Монолог Деда Мороза

«Уходил как будто за хлебом, а потом возвращался, и мне все трое взахлеб рассказывали, что тут у них было без меня. Так никто и не догадался…»
Артист Денис Шалаев (Театр на Юго-Западе Москва) убедительно исполняет роль Деда Мороза не только для своих племянников, но и в новогоднем представлении «Механическое чудо». В разгар сезона «елок» он рассказал нам, как справляется с этой работой.

Если тебе самому интересно быть Дедом Морозом, если ты искренне что-то рассказываешь, дети тебе верят. И включаются в игру. Иногда они задают такие вопросы, что даже непонятно, как отвечать. Надо мгновенно сориентироваться: быстро и остроумно ответить, чтобы другие не заскучали, или ловко уйти от вопроса. В этом мне помогает и актерский, и дедморозовский опыт: первые елки мы проводили еще в студенчестве, после училища выступали в детских садах, ходили по домам вдвоем со Снегурочкой.

А вот играть Деда Мороза в спектакле — такое со мной впервые. Сейчас мы даем три представления в день в музее-заповеднике «Царицыно» по мотивам сказки Владимира Одоевского «Городок в табакерке». К нам приходят первоклассники и дети чуть постарше. Я как главный персонаж задаю тон спектаклю, выхожу, рассказываю, что у меня сломалась музыкальная шкатулка, мы начинаем разбираться, что с ней не так, появляются разные детали, которые показывают свои номера. Они ссорятся, спорят, а я пытаюсь их подружить; потом мы вместе поем нашу волшебную песенку.

Елки — это всегда весело. Мне нравится, что моя работа приносит радость детям. Находятся, конечно, такие, которые сидят насупившись. Но к ним нужно просто найти подход. Обычно это удается, хотя бывают, конечно, сложности. Первая елка в этом году была, наверное, самая трудная. Пришли дети из ломоносовской школы, все друг друга знают, шумят, гудят, слушать не хотят, реквизит из рук вырывают... Чего только не делали! Вообще один хулиган в зале — это обязательно. То мне снежок под шубу засунут, то барабанят так (когда мы разрешаем побарабанить), что барабан еле выдерживает.

А бывают и приятные сюрпризы. Например, недавно мальчик получил подарок, раскрыл его и стал мне конфеты дарить. Я его уговариваю, чтобы он сам ел, а он — ни в какую. Другие дети увидели и тоже пришли нас конфетами угощать. Там мы и ушли с горстями конфет.

Верят ли дети в Деда Мороза? Мне кажется, да. Они точно меня не боятся, подходят спокойно, за руку берут, даже если без родителей. Самые недоверчивые проверяют, настоящая ли у меня борода (а она настоящая, только гримом побеленная). Самое лучшее, когда в конце нам говорят «спасибо» за представление. И дети, и взрослые.

Я все-таки необычный Дед Мороз, похож на Санта-Клауса отчасти, выхожу в рабочем фартуке: мне по сценарию надо ремонтировать шкатулку. Одна недоверчивая мама даже назвала меня гномом...

Но самый интересный опыт у меня еще впереди: мы будем играть благотворительный спектакль для детей с особенностями. Мы специально к нему готовились: убрали громкие номера, заменили молоточки на маракасы, музыку решили ставить потише. Нам рассказали, что такие зрители не любят, когда к ним прикасаются, и если нужно контакт установить, то только через родителей. Посмотрим, как этот спектакль получится — для нас это новый вызов.

Записала Елена Шевченко