужно? Она молча смотрела себе под ноги, потом подняла взгляд на него. Он все еще стоял там, просто глядя на нее. Он был не так...
25 November
Subscribe if you like this
That way, you'll never miss a story by this author
Дин Винчестер
"Она исцелится сама", - сказал красивый мужчина, и она услышала смех в его голосе. "Или не вылечится, в таком случае она не имеет для нас значения". Ублюдок, подумала она, деревянный пол шершаво прижался к ее щеке. Боль обрушивалась на нее волнами, каждая волна была выше предыдущей. Кайла закрыла глаза, чувствуя теплую кровь на своей коже, и подумала, каково это - умереть. Сквозь закрытые глаза она увидела, что свет становится ярче. Ее руки, а затем и все тело словно горели, сжигая ее изнутри. Она открыла глаза и увидела, что все мужчины смотрят на нее, на узоры голубого света, которые струились по ее телу...
25 November