Фашисты палили по нему, по лежащему, заставляя подпрыгивать, корчиться мертвое тело.

Немцы все-таки прорвались к окопам. Передовая их цепь была шагах в пятнадцати. И тут из окопа выскочил совсем невидный щупленький солдат то ли из саперов, то ли из какого другого подразделения. Ротный приметил его в окопах еще днем. На солдатике была непомерно длинная, наверно, роста на два больше, хлеставшая по измазанным в глине и тоже огромным ботинкам, на голове - замызганная, с опущенными ушами, опаленная у костров шапка.

Не терпевший разболтанности, расхлябанности и в окопах, лейтенант остановился было, чтобы сделать замечание, но прошел мимо. Уж больно тщедушным был солдат. И вид у него совершенно не военный. Лейтенант только удивился:

"Кто же это и на кой хрен "гренадера" этого в десант взял?"

И вот теперь этот "гренадер" первым, не дожидаясь команды, выскочил из окопа и пошел навстречу надвигавшимся цепям немцев. Шел он прямо, не пригибаясь, прижимая к груди вспыхивающий огоньками выстрелов автомат, один против роты или двух рот фашистов.

Почему, зачем он выскочил? Может быть, не выдержали нервы или перехлестнулась через край клокотавшая в его узенькой, тощей груди ненависть к фашистам? На фронте, случалось, бывало и такое.

Огорошенные десантники замерли, наблюдая за ним, одиноко шагавшим по дыбившемуся взрывами пустырю.

Тоже удивленные, немцы замешкались. Потом какое-то время стреляли только по нему, секли, полосовали его автоматными очередями. Солдат упал, наверное, десять, двадцать раз убитый, а они палили по нему, по лежащему, заставляя подпрыгивать, корчиться мертвое тело.

Этим и воспользовалось левофланговое отделение Рябова. Они выскочили из окопов, бросились в контратаку, отогнали немцев.

Взводный тут же приказал отыскать убитого солдатика. Похоронили его и всех убитых у оврага, с почестями.

Подписывайтесь на канал и читайте о людях войны.