Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

29 October 2020
Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Век живи – век учись

Помните детский советский мультик про то, как гном искал свой дом, а дом – гнома? Они так и ходили по кругу, пока по счастливой случайности не нашлись. Если бы в жизни все было так же просто, и школы могли вставать с насиженного места и отправляться за своими учениками. Мы живем не в фантазийной реальности, поэтому здания никуда, конечно, отправляться не могут. Но как быть, когда твоя семья постоянно куда-то переезжает вместе с домом – чумом, а учиться надо? Как же получают образование дети в регионах Крайнего Севера, где народы кочуют со своими стадами оленей и преодолевают по тундре сотни километров?

На Ямале давно нашли выход. Слышали ли вы о кочевых школах?

Начало учебного года для кочующих аборигенов Севера – это всегда тяжкое эмоциональное потрясение. Жизнь в условиях тундры далека от городской: одно дело просыпаться каждый день в своей квартире на одной и той же улице, собирать неподъемный рюкзак и холодным зимним утром бежать по хрустящему свежевыпавшему снегу в школу. Другое – когда жить на одном месте долго не приходится, а учиться надо. Как же тогда учиться?

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Кочевые школы

Получать образование, нигде не засиживаясь подолгу, достаточно сложно. Но можно! На Севере уже давно функционирует система, благодаря которой дети могут учиться даже в таких «непостоянных» условиях жизни.

С ребятами из кочующих семей занимаются специальные педагоги. Они круглый год ездят вместе с бригадой оленеводов, которая обычно состоит из двух-трех семей. В такой школе могут обучаться в среднем до 12 детей. Есть также и небольшие модульные школы в факториях в тундре. Туда приезжают кочевники, чтобы пополнить запасы продовольствия. А пока взрослые занимаются скучными бытовыми делами, с детьми работают педагоги. Неудивительно, что такое обучение не может длиться долго – до трех недель. После этого оленеводы снова отправляются в путь.

Но мы вернемся к кочевым школам. Учиться в них могут не только дошколята, но и ученики младших классов. Конечно, основное образование здесь получить не удастся – как вы себе представляете физику и химию в тундре? А сдачу ЕГЭ? Сегодня к идее кочевого образования эксперты относятся неоднозначно. Кто-то считает, что к каждому чуму педагога приставить не получится, поэтому единственный выход – это отправить ребенка в школу-интернат. Именно там можно получить основное образование на Крайнем Севере.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Существует и другое мнение о кочевых детских садах и школах. Эксперты полагают, что учебный процесс в чуме при температуре, близкой к нулю, очень непрост. А в полярную ночь при свете керосиновой лампы и вовсе долго не позанимаешься. В условиях тундры живёшь так, как диктует природа, а не согласно федеральным образовательным стандартам. Бывают дни и даже недели, когда о занятиях и говорить-то не приходится.

Поэтому сегодня решать «за» или «против» кочевых школ объективно могут только коренные народы Севера. С одной стороны, в каждую семью оленеводов приставить учителя практически невозможно. С другой – уже сегодня можно найти компромисс в обучении, ведь никто не отменял современные технологии и интернет.

В то же время, есть сторонники еще одной точки зрения – специалисты убеждены, что в современном мире этнокультурное образование уже вышло за рамки кочевой школы. Но каждый новый учебный год ребятишки повторяют пройденный материал, поэтому важно не забывать о тех задачах, с которых начиналась эта уникальная модель обучения.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

«Чумовая» школа

Нередко случается, что учеников нужно искать по тундре. Поскольку семьи живут в чумах, то они постоянно кочуют с места на место. Но это не причина отменять уроки. Обучение может перенестись на другое время лишь из-за штормового предупреждения. Даже лютые морозы не являются поводом для отмены занятий – жители тундры не боятся -40 градусов, поэтому уроки проходят даже при такой температуре.

