Создатели плацкарта со шторками объяснили, зачем убрали рундуки, титан и матрасы

Почему в обновленном плацкарте нет рундука, титана и матрасов, не запачкаются ли тряпочные сиденья и шторки, можно ли вставать на новый стол и не будут ли выливаться горячий чай с верхнего столика на головы путешествующим внизу пассажирам? Разработчики нового плацкартного вагона – сооснователи Студии Иппиарт, кандидаты искусствоведения Дмитрий Назаров и Рейхане Нури – рассказали о причинах этих и других решений.

Дмитрий Назаров и Рейхане Нури. Фото из архива героев публикации.
Дмитрий Назаров и Рейхане Нури. Фото из архива героев публикации.

Обновленные плацкартные вагоны делаются на базе старых вагонов, у которых полностью заменяется «начинка» – таким образом продлевается срок их эксплуатации. Работы проводит тамбовский завод «Вагонреммаш». Обновленный плацкарт уже вышел на маршрут и курсирует в составе поездов 11/12 Москва – Анапа и 19/20 Москва – Ростов-на-Дону. Здесь можно почитать репортаж о поездке в таком вагоне.

«Я не понимаю, почему в старом плацкарте доминирует холодный синий цвет»

– Это не первый вагон, который вы сделали. Что вы проектировали до него?

Дмитрий Назаров: Мы делали дизайн всех вагонов частного перевозчика «ТрансКлассСервис», дизайн вагона повышенной комфортности для РЖД, который сочетает в себе разные классы (впервые он поехал в фирменном поезде «Ингушетия»), оформляли поезд «Гранд-экспресс». Кроме того, мы разрабатывали специальные вагоны для РЖД – например, вагон-учебный класс, вагон-лабораторию. Делали интерьеры для региональных электропоездов Казахских железных дорог. Но нынешняя работа вызвала самый большой резонанс, потому что 70 миллионов человек каждый год ездит в плацкарте.

– Вы говорили, что российские производители иногда заказывают дизайн вагонов за рубежом, а зарубежный дизайнер не понимает наш менталитет. Что Вы имели в виду?

Дмитрий Назаров: Про зарубежный дизайн – это единичные случаи, например, разработку двухэтажных вагонов заказывали итальянцам. Европейцы просто максимально далеки от представления, что такое наши перевозки. В Европе нет таких расстояний и ночных поездов, которые шли бы столько времени, а в Китае аналог плацкарта – он в скоростном поезде. У нас плацкарт – это максимально универсальный вагон, в котором человек может ехать и три часа, и несколько суток. И он должен быть комфортным и для недолгого сидения, и для длительного сна.

Рейхане Нури: И еще наши поезда ездят в разных регионах, то есть там, где бывает от минус 40 до плюс 40. Европейские производители не всегда понимают специфику, что в вагоне могут зайти люди в шубе, а могут – в шортах. И уж точно, если им не сказать, они не сделают столы, рассчитанные на то, что на них будут вставать.

– Вы кардинально переделали плацкарт даже по цветовой гамме. Чем вас не устраивала старая?

Рейхане Нури: Я не понимаю, почему там доминирует холодный синий цвет… Этот холод, учитывая, что Россия – страна и так нетеплая, с этим снегом девять месяцев в году, а где-то и двенадцать (смеется). Психология восприятия пространства – это важно. Заходишь ты в холод или в какое-то теплое и уютное пространство. Особенно, если человеку там неделю ехать.

Дизайн старого плацкартного вагона. Фото из открытых источников.
Дизайн старого плацкартного вагона. Фото из открытых источников.

«Я не хотел бы, чтобы у меня над головой лежала байдарка»

– Давайте пройдемся по главным отличиям и главным претензиям к ним. Начнем с багажа. Почему вы убрали рундук?

Дмитрий Назаров: Это требования антитеррористической безопасности. Кроме того, еще когда я только начал заниматься этим вопросом десять лет назад, услышать жалобы перевозчиков о том, что пассажирам некуда девать большие чемоданы и что рундук надо убирать, было очень частым явлением.

