Церковь-бассейн (часть первая)

109 full reads
193 story viewsUnique page visitors
109 read the story to the endThat's 56% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Инт
Инт
Инт

Часть первая.

Сколько по всей стране в прошлом церквей-складов, овощехранилищ, кинотеатров, моргов... Но совсем уже удивительным представляется размещение в храме плавательного бассейна. Да, и такое было. И где? В самом центре Петербурга, - тогда Ленинграда, - в стенах евангелическо-лютеранской церкви святых апостолов Петра и Павла, что на Невском, 22-24. Почти напротив Казанского собора. Мимо этого храма не пройти. Всякий, кто гуляет по Невскому проспекту, направляется на работу или в Старбакс, невольно видит это величественное строение. Сейчас здесь храм, проходят богослужения, концерты, а ещё каких-то тридцать лет назад сюда приходили спортсмены и просто работники Балтийского морского пароходства. В сиенах храма был бассейн. В это страшно поверить. Предлагаю, остановиться на минуту у этой самой церкви, подойти к ней поближе, перевести взгляд на колокольню с венчающим её ангелом. Много времени не займёт, а история храма удивительная. Началось всё вместе с Петербургом. Строился город не сам оп себе, а руками людей. Помимо рабского труда российских крестьян, здесь работали и приглашённые иностранные специалисты и рабочие. В основном, из западной Европы, в частности, Германии. Иностранцы селились вместе по слободскому типу. Рядом друг с другом. Это соседство определялось как национальным, так и религиозным фактором. Так, на современной территории от канала Грибоедова до Невы, появилась Немецкая слобода. Жили здесь не только немцы, но и голландцы. Но все – лютеране. Рядом по соседству облюбовали территорию финны и шведы. Тоже лютеране. Вполне, естественно, что на территории немецкой слободы появилась церковь. Сначала, до 1710 году, это было небольшое помещение в доме вице-адмирала Корнелия Крюйса – первого патрона немецкой лютеранской общины.

К. Крюйс
К. Крюйс
К. Крюйс

По сути, это была домовая церковь, которая очень скоро стала тесной для прихожан. И в 1710 году Крюйс возле своего дома построил небольшой деревянный храм. Всё имело временный характер. По воспоминаниям современников, на церкви не было колокола, и началом богослужение служил поднятый над домом Крюйса его, вице-адмирала, флаг. «С голубым крестом в белом поле» - прообраз Андреевского.

Через десять лет и эта церковь стала тесной. Община увеличивалась. В 1722 году стали собирать деньги на новый храм. Какое-то время богослужения проводились в новом доме Корнелия Крюйса – на углу Набережной р. Мьи (Мойки) и «Большой Першпективной дороги» (Невского проспекта). Средства собирали в течение пяти лет. Огромную финансовую и прочую административную помощь оказал другой влиятельный покровитель немецкой общины, граф А. И. Остерман.

А.И. Остерман
А.И. Остерман
А.И. Остерман

При Петре II, он – фактический правитель Петербурга. 26 декабря 1727 года Пётр II подписал указ «об отводе на Адмиралтейской стороне места под евангелическую церковь с школою при ней и пасторским домом». Это был тот самый участок, на котором находится современная церковь. Участок этот имел в длину 100, а в ширину 50 саженей (приблизительно 213 на 106,5 метров). Он находился тогда ещё на периферии Петербурга, в неосвоенном, болотистом и пустынном месте. Описывая эту местность, один из современников шутливо отмечал: «Опасаюсь, недостатка в воде, злоумышленников, убийц, воров и разных превратностей, случающихся обыкновенно с тем, кто живёт далеко от своих соседей». В 1728 году приступили к строительству нового храма по проекту графа Бурхарда Христофора фон Миниха, также покровителя немецкой общины. Инженер, приближённый императрицы Анна Иоанновны.

Анна Иоанновна
Анна Иоанновна
Анна Иоанновна

Закладка будущей церкви состоялась 29 июня 1728 года, в день святых апостолов Петра и Павла, в чьё имя она и была освящена. Церковь получила название Петрикирхе – церковь Петра. Вскоре здесь появился орган, приобретённый на тысячу рублей - подарок Анны Иоанновны. Благодаря высшему покровительству, с этого момента и вплоть до 1917 года, Петрикирхе становится главным немецким Евангелическо-лютеранским храмом Петербурга.

Петрикирхе 1740-годов
Петрикирхе 1740-годов
Петрикирхе 1740-годов

Здесь проходят самые торжественные религиозные мероприятия, венчания, богослужения. Современник того времени, датский посланник в России Петер фон Хавен, рассказывает об одном бракосочетании, состоявшемся 8 февраля 1737 года в церкви св. Петра: «Женихом и невестой были знатный саксонский господин с одной из знатнейших придворных фрейлин, и один из них носил фамилию Кейзерлинг. Обе принцессы – Елизавета и Анна (дочери Петра I – М.И.) – вели невесту... Великолепие всей свиты и чрезвычайно длинную вереницу карет кратко или с большей пользой описать невозможно».

Главный храм столицы должен был выглядеть соответствующим образом. Поэтому на украшение его интерьера и внешнего вида община денег не жалела, тем более что уже тогда она была едва ли не самой богатой в Петербурге. Для обустройства интерьера храма приглашались многие видные иностранные художники, лепщики, скульпторы... Одним из таких мастеров был швейцарец из Санкт-Галлена Иоган Гзелль. Главными его работами здесь были картины "Преображение Христа" и "Тайная вечеря". Сейчас они хранятся Эрмитаже.

С воцарением на российском престоле принцессы Софьи-Августы-Фредерики Ангальт-Цербстской (полное имя императрицы Екатерины Великой) немецкое влияние в Петербурге становится ещё более сильным, чем в аннинское время.

