По земле Ломоносовской...

31.07.2018

Наступают очередные выходные, и мы устремляемся на свои загородные участки, стремясь обогнать коллег по потоку и не замечая на своем пути ровным счетом ничего. Едем по тому же Ломоносовскому району, думая, как бы поскорее полить лук на своем огороде, а то, что места эти богаты и разнообразны историческими фактами, нам и невдомек.

Обидно, конечно же, слышать в свой адрес про тех Иванов, что родства не помнят, но кроме нас в этом, согласитесь, никто не виноват. Хотя, к счастью, нет-нет и встречаются люди образованные, этакие пытливые умы, чей кругозор должен постоянно шириться. Полагаем, что этой категории автомобилистов будет небезынтересно узнать, что такие некрупные и примелькавшиеся, на первый взгляд, населенные пункты Ломоносовского района, как Ропша, Гостилицы и Лопухинка, могут запросто посоперничать в плане исторического богатства с именитыми соседями типа Ораниенбаума и Петродворца.

Попасть в Гостилицы из Санкт-Петербурга проще простого. Едем по КАД в сторону Кронштадта до развязки с соответствующим указателем. По километражу это немного. Скажем, от Купчино до этой развязки примерно 50 км. Камер видеофиксации на этом участке Кольцевой еще не смонтировано, поэтому многие автомобилисты едут, мягко говоря, очень быстро.

Ораниенбаумский плацдарм

На развязке уходим на Гостилицкое шоссе, с этого перекрестка до Гостилиц всего17 км. Дорога вполне приличная, с разметкой, так что комфортные условия передвижения вам обеспечены. Но прежде чем вы окажетесь в этом населенном пункте, обратите внимание на памятник под названием «Атака» (1957 г.), расположенный на 8 км Гостилицкого шоссе (всего через несколько сотен метров от поворота с КАД).

Архитектор А.И. Алымов установил на 6-метровый пьедестал танк Т-34, как бы взметнувшийся яростно ввысь, замерший в мощном рывке на решающую атаку. Надпись на пьедестале гласит: «Здесь проходила линия обороны Ораниенбаумского плацдарма в годы героической защиты Ленинграда 1941-1944». Памятник входит в Зеленый Пояс Славы. А танк – один из 204 ему аналогичных из 2-го танкового полка, воевавших на плацдарме вместе с моряками Балтики.

Размеры плацдарма сравнительно невелики: порядка 65 км по берегу Финского залива. Эта земля обильно полита кровью ее защитников, державших маленький клочок земли в течение 29 месяцев. Ораниенбаумский «пятачок» стал непреодолимым препятствием для фашистов и не позволил им прорваться к заливу, чтобы «утопить Кронштадт в море», а Ленинград «стереть с лица земли». Ветераны ВОВ рассказывали, что хлебный паек здесь был даже меньше того, что получали жители блокадного Ленинграда, то есть всего 100 граммов…

Интересно, что через 2 км в направлении все тех же Гостилиц есть еще один памятник, посвященный войне. Это «Якорь» - мемориал, который также входит в Зеленый Пояс Славы. Памятник (1967 г.) представляет собой 2 совмещенные бетонные плиты, прорезанные амбразурами. На одной из плит укреплена мемориальная доска с фамилиями курсантов и офицеров, павших на этом рубеже. Перед мемориалом – корабельный якорь. Памятник сооружен на месте, где в сентябре 1941 года батальон курсантов Военно-морского хозяйственного интендантского училища ВМФ остановил наступление фашистов. Ветераны говорят, что немцы сильно боялись советских моряков, зачастую плохо вооруженных, называя их «черной смертью»…

Дворцовый ансамбль Гостилиц

Название деревни, где в XVIII веке появился великолепный Гостилицкий дворец, происходит от слова «гостило» (купец, заезжий человек) и встречается еще в переписи Новгородских земель XVI века.

В 1731 году Гостилицы получил в подарок от императрицы Анны Иоанновны знаменитый инженер Миних. Он сразу взялся за обустройство территории – перекрыл плотиной речное русло, а в образовавшемся пруде стал разводить форель. Над прудом был разбит обширный парк. У плотины построил мельницу. Очень скоро Миних попал в опалу, а имение отошло ближайшему фавориту новой императрицы Елизаветы – А.Г. Разумовскому.

Деревянные постройки Миниха быстро перестроили в роскошный каменный дворец. В Гостилицах Разумовский жил по-царски, частенько устраивал праздники для императрицы, навещавшей своего фаворита.  Кстати: Елизавета любила приезжать в усадьбу неожиданно. Чтобы быть готовым к ее приезду, Разумовский построил на близлежащей горе-возвышенности колокольню со смотровой башней. Наблюдающие с башни, завидев царский эскорт, звонили в колокола. С тех пор гору эту величают Колокольней.

В историю ВОВ гора Колокольня вошла под названием «высота 105.3». Она была на переднем плане обороны Ораниенбаумского плацдарма. Здесь, не сдав врагу рубежи, погибли тысячи советских солдат

Гостилицкий дворец, Чайный домик, «кавалерские» корпуса и Эрмитаж, оранжереи и теплицы, фонтаны и каскады, мостики – таким был местный парк в XVIII веке. В 1824 году имение Разумовских переходит Потемкину. Начинается строительство нового усадебного барского дома в стиле «новой готики». В целом, дворец стал напоминать замок. Сегодня от него остались одни лишь руины. Из построек усадьбы уцелели церковь, Чайный павильон, хоздвор, конюшня и оранжереи.

Интересный факт: в Гостилицы однажды приехала будущая императрица Екатерина II с мужем. После торжеств они остались ночевать во дворце. Перекрытия здания неожиданно рухнули и чуть не погребли под собой будущих властителей России.

