СССР: хроника эпидемий. Колонка Юрия Воронова

4 August

Советский опыт многообразен. Есть здесь и опыт, который, что называется, «на злобу дня» — речь идет о пандемии коронавируса. Из-за жесткой информационной политики только в последнее время стало известно, что в СССР с эпидемиями боролись постоянно, с небольшими перерывами

Испанка, разразившаяся в первые годы Советской власти по всему миру, затронула Советскую Россию мало. В целом по миру от нее умерло 50 миллионов человек, в нашей стране — около 400 тысяч, что существенно меньше потерь в гражданской войне и голода в Поволжье. Борьба с испанкой (и с эпидемиями в СССР вообще) отличается от событий настоящего времени тем, что в ней проявлялось больше «творчества». В качестве примера приведу создание ячеек «Союза упрощения приветствий». Их лозунгом была фраза: «Долой рукопожатие», массово был выпущен специальный знак «Долой рукопожатие». Если ты встречал человека с таким значком, то понимал, что не следует протягивать ему руку, чтобы поздороваться. Во времена полного изменения социальных отношений изменение приветствий было вполне естественным.

30 сентября 1920 г. в условиях гражданской войны Владимир Ленин «в целях решительной борьбы с эпидемиями сыпного и возвратного тифов и в целях широкого проведения в населении навыков чистоты» подписал декрет Совнаркома «Об обеспечении населения Республики банями». Бани передавались местным коммунхозам, которым поручался санитарный надзор за ними. В Москве детям и школьникам разрешили мыться бесплатно. Красноармейцам бани стали бесплатными по всей стране.

Сейчас, через век, ситуация принципиально иная. У многих свои бани. Нужно хотя бы пропагандировать более частое их использование. Ведь коронавирус при температуре +70 живет всего пять минут.

Главной инфекционной болезнью в России и СССР, оказавшей заметное влияние на экономику и жизнь вообще, стала холера. Только в условиях Советской власти борьба с холерой достигла эффективного уровня. За век с небольшим (1823—1926 гг.) в нашей стране заболели холерой 5,5 миллионов человек. 42 процента из них (2,2 миллиона) — умерли.

Можно сказать, что без мобилизации средств и принятия организационных усилий численность населения уменьшилась бы вполовину. Так что Великая октябрьская социалистическая революция победила не столько капитализм, превратив его в государственный. Она позволила населению страны выжить, приняв против эпидемий меры, на которые не было способно царское правительство.

По территории СССР курсировали санитарные агитпоезда и агитфургоны на конных повозках и автомобилях, передвижные выставки. Лекторы читали лекции в клубах и избах-читальнях самых отдаленных мест, проводили беседы с населением, снабжали местных активистов просветительской литературой, листовками и наглядными пособиями. Работали театры Санпросвета с пьесами на тематику санитарии и гигиены.

В 1933 году были созданы «эпидемические тройки», а при народных судах — специальные камеры по разбору дел о нарушении эпидемических мероприятий. В этих камерах судьи были изолированы от обвиняемых. Во время эпидемии 2020 года до такого мероприятия не дошло.

После этого долгие годы холеры в стране не было. Исключение составили только два военных года (1942 и 1943), когда отмечались очаги на Кавказе и Восточной Украине, в Поволжье и Средней Азии.

Но в 1965—1990 годах холера разразилась вновь — в 102 субъектах СССР. 90 из них — южные районы, от Молдавии до Средней Азии. В 1970 году к «местной» холере добавилась и «завозная» — из Ирана через Астрахань и из Индии через Одессу. Сначала в Минздраве СССР была создана Всесоюзная чрезвычайная противоэпидемическая комиссия (ВЧПК). Ею были закрыты на карантин Астрахань, Одесса, Керчь и Херсон. Действия опережали принятие нормативных актов. Только 3 сентября 1976 года, когда было уже поздно, вышел приказ Минздрава СССР № 840 «О совершенствовании профилактики дизентерии и других острых кишечных заболеваний». [Каменченко П. 2020].