Екатерина II
Екатерина II
Екатерина II

Небезызвестный Джакомо Казанова, посетивший Петербург в 1764-1765 году, оставил по этому поводу следующее замечание: "Я обнаружил, что в Петербурге все, кроме простонародья, говорят на немецком языке, который я с трудом понимал…" Петер фон Хавен также свидетельствовал о сильном немецком факторе в Петербурге екатерининского времени: «Можно постоянно слышать, как слуги говорят то по-русски, то по-немецки». Причём, «говорящий по-русски немец и говорящий по-немецки русский обычно совершают столь много ошибок, что строгими критиками их речь могла быть принята за новый иностранный язык. И юный Петербург в этом отношении можно было бы, пожалуй, сравнить с древним Вавилоном».

Д. Казанова
Д. Казанова
Д. Казанова

Екатерининское время было поистине "золотой эпохой" в жизни немецкой общины и её школьного учреждения. В первую очередь это проявлялось в личном участии императрицы и членов царской фамилии в жизни общины. В самом начале своего царствования Екатерина II подарила Петрикирхе три тысячи рублей, а великий князь Павел Петрович, будущий российский император Павел I – одну тысячу (жертвовать большую сумму, чем первое лицо в государстве, каковым тогда являлась Екатерина, было неприлично и непозволительно). Кроме того, этот период истории церкви связан с именем служившего здесь с 1762 года пастора, учёного и педагога Антона-Фридриха Бюшинга, много сделавшего как для самой церкви, так и для немецкой школы. Об этом учебном заведении поговорим в следующей главе. После кончины Екатерины II в 1796 году Петрикирхе по-прежнему оставалась важным духовным центром петербургских немцев-лютеран.

В начале следующего XIX столетия возникла необходимость в постройке нового, более просторного и современного храма. В 1832 году немецкая лютеранская община объявила конкурс на создание лучшего проекта нового здания храма. Из предложенных работ были отобраны пять: А.П. Брюллова, П. Жако, Е.Ф. Паскаля, Т.Р. Цолликофера и А.Ф. Криха. Лучшим был признан проект архитектора Александра Брюллова. Это то здание, которое мы сейчас имеем удовольствие наблюдать на Невском проспекте. Роскошный портал, скульптуры Петра и Павла перед входом, колокольня с фигурой ангела и крестом, витражи, отсыл к средневековой готической архитектуре. Теперь храм вмещал до трёх тысяч прихожан. В украшении интерьера принимал участие и брат архитектора, художник Карл Брюллов, автор знаменитого «Последнего дня Помпеи». Он выполнил надалтарную картину «Распятие Христа». Скульпторы Жако и Трискорни - фигуры апостолов Петра и Павла перед главным входом.

"Распятие Христа" К. Брюллова
"Распятие Христа" К. Брюллова
"Распятие Христа" К. Брюллова

Петрикирхе по проекту А. Брюллова
Петрикирхе по проекту А. Брюллова
Петрикирхе по проекту А. Брюллова

Непосредственное строительство церкви началось в 1833 году и продолжалось до 1838 года, когда были завершены последние отделочные работы. Весьма быстро даже по нынешним меркам. Между тем, строительство обошлось немецкому приходу в весьма внушительную сумму – 220 863 рублей и 14 копеек. Предыдущий храм обошёлся в 15 тысяч рублей.

Интерьер Петрикирхе нач. XX века.
Интерьер Петрикирхе нач. XX века.
Интерьер Петрикирхе нач. XX века.
Интерьер Петрикирхе нач. XX  века
Интерьер Петрикирхе нач. XX века
Интерьер Петрикирхе нач. XX века

В 1840 году, старый орган Петрикирхе был заменен новым, изготовленным немецкой фирмой Э.Ф. Валькера. 3753 трубы! Этот инструмент считался самым богатым, - и в музыкальном смысле также, - в Петербурге. Музицировать на этом инструменте приезжали органисты со всей Европы. Как пример, Генрих Николаус Гербер, ученик И. С. Баха. По некоторым сведениям, на этом инструменте учился играть П.И. Чайковский.

Органист в Петрикирхе
Органист в Петрикирхе
Органист в Петрикирхе

В 1895-1897 годах интерьер церкви был основательно изменён по проекту Максимилиана Месмахера. К чести этого архитектора надо отнести то, что он отказался от причитавшегося ему за работу гонорара, который, к слову сказать, составлял 65 тысяч золотых рублей. Месмахер - выпускником Петришуле.

Подводя итог двухсотлетней дореволюционной истории Петрикирхе, скажем, что к началу XX столетия немецкая община св. Петра была самой богатой и многочисленной среди других лютеранских общин Петербурга. В начале XX века её численность составляла 20 тысяч человек. Членами общины в разное время были представители придворной знати, родственники правящей династии и многие-многие именитые люди российской империи. От вице-адмирала Корнелиуса Крюйса, А.И. Остермана, Б.Х. Миниха до братьев князей Георга и Константина Ольденбургских, графов Сиверсов, баронов Остен-Сакен, Остен-Дризен, Мейен-Дорф, Будберг. Последние являлись представителями военной и бюрократической элиты России. Среди членов и покровителей общины было немало представителей делового мира России, как сказали бы сейчас, бизнес-структур – банкиры Штегельман, Штиглиц; предприниматели Крон, Тур и многие другие. Среди почётных прихожан - учёный Фридрих фон Аделунг. В целом немецкая община состояла из представителей всех сословий и профессий. Однако определяющим всегда оставался национальный и конфессиональный фактор – немцы-лютеране.

Вид на храм сер. XIX век
Вид на храм сер. XIX век
Вид на храм сер. XIX век

Читайте продолжение. История продолжается.