Бывает и так, что преподаватели кочуют вместе с оленеводами. Нередки случаи, когда педагоги, отучившись в колледже, возвращаются в родную тундру. В таком случае их чум превращается в школу, и кочуют вместе с другими. А учениками становятся соседские дети. Это немаловажно, ведь ребята остаются вместе с родителями. Кочевое образование позволяет им знать и помнить основное – свою родину, землю, родителей, предков и даже оленей.

Конечно, в постоянных условиях переезда говорить о полноценном образовании нельзя. Из-за кочевого образа жизни ученики отстают в программе, поэтому постоянно приходится её нагонять.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Существует еще одна модель кочевого образования, когда педагоги забирают учеников с собой. Например, летом школьный чум ставят вблизи от стойбища. Но с приходом осени преподаватели начинают каслать со своим стадом, а вместе с ними в путь отправляются и дети тундровиков. Такой метод позволяет школьникам освоить не только общеобразовательную программу, но и получить навыки выживания в суровых условиях тундры. Учителя рассказывают своим подопечным, как содержать оленей и оленегонных собак. Такие уроки крайне полезны для будущего детей. Также в программе есть и не совсем обычные уроки, например, посвященные комарам. Преподаватели убеждены, что кочевое образование важно также и тем, что позволяет привить обратно традиционный образ жизни коренных народов. Ведь многие школьники вырастают и уезжают в города, а тундра постепенно пустеет.

Девочек и мальчиков учат по раздельному принципу в специальных чумах, что является национальной особенностью северных народов. Таким образом, при обучении в школе появляется возможность создать среду, близкую к социокультурным традициям кочевого населения.

В будущем дети, которые получают кочевое образование, займутся оленеводством и рыболовством, и будут передавать из поколения в поколение свои знания и навыки. Нередко случается так, что тундровики оседают в городах и поселках, утрачивая при этом связь с родной землей. Поэтому постепенно забываются культуры, языки и целые народы. Чтобы все это сохранить, создаются кочевые школы.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Школы-интернаты

Согласно нехитрой статистике из открытых источников, сегодня на Ямале в школах-интернатах обучаются около 9 тысяч кочующих аборигенов Севера. Для тундровиков отправить детей на девять месяцев в такую школу – это всегда эмоциональное потрясение, ведь ребенка приходится отрывать от семьи. Но без образования жить сложно даже в тундре. Поэтому когда прилетает вертолет, собирающий детей в школу, никто уже не прячет от него своих ребятишек.

Можно не говорить о том, что жизнь в интернатах – это тяжелое психологическое испытание, особенно во время первого года обучения. Поэтому для детей сегодня создаются всевозможные условия, близкие к тундровым. Например, в интернатах можно встретить чумы, которые оборудовали как для кочевой жизни. Также открыты этнопарки. Но есть ли в таких комфортных условиях скрытые угрозы? Конечно, есть. Со временем дети привыкают к тому, что все готово, из-за чего теряются навыки жизни в тундре. И вот он – замкнутый круг.

Всего на Ямале двадцать восемь школ-интернатов. Все они перед началом учебного года проходят строгую проверку комиссией, а если какая-то из них оказывается не готова принять детей, то об этом сообщается в федеральный центр. Но, несмотря на растущую популярность школ-интернатов, вопрос о пользе обучения в таких заведениях остаётся открытым. Дети оленеводов, которые воспитываются в таких школах, оказываются не только оторваны от семьи и привычного уклада жизни, но и погружены в незнакомую среду, зачастую оказывающуюся агрессивной. Причём сама отправка школьников в такие заведения это недешевая и опасная операция. Учащиеся доставляются в учебные заведения на лодках, вездеходах и вертолетах.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Эксперты убеждены, что именно в интернатах чаще всего разрушается традиционная кочевая культура. Дети по девять месяцев не видятся с родными, а возвращаясь в тундру, теряют навыки кочевой жизни.