– Что вы скажете тем пассажирам, которые боятся за сохранность вещей?

Дмитрий Назаров: Я скажу так. Во-первых, в вагоне поставили камеры. Так что укатить чемодан незамеченным не получится. А своровать из сумок при желании всегда можно что угодно. Во-вторых, можно купить чемодан, который закрывается на замочек. В-третьих, можно купить в магазине тросик с кодовым замком, пристегнуть его к столу либо металлической опоре под полкой.

Рейхане Нури: И потом, мне кажется, что вытащить чемодан бесшумно не получится. Человек проснется.

Дмитрий Назаров: А ценные вещи надо, конечно, убирать поближе к телу. Мы сделали специальный карман в изголовье, для сумочек и для гаджетов, которые на ночь люди оставляют заряжаться. Поэтому, думаю, если человек туда все сложит и закроет, то они будут в максимальной безопасности.

Верхняя поперечная полка нового плацкартного вагона. Фото Кирилла Балберова.
Верхняя поперечная полка нового плацкартного вагона. Фото Кирилла Балберова.

– Вы уменьшили третью полку. Как теперь возить крупногабаритные вещи?

Дмитрий Назаров: Да, я читал такие отзывы, что «как же мы теперь будем возить свои палатки и велосипеды». Конечно, среди 70 млн пассажиров найдутся, наверное, и те, кто не знает, куда деть параплан. Но правила таковы, что этого и нельзя было перевозить. Для этого есть багажные вагоны и багажные купе. Я понимаю тех, кому теперь некуда положить байдарку. Но, если бы я ехал в плацкарте, я бы не хотел, чтобы у меня над головой лежал такой груз, угрожая свалиться мне на голову. Поэтому там все-таки должна быть разумность какая-то того, что кладется наверх.

– Исходя из какого количества багажа на человека вы рассчитывали вагон?

Дмитрий Назаров: Мы рассчитывали на то, что каждый человек может взять с собой по одному максимально большому пластиковому чемодану, которые все поместятся теперь внизу, когда не стало рундука. На третью полку помещается чемодан среднего размера, даже больше, чем стандартный cabin size (принятый в авиации стандартный размер чемодана ручной клади, который разрешено брать в салон самолета 55 х 40 х 25 см). А на узкую часть полки люди могут положить и рюкзаки какие-то, и спортивные сумки, хотя это задумывалось больше для каких-то личных вещей.

Верхние полки нового плацкартного вагона. Фото Дмитрия Назарова.
Верхние полки нового плацкартного вагона. Фото Дмитрия Назарова.

«Представьте теперь, насколько меньше людей будут стоять в туалет»

– Следующий элемент, который всех обрадовал, это шторки. Не станут ли они черными после первых рейсов?

Дмитрий Назаров: Когда мы разрабатывали вагон, мы получили результаты опроса пассажиров, которые хотели шторки. То, в каком они будут состоянии, – это вопрос к перевозчику. Мы выдержали все стандарты к ткани – она транспортная, негорючая, стираемая, износостойка и т.д. В паспорте к ней указано, с какой периодичностью и какими средствами за ней надо ухаживать. ФПК знали, на что шли. Запрос на шторки исходил от них.

Рейхане Нури: Представьте теперь, насколько меньше людей будут стоять в туалет. Потому что раньше почти все туда ходили не только по естественной надобности, но и переодеться.

На верхней полке нового плацкарта. Фото Дмитрия Назарова.
На верхней полке нового плацкарта. Фото Дмитрия Назарова.

– А диваны? Они отделаны тканью. Насколько это практично и гигиенично? Пассажир может что-то пролить, поставить чемодан, ногой встать.

Дмитрий Назаров: Начнем с того, что ткань – это не аксиома. В первом вагоне сиденья из ткани. Мы посмотрим, как она себя поведет. Но это ткань необычная, транспортная. Если выяснится, что в плацкарте с ней происходят какие-то особые издевательства, то ее без проблем можно поменять на кожзам.

– Если человек прольет на нее чай, в депо смогут это очистить?