Радоновые озера Лопухинки

От Гостилиц до Лопухинки всего несколько километров по тому же шоссе. Сегодня это - государственный природный заказник, один из самых живописных уголков Ломоносовского района. На окраине деревни есть огромный овраг глубиной в несколько десятков метров. По его дну протекает небольшая речка Рудица. Склон оврага – отвесная скала, сложенная известняками. Они настолько древние, что в них можно найти окаменелости морских моллюсков и даже древнейших ископаемых – триболитов.

В XIX веке Рудица была перегорожена плотиной, которая образовала небольшое озеро. От примеси радона оно небесно-голубое с прозеленью и прозрачное. На значительной глубине видно дно. Это и есть результат воздействия радона, препятствующего развитию планктона.Трудно даже представить, что в окрестностях Санкт-Петербурга есть озеро, подобное Рице или пятигорскому Провалу. И это – на фоне большинства водоемов Ленобласти, вода которых имеет свинцовый цвет.

Такие озера в старину называли «заколдованными» - в непривычной красоте озера чувствуется что-то настораживающее. Вода озер традиционно считалась лечебной: в XIX веке здесь располагалась водолечебница (когда плату за лечение повысили – проект обанкротился). Из Петергофа в Лопухинку 2 раза в неделю ходил дилижанс.

Заметная часть состоятельных людей того времени предпочитала ездить лечиться и отдыхать на воды в Лопухинку, нежели в Европу. Лечили преимущественно от ревматизма, при этом приезжали пациенты с невралгическими, инфекционными и кожными заболеваниями. 

Добраться до озер с плотиной несложно: после площади д. Лопухинка через 200 метров первый поворот направо (у часовни). Порядка 250-300 метров по грунтовой дороге до усадьбы Лопухинка. Слева от усадьбы начинается лестница вниз к радоновым озерам. 

Привлекает внимание название поселка Лопухинка. Ведь Лопухины – опальная при Петре I фамилия. В частности, первая жена императора Евдокия Лопухина была заключена в темницу. Как бы то ни было, но документально отмечено, что в середине XVIII века имение принадлежало дворянину и советнику Никите Лопухину. После него усадьба переходило из рук в руки. В 1794 году имением владел обер-секретарь Сената Иван Хмельницкий, а с начала XIX века – генерал К.Ф. Геринг.

В 30-е годы XIX века Лопухинку арендовал знаменитый мореплаватель Фаддей Беллингсгаузен. Он совершил кругосветное плавание на фрегате «Надежда», руководил морской экспедицией (1819-1821 г.г.), во время которой была открыта Антарктида, а с 1839 года был военным губернатором Кронштадта. В Лопухинке адмирал организовал курорт для моряков – ветеранов кругосветных плаваний.

От Лопухинки ведет прямая дорога в Копорье, знаменитое своей средневековой крепостью. Проехав немного от Лопухинки на запад Ленобласти, можно заприметить вдалеке трубы Сосновоборской ЛАЭС, а еще спустя пару-тройку километров, через поле, огромный камень-валун. Это реликтовый камень, времен Ледникового периода. Однако, кто-то выдумал красивую историю о, якобы, том асом камне, что везли в Санкт-Петербург для обустройства постамента памятнику «Медный всадник» и оборонили в пути…

Таинственная Ропша

Здесь мы вернемся на дорогу в направлении Гостилиц и, посредством навигатора (или карты автодорог), выберемся на трассу Н156. Она быстро выведет нас к Ропше, последней точке нашего локального  автопутешествия.

Первые поселения появились тут в эпоху неолита (5-6 тыс. лет назад). Коренное население здешних мест – финские племена – чудь, ижора, водь. Ильменские словене пришли сюда в VIII-IX веках. Их жизнедеятельность изменила облик края, поскольку они использовали подсечно-огневую форму земледелия, выжигая коренные таежные леса.

В Новгородских писцовых книгах XVI века упомянуто село Храпша (от имени собственного). Известно также, что в 1500 году в нем насчитывалось 43 двора на 58 жителей. Затем край был захвачен шведами и становится собственностью вассала шведского короля, генерала Бергенгейма. После освобождения края от шведов в 1710 году и в ознаменование побед в Северной войне Петр I раздал своим приближенным освобожденные земли, однако Стрельну, Петергоф и Ропшу оставил за собой. Современники называли Ропшу любимой усадьбой Петра.

Особенно многолюдно в Ропше было в 1720-х годах, когда шло бурное строительство выводов для Петергофских фонтанов (до сих пор естественный ток воды питает знаменитые фонтаны). По указанию императора были сооружены дворец и церковь, а в парке открыты каналы и устроен невысокий оборонительный вал. Узнав от местных жителей о целебных ропшинских источниках (на поверхность тут выходят гидрокарбонатные минеральные родники «Иордань»), Петр I создал в Ропше, у т.н. Княжьей горки, «лечебную усадьбу» и в 1713 году посещал этот первый «российский курорт».

Впоследствии Ропша становится загородной резиденцией императрицы Елизаветы Петровны и перестраивается придворным архитектором Растрелли в стиле барокко. Ропша сразу становится грандиозным по живописности ансамблем, достигает наивысшего расцвета. Однако, довольно быстро наступает период запустения и упадка. Это было связано с таинственным убийством императора Петра III. После его смерти Екатерина II писала: «О Ропше не вспоминать!», «Упоминание о Ропше неугодно» - вторили цензоры. Таинственность и мистика навсегда окутали Ропшу. В конце XVIII века Павел I возродил Ропшинское имение в память об убитом здесь отце. Восстановление шло втайне от Екатерины II, дабы избежать ее гнева. Читать далее