Чунцин – город контрастов

Самолет, осуществлявший рейс по маршруту: Урумчи – Чунцин, милостью небес совершил непростую посадку в аэропорту назначения. Видимость, в которой китайские пилоты оказались вынужденными садиться на аэродром, была чуть ли не нулевая. Виной тому густейший туман, который, как потом мы узнали, в здешних краях совсем не редкость.

Уже на второй день пребывания в Чунцине, на родине Lifan, автор этих строк, как коренной петербуржец, привыкший к сырой и влажной погоде, для себя резюмировал примерно так: бывает на Земле и хуже нашего. Память «высветила» известное высказывание гениального Джерома К. Джерома: «Если нельзя управлять погодой, то можно не обращать на нее внимания». Посоветовавшись с коллегами, решили следовать этой нехитрой мудрости.

Дело в том, поведала молодая китаяночка по имени Masha, сопровождавшая нашу группу в качестве переводчика, что солнца в Чунцине практически не бывает – такова уж природная «милость». Серости климатической картине добавляет и промышленность. А она тут развита так, что нам, стремящимся модернизировать свою «туманную» действительность, и не снилось. Судите сами: в 7,5-миллионном Чунцине - далеко не самом густонаселенном мегаполисе КНР (в регионе, как все время подчеркивают местные жители, проживает свыше 30 млн человек) - 4 автомобилестроительных предприятия. Прибавьте к этому 400 заводов, так или иначе обслуживающих эти производства, да еще бесчисленное количество мануфактур, ориентированных на все сферы жизнедеятельности человека. Вот и вырисовывается «экокартина».

Китайцам – что!... Они тут рождаются, живут, учатся, работают, любятся и старятся. Мяса потребляют немного, в основном – зелень, морепродукты, плоды и корнеплоды. С 6 утра у офисов центральной части «небоскребного» Чунцина старики и те, кто скоро станет пенсионерами, медитируют в стиле у-шу. Чуть позже на затуманенных городских площадках появляются старики, желающие повальсировать парами - вспомнить молодость. Вечером, после работы, танцы вновь в почете. Народец кучкуется у «поющих» фонтанов, чья мощная струя достигает высоты 15 этажа – аккурат половина небоскреба – нашей гостиницы.

Европейцев в Чунцине немного. Поэтому для местных жителей люди с не таким, как у них, разрезом глаз, представляют особый, антропологический интерес. Несколько раз над нами откровенно смеялись, тыкали пальцами, пару раз даже пощупали – проверили, из какого теста мы слеплены. Столь откровенное «панибратство» особенно сильно проявлялось в микрорайонах, которые почему-то хочется окрестить «гетто» - уж больно сильно они контрастируют с цивильно-капиталистическим ядром мегаполиса. Пару кварталов от 5-звездочного отеля, и вы – как «пластрон на блюдце».

Зато и нам, европейцам, есть, что здесь посмотреть, то бишь прочувствовать местный колорит. Идем с товарищами по темной, заросшей широколиственными деревьями улочке, и наблюдаем весь срез нижнего слоя социальной лестницы. Везде и всюду играют в карты. Тут же умелец-горлопан лихо разделывает свежую рыбу и что-то громко-веселое  рассказывает приятелю на другой стороне проезжей части.

Тот, в свою очередь, также не бездельничает - бодренько штопает на стареньком «Зингере» (или его китайском аналоге) прохудившиеся панталоны. Подкатывает арба, вся усыпанная «толстощекими»  помидорами (у нас такие обычно именуют «бычьим сердцем»). Бедно одетые детишки пристают с просьбой побаловать их юанем-другим. В воздухе – запах различных специй, курева и, как нам показалось чего-то запрещенного.  

То и дело вокруг вас бегают собаки. Им все равно, где крутить хвостами – на тротуаре или на оживленном перекрестке. Подумаешь, можно угодить под колеса автомобиля! Да и можно ли трехколесную моторикшу назвать тотемным словом «автомобиль»!? Этих «консервных банок» в трущобах полным-полно. Спросом у пассажиров они пользуются немалым – юркие, компактные, стрекочущие аки швейные машинки…

Кстати, «трехколесок» в городе «темная туча». Смотрим с коллегой издалека – Daewoo Matiz. Подходим поближе – ешкин кот, облик Matiz, но, простите, не он. Шильдик на корме - пойди-прочитай! Да еще на трех колесах.