Дмитрий Назаров: Естественно, она не будет ездить с пятном. Она химчистится, как и любая другая мебель. Но, опять, с поправкой на то, что это не бытовая ткань. Это ткань совершенно других свойств – это синтетика, ее очищающая способность намного выше. Она рассчитана на транспорт, с максимальным издевательством над ней.

Верхние полки нового плацкартного вагона. Фото Дмитрия Назарова.
Верхние полки нового плацкартного вагона. Фото Дмитрия Назарова.

Рейхане Нури: Есть особые категории тканей, транспортные – они самые стойкие, более стойкие, чем то, что используется в других общественных местах, типа ресторанов. Тут вопросов к ткани, мне кажется, не должно быть.

– А матрасы почему убрали для нижних полок?

Дмитрий Назаров: Мы решали задачу, чтобы было удобно и посидеть, и полежать. При этом это современные полки, внутри них многослойный пирог из материалов, это не просто поролон, обтянутый тканью, поэтому на них можно спать уже без матрасов. И потом, мы выиграли высоту полок за счет того, что матраса нет, то есть у нас расстояние от нижних полок до верхних увеличилось на 8 см.

Рейхане Нури: Мы планировали, что эксплуатант положит наматрасник тонкий. Буквально максимум 1 см, который можно будет свернуть и убрать. Но, наверное, это может произойти, когда вагонов будет много, они закупят партию таких наматрасников или даже простыней специальных. Но пока вагон один, этого не будут делать.

Коридор вагона. Фото Дмитрия Назарова.
Коридор вагона. Фото Дмитрия Назарова.

«Теперь лечь головой к ногам соседа не получится»

– Кстати о размере полок. Изменился ли он как-то?

Дмитрий Назаров: Сейчас расскажу все габариты, по поводу которых часто можно услышать претензии. Коридор по ширине не изменился. Нижняя поперечная полка стала шире на 2 см, длина не изменилась. Верхняя поперечная полка стала шире на 14 мм, длиннее – на 10 мм. Нижняя боковая полка: ширина выросла на 16 мм, а верхняя боковая полка, поскольку она теперь не откидывающаяся, а стационарная, стала шире почти на 4 см и длиннее на 3 см.

– Зачем вы сделали бортики на верхних боковых полках?

Дмитрий Назаров: Люди жаловались, что там может дуть зимой со стороны окна, поэтому мы сделали мягкий теплый бортик.

Верхняя боковая полка. Фото Кирилла Балберова.
Верхняя боковая полка. Фото Кирилла Балберова.

Рейхане Нури: И еще важно. Мы разместили изголовья зеркально. По нашим наблюдениям, часто получалось так, что люди спят головами в одну сторону. И, соответственно, получалось, что голова пассажира оказывается у ног следующего пассажира. А мы сделали изголовья таким образом, чтобы голова к голове и нога к ноге.

Дмитрий Назаров: Человек никогда не познакомиться во сне с соседствующей пяткой. Ну мало ли, человек ногу вытянет, пнет.

– Почему вы убрали резинку и штанги для штанов?

Дмитрий Назаров: Мы их вернем, скорее всего, на всех местах, кроме нижней боковой, где их некуда поставить. Ищем сейчас подходящее решение.

«Вставать на столы ненормально»

– Новые столики в купе. Они стали длиннее? И можно ли на них вставать, уж больно тонкие и гнутся?

Дмитрий Назаров: Да, столик увеличился, примерно на 15 см, чтобы пассажиры могли внизу нормально сесть вдвоем, поесть и не толкаться. Это пластик, он довольно тонкий, его толщина 1 см. Но он выдерживает все нормативы и может гнуться, но сломаться под весом человека не может. Но я хочу сказать, что это ненормально, если человек на стол встает. Мы сделали удобные лестницы, чтобы залезать наверх. Но стол и на это рассчитан.

