Почему мы принимаем решения, о которых потом пожалеем?

Почему мы так часто принимаем решения, о которых наши будущие «Я» когда-нибудь пожалеют? Потому что мы в будущем изменимся гораздо сильнее, чем нам кажется, утверждает психолог Дэниел Гилберт.

«На каждом жизненном этапе мы принимаем решения, которые в будущем серьезно отразятся на жизни тех, кем мы станем. И может случиться, что эти люди будут не слишком довольны нашим выбором. В молодости мы платим приличные деньги за удаление татуировок, которые сделали подростками – тоже за приличные деньги. В середине жизни мы стремимся развестись с людьми, с которыми в молодости стремились заключить брак. Став еще старше, мы старательно разрушаем то, что старательно создавали в среднем возрасте. И так далее, и тому подобное. Но почему же мы так часто принимаем решения, о которых наши будущие «Я» когда-нибудь пожалеют? Для меня как для психолога этот вопрос очень интересен.

На мой взгляд, дело отчасти в том, что мы воспринимаем устройство времени абсолютно неправильно. Все мы думаем, что с возрастом изменения замедляются. Наши дети меняются каждую минуту, а наши родители годами остаются прежними. Но где именно нужно искать тот странный момент, когда перемены переходят с галопа на черепаший шаг? В подростковом возрасте? В середине жизни? В старости?

На самом деле, для большинства людей правильный ответ на этот вопрос – «сейчас», чем бы это «сейчас» ни было. Все мы погружены в иллюзию, предполагающую, что история – наша личная история – недавно подошла к концу и мы, наконец-то, стали теми людьми, которыми должны были стать, и останемся ими до конца жизни.

Вот некоторые данные, подтверждающие мой тезис. Мы изучали, как со временем меняются личные ценности. Возьмем три ценности – удовольствие, успех и честность. Они значимы для всех, но, как вы, вероятно, знаете, с возрастом их удельный вес меняется. Вопрос в том, как именно это происходит. Чтобы понять это, мы опросили тысячи человек. Половине из них мы предложили спрогнозировать, как сильно их ценности изменятся в ближайшие десять лет, а другой половине – описать, как сильно их ценности изменились за прошедшие десять лет. Это позволило нам сделать крайне интересные выводы, сравнив прогнозы 18-летних с оценками 28-летних и так далее по всем возрастам.

Вот что мы выяснили. Во-первых, вы правы: с возрастом перемены, действительно, замедляются. Во-вторых, вы ошибаетесь: они замедляются не настолько, как мы думаем. В каждой возрастной группе – с 18 до 68 лет – люди сильно недооценивали будущие изменения. Это можно назвать «иллюзией конца истории». Чтобы увидеть масштаб этой иллюзии, можно сравнить два графика: станет видно, что, по мнению 18-летних, их ценности будут меняться так же слабо, как в реальности они меняются у 50-летних.

Эти выводы подтвердились не только для ценностей и личности, но и для менее эфемерных вещей. Мы спрашивали людей о том, что они любят и что не любят, просили назвать лучшего друга, любимый вид отдыха, хобби, любимую музыку. Нам все это называли. Тогда у половины мы спрашивали: «Как вы считаете, изменится ли это в ближайшие десять лет?» – а у другой половины: «Изменилось ли это за десять лет?» На выходе мы снова получали такие же графики. Участники эксперимента предполагали, что через десять лет у них будут те же самые друзья и что отдыхать они будут предпочитать точно так же, а люди на десять лет старше говорили: «Знаете, наверное, многое изменилось».

Но так ли уж это важно? Может быть, заблуждения такого рода никак на нас не сказываются? На самом деле, сказываются, и сейчас я объясню, почему. Они серьезно влияют на принимаемые нами решения. Вспомните, какую музыку вы любите сейчас и какую любили десять лет назад. Мы спрашивали: «Сколько вы бы заплатили сегодня, чтобы через десять лет попасть на концерт своего любимого музыканта?» В среднем опрашиваемые были готовы расстаться с 129 долларами. При этом, когда мы спрашивали, сколько они готовы заплатить сегодня за билет на концерт своего любимого музыканта десятилетней давности, они говорили, что только 80 долларов. Будь мир устроен рационально, эти цифры бы совпадали, но мы переплачиваем за наши нынешние предпочтения, потому что переоцениваем их устойчивость.

С чем это связано? Возможно, причина в том, что вспоминать проще, чем воображать. Большинство из нас может вспомнить, кем мы были десять лет назад, но не может вообразить, кем мы станем в будущем. А дальше мы делаем ошибочный вывод, предполагая, что нечто не должно произойти, если нам трудно его вообразить. Между тем фраза «Не могу себе это представить» означает только, что говорящему не хватает воображения. О вероятности события она не говорит нам ничего.

Время – это великая сила. Оно меняет наши вкусы, наши ценности и саму нашу личность. И мы, в общем-то, понимаем это, но лишь задним числом. Только оглядываясь назад, мы осознаем, сколько всего изменилось за десять лет. А в настоящем для большинства из нас есть что-то мистическое. Оно – водораздел времени, тот момент, когда мы, наконец, стали самими собой.

Между тем каждый человек – незавершенное произведение, по ошибке считающее себя оконченным. Ваше нынешнее «Я» столь же преходяще, непрочно и временно, как все ваши прошлые «Я». Единственная постоянная нашей жизни – это перемены».

Дэниэл Гилберт, социальный психолог, профессор Гарвардского университета, автор бестселлера «Спотыкаясь о счастье» (Альпина Паблишер, 2017). Лекция о нашем будущем «Я» была прочитана на конференции TED.