Изображая человеческий свет

29 January 2020

Несколько лет назад, в музее святой блаженной Ксении Петербургской я познакомился с творчеством художника Александра Простева. Разумеется, первые встреченные мною его картины были посвящены тематике музея, а поразительные они были тем, что в них не было напрочь нарочито елейного изображения святой. Художник изображал обычную женщину, в разных возрастах её жизни, ровно такую, которую каждый из нас мог бы встретить на улице.

Здесь и далее иллюстрации с сайта https://danilovmaster.ru/reproductions_prostev_3206.html
Здесь и далее иллюстрации с сайта https://danilovmaster.ru/reproductions_prostev_3206.html

Но при этом, однозначно чувствовалось, что это не просто история человека, здесь, если угодно - история света, который, конечно, присутствует в каждом человеке, но не каждый умеет его явить миру. Часто, как в случае с блаженной, приходится отрешиться от мира, чтобы он его увидел.

«Итак, если свет, который в тебе, – тьма, то какова же тьма? (Мф 6:23)»

Но как художнику удаётся передать свет так, чтобы люди поняли природу этого света? С этим и другими вопросами мы обратились непосредственно к самому Александру Простеву, иконописцу и художнику. А заодно посмотрим на ряд его произведений.

- Начнём с самого начала. Когда-то вы были простым советским мальчиком, который знал, что Ленин вечно жив, а впереди победа коммунизма. Откуда в Вас появилась тяга к изображению мира иного? С чего Вы начинали?

- В человеке есть онтологическая основа, неизменная сердцевина, на которую мало влияет окружающая действительность. Более того, когда что-то навязывается этой сердцевине, чему она не доверяет, она начинает сопротивляться. У меня же даже сопротивления не было. Потому, что в то, что «Ленин вечно жив, а впереди победа коммунизма», я не то что не верил, а просто не думал об этом. Дети, поверьте, заняты своими детскими, более интересными для них вопросами. При этом все дети, как известно, рисуют. Интерес к «миру иному» заложен в ребёнке изначально. Ведь детская сказка – это тоже «мир иной». И сказка про Иванушку-царевича для ребёнка намного интереснее и понятнее, чем сказка о победе коммунизма. Но я понимаю, что Вы имеете в виду, когда говорите о «мире ином». Интерес к этому миру появляется уже в более взрослом возрасте. Ф.М. Достоевский утверждал, что «русский – значит православный». Этот мир или притягивает человека, или нет. Меня он притянул. А начинал я с того, что в детстве, как все, начал рисовать, и с тех пор так и не остановился.

Свете светлый серия (Зимняя лепота)
Свете светлый серия (Зимняя лепота)

- Ваше творчество иногда называют «Ангельский реализм», а как Вы сами охарактеризовали его?

- «Ангельским реализмом» назвал мою живопись замечательный поэт, прозаик и эссеист Станислав Минаков. Это он автор этого определения. Я же, честно сказать, не задумывался об этом. Просто изображаю то, что люблю и то, что меня притягивает. Мир горний – это Царство Божие, мир ангелов и святых. Вот это и есть высшая реальность, реализм, который наиболее полно выражен в иконе и религиозной живописи. А то, что обычно называют «реализмом» - это, по сути, одно из проявлений натурализма, в котором отражается мир дольний. Но я чужд какой-то экзальтации. На самом деле нет чёткой границы между горним и дольним. К примеру, наши ангелы-хранители рядом с нами! Просто в нашем мире есть то, что человек не всегда видит и чувствует. Но если почувствовать и увидеть, как мир земной переплетён с миром небесным, то эту реальность вполне можно назвать «ангельским реализмом», в котором есть место и ангелу, и человеку, и земле, на которой ты живёшь.

Башмаки блаженной Ксении Петербургской
Башмаки блаженной Ксении Петербургской

- Когда Вы пишите иконы, то понимаете, что люди будут молиться, глядя на них, а какая цель у Вашей живописи, что должен я почувствовать или сделать, глядя на Ваши картины?