Столик в «купе» возле поперечных полок. Фото Кирилла Балберова
Столик в «купе» возле поперечных полок. Фото Кирилла Балберова

Читайте также: Как выглядит удлиненный столик в новом плацкарте (ФОТО)

Как забираться в новом плацкарте на верхнюю полку (ВИДЕО)

– А насколько безопасен верхний столик? Можно ли с него что-то пролить на головы нижним пассажирам, например, горячий чай?

Дмитрий Назаров: Он безопасен. Там есть отверстия для подстаканников и трехсантиметровый бортик, он сделан, как корыто. То есть, если что и выплеснется, то оттуда не выльется. Ну и вообще он не для приема пищи. Туда можно бутылку поставить, книжку положить, очки, телефон. То есть это не предусматривалось для того, чтобы там полноценно есть. Полноценно есть надо внизу, для этого и удлинили нижний стол.

Столик у верхних полок. Фото Кирилла Балберова.
Столик у верхних полок. Фото Кирилла Балберова.

Фильтры и ультрафиолет вместо кипячения

– Теперь о пурифайере, который пришел на смену титану. Как он устроен?

Дмитрий Назаров: Он берет воду из общей вагонной системы – ту, которой заправляется вагон на станциях, а это – обычная городская водопроводная вода. В кулере стоит основательная система фильтров плюс ультрафиолет. Так что это все обеззараживается.

– В разных регионах водопроводная вода разная по качеству. Он ее не кипятит?

Дмитрий Назаров: Нет, но тщательно фильтрует. А горячая вода доводится до 95 градусов. Большинство бактерий убиваются и при более низких температурах, даже при при 50-60 градусах. Плюс ультрафиолет и фильтры.

Зона возле купе проводника. Слева – сенсорный экран и пурифайер. Фото Дмитрия Назарова.
Зона возле купе проводника. Слева – сенсорный экран и пурифайер. Фото Дмитрия Назарова.

– А почему от проверенного титана с краном отказались и заменили за пурифайеры, обращаться с которыми проводникам надо учиться?

Дмитрий Назаров: Мы решали задачу, чтобы человек в одном месте мог получить не только кипяток, но и охлажденную воду и воду комнатной температуры.

– Сейчас там несколько кнопок и довольно сложная система управления. Она не будет модернизироваться?

Дмитрий Назаров: Сейчас стоит импортный аппарат, мы рассматриваем вариант, чтобы изготовить установку специально под нужды нашего вагона, чтобы там было всего три кнопки для воды разной температуры.

– Зачем вы повесили экран возле купе проводника?

Дмитрий Назаров: Перед нами стояла задача продемонстрировать любым образом услуги, которые предоставляют в поезде. То есть на экране пассажир должен иметь возможность посмотреть меню вагона-ресторана, заказать такси, узнать расписание, купить билет и т.д. Как это будет использовать эксплуатант – это к ним вопрос.

Зона возле купе проводника. Справа – сенсорный экран и пурифайер. Фото Дмитрия Назарова.
Зона возле купе проводника. Справа – сенсорный экран и пурифайер. Фото Дмитрия Назарова.

«Хорошее соседство»

– Что Вы еще вы можете сказать пассажирам?

Дмитрий Назаров: Мы можем от себя сказать, что вагон получил престижную международную премию в области дизайна Red dot. Такие премии есть у Siemens, Alstom, Bombardier, Porsche, Mercedes. Хорошее соседство. Сейчас работа не закончилась. Мы получаем обратную связь, что-то улучшаем. Мы надеемся, что пассажир привыкнет к хорошему вагону, и скажет: «Хотим везде такие вагоны».

Купе проводника. Фото Дмитрия Назарова.
Купе проводника. Фото Дмитрия Назарова.

Рейхане Нури: Так что, уважаемые пассажиры, пишите нам в инстаграм, делитесь впечатлениями. Мы все, что можем, комментируем, принимаем к сведению. И видим, как меняется отношение людей к вагону. Сперва и ругали, а теперь, кто уже прокатился, начинают хвалить.

Ставьте лайк и подписывайтесь на канал «1520. Все о ж/д». Анонсы публикаций в соцсетях: Одноклассники, Вконтакте, Фейсбук, Мой мир и Телеграм.