Или вот классический Citroen C4 в прежнем кузове. «Ба, - хотелось воскликнуть. - А ты, парень-француз, как сюда попал? Но ведь не C4, хоть расстреляйте. «C-Quatre»! Не больше – не меньше. У нас Chevrolet Aveo, у них - Chevrolet Sail. Или вот типичный VW Bora. Присмотрелись поближе – VW Lavida.

Но это еще не самый сок. Китайцы не были бы собой, если бы на заведомо откровенную автоподделку не ответили другой, не менее рисковой подменой. Грузовая марка Foton, вроде как, у нас известна. Но вряд ли - бьюсь об заклад - вы что-нибудь слышали о бренде Ftono. Эти два большегруза аккурат следовали по магистрали параллельно друг другу, когда наш экскурсионный автобус поравнялся с китайскими «близнецами». Поверьте: если бы не переставленные буквы – машины отличить было бы проблематично.

Сами китайцы любят немецкие автомобили. Это бросилось в глаза. «Фольксвагенов», «Ауди», «Мерседесов» у них столько же, как и своих брендов, многие из которых мы, честно говоря, видели в первый раз. В достатке также «японцев» и «американцев», особенно «Бьюиков», причем, вся эта разношерстная и «многонациональная» автомасса выпускается здесь же, в Китае. Ввозные пошлины в КНР такие, что импортировать машины не имеет никакого смысла. Вот и клонируют себе на радость.

Исключение, пожалуй, составляют неоднократно «запеленгованные» нами Rolls-Royce, Aston Martin, Lamborghini. Вслед этим красавцам оборачиваются не только откровенно бедно одетые трудяги, но и с иголочки отутюженные франты. Последние, как легко предположить, экипируются в модных бутиках, коих в центральной части Чунцина немало. Цены в них совсем не китайские (в нашем понимании), а в повседневной моде китайцы ориентируются, как ни странно, на Южную Корею. С Японией у КНР, согласно информации наших гидов, отношения «не очень». А вот с другими приграничными соседями дружба недавно возродилась. Чему все рады.

Чунцин особо красив ночью, с воды. Нам повезло, нас катали на пароходе по знаменитой р. Янцзы. Прибрежные небоскребы, количество которых сосчитать нет никакой возможности (город располагается на территории 400x400 км), светятся миллионами разноцветных огней. Многие фасады выступают в качестве огромнейших TV-экранов. Честно говоря, завораживает.

Небоскребы натыканы везде, где только можно. В том числе над мощными автотоннелями. Высотность зданий примерно одинаковая – 30-35 этажей. Правда, некоторые, ныне возводимые дома вырастают и до 50 этажей. О доступности жилья для населения говорят следующие цифры: 30–35 тыс. руб. за кв. метр (на наши деньги). Правда, если речь идет о таких социально ориентированных профессиях, как учитель, полицейский и врач, то для них покупка квартиры обходится и того дешевле – порядка 10–12 тыс. руб. Да и зарплата у «социалов», по нашим меркам, приличная – 50–70 тыс. руб.

Зачастую между небоскребами проложены виадуки, путепроводы и монорельсовые дороги. Причем, некоторые развязки поражают своей «запутанностью» - пойди, разберись, как они, китайцы, умудряются ездить в 4–5 ярусов. Много надземных пешеходных переходов, причем, самые новые из них оборудованы эскалаторами (и это – под открытым небом!).

Ездят китайцы грубовато. Невольно вспоминается каирский «муравейник», с его хаотичностью. Подрезания, перестроения из ряда в ряд без соответствующих сигналов – в порядке вещей. При этом лица водителей, не в пример нашим, эмоциональным, на удивление спокойны – будто вокруг ничего происходит, все друзья и товарищи. Читать далее...