Nothing new at the moment
Loading...
[ Флориан Иллиес. 1929 — 1939. Любовь в эпоху ненависти. Хроники одного чувства ]

«Вспомни тот день, тот летний день,

когда люди в европейских городах

в последний раз свободно и без страха

сидели в кафе, смеялись и спорили

с быстрыми жестами и робкими взглядами

из архивной кинохроники,

в синем тумане сигарет над тротуарами»

Симона де Бовуар и Жан Поль Сартр обедают в кафе и философствуют, Фрэнсис и Зельда Фитцджеральд спорят о том, кто из них имеет право быть писателем, Эрих Мария Ремарк влюбляется в Марлен Дитрих, Набоков проигрывает своей жене и признаётся в измене, Пикассо видит в Марии-Терезе свою музу… Писатели и писательницы, художники и их музы, ставшие творцами, фотографы, актрисы, философы, даже политики, диктаторы и императоры — всех объединяет любовь и надвигающаяся мировая катастрофа.

Что бы не происходило в мире, любовь, какой бы она ни была, остаётся тем якорем, который держит человечество в океане безумия. Даже если сами влюблённые те ещё безумцы. Особенно если влюблённые совершенные безумцы. Именно о них пишет в этой книге Иллиес, намекая на то, как неумолимо циклична человеческая история, ведь читая о людях и событиях, происходящих в 30-х годах прошлого столетия, невольно проводишь параллели с настоящим и грядущим будущем.

Иллиес по крупицам и мелким обрывкам памяти людей воссоздаёт настоящее путешествие в прошлое накануне эпохи ненависти, краха культуры и гуманизма.
2 days ago
[ Андрей Аствацатуров. Хаос и симметрия ]

У Аствацатурова есть художественные произведения, где героя чаще всего воспринимают так, как будто писатель описывает самого себя, а есть вот такие замечательные вещи, где читатель, даже если он не филолог, может погрузиться в мир пристального прочтения авторов дальше узнавания сюжета.

Сам Аствацатуров говорит, что эта книжка для тех, кто хочет не просто читать, а разбираться в прочитанных текстах, даже подмечать приёмы и секреты писателей.

Во время чтения этой книги кажется, как будто в своих статьях о литературе США и Великобритании. Писатель чувствует себя более расслабленным и настроен на скорее даже неформальное общение с читателем. Как будто бы общаясь со своими студентами. Всё-таки он специализируется на зарубежной литературе. При чтении статей о современных российских авторах такого ощущения не возникало. Из сборника о российских авторах самыми интересными для меня стали первые две главы — о Елизарове и о Сенчине. Скорее всего из-за того, что Елизарова я читала, а о Сенчине что-то слышала. А может и из-за того, что оба этих писателя чем-то друг на друга похожи.

Возможно именно эта книжка побудит вас глубже погрузиться в мир литературы. Аствацатуров предлагает для этого в своей книжке не один способ.
2 weeks ago
[Владимир Набоков. Король, дама, валет]

Франц — маленький человечек из бедной семьи едет к своему дяде — удачливому коммерсанту Драйеру и его жене Марте, чтобы получить работу. Между Францем и Мартой завязывается роман, но в силу финансовой несостоятельности новоявленного кавалера, Марта не может просто так уйти от мужа и, возомнив себя провинциальной леди Макбет, Марта и Франц сговариваются убить Драйера.

Этот роман мог быть обычной историей об адюльтере с элементом детектива, если бы не был написан Набоковым. Его персонажи такие же картонные и неживые, будто карточные фигуры, пляшущие по заранее выверенным правилам игры. Партия окончена и писатель уже отложил их с глаз долой. Ко всей троице героев Набоков относится равнодушно, даже с неприязнью, а их мир наполнен эфемерными и ненастоящими вещами — мимолетные встречи, фокусничающий арендодатель, похожий скорее на персонажа из сказки Гофмана, механические движущиеся манекены в магазине Драйера.

При этом в условностях настоящей карточной игры, которой подчиняются события в романе, происходящее совершенно закономерно: король всегда сильная карта, а валет прислуживает даме и не способен составить конкуренцию королю. Только вот любовь рыцаря к своей даме сердца оказывается вовсе не платонической, а дама не такой уж благородной. Финал же будет доведен до ужасающего абсурда так, что карты и вовсе захочется сжечь.
3 weeks ago
Мидлмарч — это вымышленный провинциальный английский городок, где и происходит действие романа. Как и приличествует провинции, персонажи этот городок населяют разные и непременно колоритные — Доротея Брук, мечтающая наладить жизнь бедняков и изобретающая бесконечное количество архитектурных проектов, мистер Лидгейт — талантливый, но бесконечно наивный врач, Эдвард Кейсабон — чванливый, эгоистичный пожилой священник, чьим делом жизни становится завершение своего бесполезного ученого труда, его молодой...
3 weeks ago
[ Дадзай Осаму. Исповедь «неполноценного» человека ]

Литература японских писателей часто может вызвать недоумение или непонимание. Для кого-то язык кажется чрезмерно натуралистичным или вульгарным, для кого-то пространные рассуждения писателя могут показаться вовсе не имеющими смысла.

На мой взгляд японская проза чрезвычайно близка русской. Не случайно нет-нет да проскользнёт упоминание Достоевского то у одного, то у другого японца.⠀

Дадзай — явление уникальное, писателю удалось создать концентрированное чувство безнадёжности, бессмысленности существования и отторжения от общества, близкое и европейским экзистенциалистам, и русской надрывной прозе и, конечно, характерно японской прозе.

Это небольшое автобиографичное произведение в котором Дадзай препарирует свою жизнь и свою душу, не скрывая и не утаивая даже самые унизительные и неприятные детали. Это и проработка травмы, как сказали бы, нынешние исследователи (за тем только исключением, что писательство не становится спасением для Дадзая), и, безусловно, исповедь, вызывающая самые тяжелые эмоции, которые и заставляют обозначить героя «неполноценным».
1 month ago
Subscribe if you like this
That way, you'll never miss a story by this author
[ Сюсаку Эндо. Посвисти для нас ]

Очередная остросоциальная драма от Сюсаку Эндо. На этот раз человеческие грехи препарируются с хирургической точностью не только фигурально, но и практически буквально (мы все-таки говорим о художественном вымысле). Потому что один из героев книги на этот раз — врач-онколог.⠀

Главный герой вспоминает о своем детстве, о странноватом друге и его великой истории любви, пронесенной через многие годы. О войне, и её влиянии на судьбы поколений, о том, насколько разным может быть выбранный путь и средства по пути к достижению цели.

Остаются ли счастливыми те, кому удалось остаться в живых? Пройдя через мясорубку войны, умершие получают успокоение на небесах, выжившим остается мясорубка эмоциональная, тот самый синдром выжившего: а заслуживаю ли я того, что остался в живых?

Грустная история о том, каких чудовищных масштабов может достичь разрыв между поколениями.⠀

 «Раз так... может, посвистишь для нас? В школе у тебя классно получалось. Для неё и для меня».
1 month ago
Updating