Я бы хотел, чтобы моя живопись просто напомнила человеку о том, что мир светел, несмотря ни на что. Этому посвящена, пожалуй, самая любимая мною живописная серия картин «Свете Светлый». Ещё я называю эту серию «картинки из глубинки». В этих картинках есть что-то детское, а детство – это «глубинка» души, в которую надо время от времени возвращаться, как на свою малую родину. Взрослые ошибаются, считая детское видение мира наивным и несерьёзным. Скорее всего его нужно называть «базовым», «основополагающим». Такое видение мира – изначальное, свежее, которое присуще человеку на заре его личного бытия – как источник чистой реки, никуда не пропадает. Детская душа как никакая другая – христианка, хотя ещё не знает о мировых религиях и конфессиях.

Свете светлый серия (Борьба Ангела)
Свете светлый серия (Борьба Ангела)

Религиозное чувство очень многогранно: например, человек любуется красивым пейзажем и испытывает чувство радости. Эта радость – по сути неосознанная благодарственная молитва Творцу за его прекрасное творение. Такая религиозность, ещё не осознанная, но радостная, есть результат свежести бытия, причина искренности. «Мы родом из детства, словно из какой-нибудь страны…» Так считал удивительный человек, лётчик, писатель Антуан де Сент-Экзюпери. Я уверен, что маленький ребёнок – это человек с большой буквы: он не фальшивит, не бывает пошлым, не способен на коварство и двуличие. Не даром же Господь говорит: «Будьте как дети». Понятно, что имеется в виду не возраст, а чистое состояние сердца человека. Конечно, ребёнок ещё не знает всего о человеческой действительности, но он чувствует главное – то, что свет Божий светел. И это главная ценность и опыт, достающиеся нам от детства. Ведь свет Божий действительно светел, несмотря ни на что. Хорошо бы с возрастом не утерять это чувство, не зачерстветь, покрывшись наносной житейской шелухой. Свет, о котором идёт речь – внутри нас, и он помогает жить. Вот об этом я и хочу сказать своими картинами, которые я ещё называю «православной живописью».

Прп. Трифон Кольский и медведь
Прп. Трифон Кольский и медведь

- Как церковь относится к Вашим картинам?

-Хорошо относится. Я знаю, что есть несколько монастырей, в которых находятся десятки репродукций моих картин, особенно из серии «Свете Светлый». А издание, а затем и переиздание альбома «Блаженная Ксения Петербургская» осуществило Общество памяти игумении Таисии, духовником которого является замечательный человек, иеромонах Александр (Фаут). Этот альбом рекомендован к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви.

- Что помогает Вам передать свет, который сияет в людях? Ведь на Ваших картинах он явлен не только у святых, но часто в обычных людях и, казалось бы, бытовых сюжетах?

-Вот видите, какие слова прозвучали в Вашем вопросе: «…свет, который сияет в людях». Значит Вы сами чувствуете этот свет. Иначе Вы могли бы задать вопрос по-иному, например - с чего вы взяли, что этот свет вообще существует? В том-то и дело, что этот свет – реальность. Именно это помогает передать его в живописи. Наиболее зримо этот свет явлен нам в святых. Но и в обычных людях, в бытовых сюжетах он тоже часто явлен. Повторюсь – между миром горним и дольним нет чёткой границы. Если жить, не только уткнувшись себе под ноги, но и чувствовать Небо над головой, то будет невозможно не замечать этого. Чувство земного и небесного в сложении даёт ощущение полноты жизни, радости творчества или даже простой работы. А это очень важно! Этот свет – отражение Любви, из которой Бог создал этот мир. А мы, люди - увы! - исковеркали уже многое, в том числе и в самих себе. Но это уже другая тема.

После зимы. Солнышко для Ксении.
После зимы. Солнышко для Ксении.

- Вы изображали житие Ксении Петербургской, Сергия Радонежского, Петра и Февронии. По какому принципу Вы выбираете чью жизнь следует показать в живописи? Житие кого Вы нам покажете в ближайшее время?

