Тринадцать. Чертова дюжина... Схватка будет не на жизнь, а на смерть.

Подвигу Бориса Ковзана посвящается.

Семерка фашистских бомбардировщиков держит курс на наш аэродром. Ребята в опасности. Борис без раздумий отжимает ручку от себя, переходит в пикирование и атакует противника. Стрелки с "юнкерсов" открывают ответный огонь. Но строй вражеских самолетов уже расколот. Борис проскакивает под бомбардировщиками, выводит машину из пикирования и тут вдруг видит: вслед за "юнкерсами" идет шестерка истребителей "Мессершмитт-109-ф"

"Вот это да! - мелькнуло в голове у Бориса. - Тринадцать. Чертова джина...Схватка будет не на жизнь, а на смерть.- Следующая мысль заставила его через силу улыбнуться: - Да что я, суеверный, что ли? Чертова так чертова...

Фашисты не ждут, Заметив советский самолет, пара "мессеров" сразу переходит в атаку. Борис развернулся и открыл огонь по одному из атакующих истребителей. Тот не принял боя, взмыл вверх. Теперь вот на тот, отколотый бомбардировщик! Все смешалось, перепуталось в огненном клубке. Фашистам, скорее всего, и в голову не приходило, что они ведут бой против одного советского истребителя. "Юнкерсы" стали беспорядочно сбрасывать бомбы, некоторые ложились на обратный курс.

Борис крутился как белка в колесе. То атаковал бомбардировщики, то отсекал от себя "мессеров", вступал в бой то с одной, то с другой группой, понимая, что именно эта карусель, в которой не успеваешь понять, где свой, где противник, дает ему какие-то преимущества.

Все же один "мессер"сумел зайти в хвост "ястребку". Заметив опасность, Борис мгновенно бросил машину на крыло, сделал "полубочку" и, повиснув на ремнях в перевернутом положении, резко убрал газ. Фашист не ожидал такого маневра, вхолостую проскочил над перевернутой машиной Ковзана. Но в это время второй фашистский истребитель пошел в атаку. Выводить машину в нормальное положение поздно. Что ж, можно вести огонь и повиснув вниз головой. Да не какой-нибудь огонь, а прицельный: самолет противника качнулся с крыла на крыло, клюнул носом и косой молнией понесся к земле.

Теперь очередь за первым бомбардировщиком. Борис берет ручку на себя - машина переходит на нос, затем в пикирование. Выйти из пикирования, сделать боевой разворот и атаковать упрямца, сбить его с курса. Удалось! "Юнкерс" швыряет бомбы в белый свет как в копеечку и поворачивает на запад. Так ни один бомбардировщик и не прорвался к нашему аэродрому.

Но бой с "мессерами" продолжается. Боеприпасы на исходе, надо, отбиваясь, уходить своему аэродрому.

И опять удача: зенитные батареи, прикрывающие аэродром, мощным огнем отсекают самолеты противника от машины Бориса. На помощь ему взлетают наши истребители, и фашисты спешат унести ноги.

Воздушный бой Бориса Ковзана против тринадцати фашистских самолетов длился сорок пять минут.Летчики знают, что это значит. Но самое удивительное было то, что когда Борис в мокрой от пота гимнастерке, на неразгибающихся ногах обошел машину, он не обнаружил на ней ни одной пробоины. Теперь уже можно было шутить от души:

-Будут знать, как летать чертовой дюжиной. И как только они друг дружку не посбивали?...

Подписывайтесь на канал и читайте о людях войны.