В 1960-е годы в Советский Союз из Китая через Вьетнам проникла менингококковая инфекция, вызывавшая тяжелое поражение мозга. Против нее фактически не было иммунитета. С эпидемией боролись три с половиной года — пока не была разработана вакцина. Контроль был очень жестким, специальные отряды выявляли больных на транспорте (даже в поездах дальнего следования) и передавали их в карантин. В постсоветское время, в 1996 году, эпидемия повторилась, но уже была готова вакцина, наработан опыт борьбы, поэтому о ней почти не сообщалось в СМИ [Фишер М. 2020].

Примером может служить и то, что только за 1970 год через карантин в стране прошло около 180 тысяч человек, основная часть которых была в Керчи. Вокруг границ её карантинной зоны стояло 96 постов (почти 10 тысяч военных), в небе контроль вели 26 военных вертолетов и в море — 22 сторожевых катера [Попов А. 2015]. Ничего похожего по масштабам в нашу эру беспилотных дронов не было предпринято. Нынешняя культура хозяйствования не предполагает полного задействования армии в борьбе с пандемией. Армия строит госпитали, но в карантинные дела не вмешивается.

Новому позиционированию армии способствовало преобразование внутренних войск в Росгвардию, функции которой окончательно не оформились и не оговорены законодательно в части борьбы с возможными эпидемиями.

В целом различия в борьбе с эпидемией между XX и XXI веками можно свести к основному: тогда это было делом всех, а сейчас эта борьба сосредоточена в рамках работы государственного аппарата.

Но и в самом госаппарате ситуация по сравнению с советскими временами резко изменилась. На основании Декрета Совнаркома РСФСР от 15 сентября 1922 года «О санитарных органах Республики» началось создание сети специализированных санитарно-профилактических учреждений — санитарно-эпидемиологических станций.

В 1933 году функции СЭС разделились, из нее была выделена Государственная санитарная инспекция с функциями общего руководства санитарно-эпидемиологической работой — предупредительный санитарный надзор. В начале 1950-х годов она была ликвидирована, но мощная сеть станций СЭС сохранилась.

История уничтожения этой развитой системы началась в 1993 году, когда при Комитете Российской Федерации по торговле была создана Государственная инспекция по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей (Госторгинспекция), которая в 2000 году стала структурным подразделением Министерства экономического развития и торговли РФ.

Во времена Советского Союза государственный аппарат был в разы меньше, а за период власти Б. Ельцина он прирос преимущественно надзорными органами, которые томятся от собственной ненужности. Надзорные органы в постсоветское время «распухали» непомерно. Тем не менее, в рамках административной реформы в 2005 году была лишена надзорных функций и резко сокращена санитарно-эпидемиологическая служба России (СЭС). Во всех сельских районах и городах с населением меньше 30 тысяч человек закрылись станции СЭС, были уволены те, кто мог бы сейчас существенно помочь в борьбе с коронавирусом. Пока нет публичного признания ошибочности этих мер, равно как и аналогичных мер по результатам реформ в других сферах. Например, игнорируется связь между сокращением штатов лесничеств правительством Медведева и ежегодными масштабными лесными пожарами.

По этой же причине борьбой с пандемией стал заниматься Роспотребнадзор (бывшая Росторгинспекция), официальные функции которого — государственный контроль качества товаров и услуг, а фактически — принятие решений, кого пускать и кого не пускать на потребительский рынок на основании жалоб потребителей или (чаще всего) конкурентов. То есть в советское время существовала специализированная структура по борьбе с эпидемиями, в настоящее время ее нет. Её функции выполняет структура с компетенциями в несколько иной сфере.

Ю. П. Воронов,
к.э.н., ведущий научный сотрудник Института экономики
и организации промышленного производства СО РАН