Идея отправлять детей в школы-интернаты появилась не сегодня и даже не вчера, она пользуется популярностью с советского времени. Лишь с 2017 года специалисты задумались о психологической адаптации детей из тундры в таких учебных заведениях. Эксперты проанализировали поведение школьников из семей оленеводов и выяснили, что из-за стрессов может наблюдаться неуспеваемость, страх перед контрольными работами и экзаменами, невысокий интерес к учебному процессу в целом.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Несмотря на пользу школ-интернатов в плане постоянного доступа к знаниям, есть и негативные моменты. Например, разрыв культуры отцов-оленеводов и учащихся детей. После девяти лет обучения в школе, многие не хотят уже возвращаться в тундру. Но профессия оленевода на Севере все еще остается самой престижной. Специалисты отмечают, что девочки чаще мальчиков принимают решение остаться в поселке или уехать в город. Поэтому в тундре не хватает невест. Мужчинам в условиях Севера практически невозможно прожить без женщины, поскольку даже чум ставит прекрасный пол. Часть специалистов видит выход в развитии кочевых школ, чтобы учителя перемещались между стойбищами вместе с кочевниками. Также эксперты убеждены, что можно снабдить кочевников компьютерами и средствами связи, чтобы в тундре появились условия для дистанционного обучения. С одной стороны, это позволит детям учиться наравне со сверстниками, но оставаясь дома. А с другой – интегрирует в жизнь России их родителей.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Красный чум

Во время существования Советского Союза для помощи кочевому населению тундры были созданы так называемые Красные чумы. Они появлялись для ликвидации безграмотности среди народов Севера. При этом учениками были взрослые, которых обучали грамоте и оказывали различную помощь, например, медицинскую или ветеринарную. Там же проходили читки газет, журналов и книг. У каждого Красного чума имелась своя оленья упряжка, что позволяло делать такие пункты просвещения мобильными. Работа в них велась на ненецком и коми языках. Но Красный чум просуществовал недолго – до 1975 года.

После непродолжительной паузы проект был возрожден в Ненецком автономном округе. Инициатором стала «Ассоциация ненецкого народа «Ясавэй». Финансовую поддержку оказывал ОАО «Лукойл». С 2008 года проект имеет долгосрочный ежегодный плановый характер.

Цели Красного чума остались отчасти те же – например, доступность медпомощи для кочевого населения в труднодоступной местности, обеспечение оленеводов медикаментами. В 2017 году Красный чум высоко оценили председатели Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов. Проект по-прежнему нацелен на поддержку кочевого населения тундры и жителей в отделенных населенных пунктах. В 2020 году Красному чуму исполнилось 90 лет со дня основания.

Проект полезен также тем, что благодаря ему в тундре появляются все больше специалистов, которые обучаются оказанию первой медицинской помощи. В суровых условиях Крайнего Севера это очень важный навык. Также оленеводов учат пользоваться медицинскими аптечками.

Образование в тундре. Кочевые школы, школы-интернаты, Красный чум и высшее образование

Льготы и помощь от государства

Подводя итог, несложно догадаться, что сегодня образование для ненцев является обязательным компонентом качества жизни. После школы можно продолжить учебу, воспользовавшись существенной поддержкой от государства – льготами для представителей малых коренных народов Севера. Кроме того, в ряде региональных вузов также предусмотрен целевой набор.

Помимо этого, будущие студенты могут также рассчитывать и на финансовую помощь, например – пособия, компенсацию оплаты общежития и другие. Однако если молодые ненцы захотят продолжать обучение в высших заведениях, то это может означать предстоящий окончательный разрыв с традициями. Нередко ученики возвращаются в чум из-за школьной парты и не могут найти применения своим знаниям, а значит – и мотивацию учиться дальше.

В то же время, высшие учебные заведения всячески стремятся поддерживать своих студентов. Например, в Санкт-Петербурге есть вуз, подразделение которого занимается подготовкой педагогов для коренных народов. Там изучается традиционный быт, культуры и языки. Причем среди как сотрудников, так и студентов немало самих представителей этих народов.