- Мне кажется, что не художник выбирает тему, а тема выбирает своего художника. Да и вообще - мало ли что ты сам себе придумал? Тут действует какой-то другой механизм. Есть что-то, что приходит свыше и, если есть готовность принять это, то тогда всё и случается, воплощается в конкретное произведение. Я полностью согласен с утверждением, что подлинное искусство всегда искренне и религиозно. Нерелигиозный художник – это что-то неестественное, вроде коровы в Эрмитаже. Не трудно заметить, что искусство, начиная от своего зарождения, всегда было религиозным, и только последние пару столетий оно стало терять её, секуляризироваться. Религиозность – это дополнительное измерение, которым способен обладать только человек. По крупному счёту именно религиозность отличает человека от животного. Во всём остальном можно найти аналогию в той или иной степени: дельфины обнаруживают признаки мышления, бобры – хорошие «строители» и т.п. Об этом можно спорить, но бесспорно то, что животное никогда не молится перед едой. Конечно, я говорю об этом с юмором, но всё же!

Свете светлый серия (Колодец)
Свете светлый серия (Колодец)

Теперь о живописных сериях, посвящённых житиям наших русских святых. Отец Павел Флоренский писал о святых, как о носителях Божественного света, как о людях, преобразивших своё лицо в лик и возвещающих тайны мира невидимого без слов, самим своим видом. Это удивительные слова! Изображать святого – значит прикасаться к этой тайне. Первое живописное житие я посвятил Сергию Радонежскому, второе – святым Петру и Февронии Муромским. Житие блаженной Ксении я писал шесть лет и всё это время, если можно так выразиться, чувствовал её присутствие, ходил по той же гранитной набережной, по которой ступали её изношенные башмаки, заходил в те же петербургские храмы, в которых она молилась. Это были удивительные шесть лет радостного творчества. И свет этот исходил от блаженной Ксении, рождая в душе чувство благодарности, которое как раз и является результатом общения со святым человеком.

Из серии Житие прп. Сергия (великий Князь Дмитрий Донской у преподобного Сергия Радонежского накануне Куликовской битвы)
Из серии Житие прп. Сергия (великий Князь Дмитрий Донской у преподобного Сергия Радонежского накануне Куликовской битвы)

- Что нужно человеку, чтобы самому увидеть современный мир в таком добром свете? Углядеть его в ворчливой соседке, пассажирах метро, коллегах по работе?

- Добрый человек видит мир добрым в своей основе, злой –злым. Любящий излучает любовь всегда, даже в горестных ситуациях. Ненавистник источает ненависть даже без особых на то причин. Попробуй докажи цинику, что в мире есть свет и святая любовь. У циника взгляд на мир иной: у него отсутствуют те «глаза», которыми это можно увидеть; в духовном смысле это своего рода инвалидность. Для начала нужно просто быть добрее. Вот Вы сказали о ворчливой соседке. Когда-то я жил в густонаселённой коммуналке, где соседкой была тучная ворчливая бабка, которая впивалась в меня, худенького студента Академии художеств, как клещ. Не знаю почему у неё на меня была такая идиосинкразия, но доводила она меня до дрожи в конечностях. Я даже старался не попадаться ей на глаза и завидовал Диогену, который жил в бочке, но зато без такой соседки. С тех пор уже прошло не мало лет, и сейчас я вспоминаю о тех событиях как о забавных сюжетах для рассказов в духе Зощенко. Но тогда я нервничал и злился на неё, а сейчас вспоминаю с улыбкой. Вот почему бы сразу было не начать с улыбки? Возможно даже помирились бы мы с этой соседкой.

Домой с ангелом
Домой с ангелом

Но мне тогда просто не хватало юмора и доброты. Конечно, давать советы другим легче, чем попытаться самому воплотить их на практике. Короче говоря, нужно всего-то на-всего быть добрее. Тогда и мир увидишь в добром свете. Потому что свет, о котором идёт речь, без доброты точно не бывает.

Спасибо большое за интервью! А нашим читателям мы посоветуем почитать наш материал о Ксении Петербургской с иллюстрациями Александра Простева.
Также, рекомендуем наше интервью с Владимиром Легойдой об
Августине Блаженном.