«Хунвейбины, которыми управляют из Кремля». Антон Баков — о том, зачем власти нужны Навальный и Ройзман

Уральский политик, лидер «Монархической партии» объясняет, какой набор ценностей должен быть у настоящего оппозиционера в современной России.

В сентябре в Свердловской области пройдут первые за 14 лет губернаторские выборы. Старожил уральской политики, лидер «Монархической партии» Антон Баков считает, что в них впервые поучаствует оппозиционер.

В колонке для 66.RU он вспоминает все губернаторские кампании в области (в том числе и свою) и объясняет, что конкуренции идеологий на региональных выборах никогда прежде не существовало, поскольку политические расхождения начались позже.

— Предстоящие губернаторские выборы — первые, на которых может выиграть оппозиционный кандидат. Ни в 1995-м, ни в 1999-м, ни в 2003-м такой возможности не было. В постсоветские времена не существовало принципиальных разногласий по поводу курса. Спорили о персонах, а не о программах развития. Различия в политических позициях побеждавшего Росселя с позициями проигравших Страхова, Аркадия Чернецкого и даже Антона Бакова тогда были минимальными. Власть вместе со страной выживала как могла, делала единственно возможные вещи: приватизация, отпуск цен. Все были за всё хорошее и против всего плохого.

Первый срок и часть второго Владимир Путин двигался по инерции и вынужден был отвечать на вызовы: чеченская война, либерализация экономики. Все важные решения проводились в широчайшем консенсусе. Реальный конфликт между глобалистами и автаркистами, приведший к появлению альтернативной позиции, начался со знаменитой мюнхенской речи президента в 2007 г. и проявился в «болотной революции».

С этого момента повестку начали навязывать хунвейбины, которыми отчасти управляют из Кремля (хотя большинство простых людей искренне участвуют в протестных акциях). Алексей Навальный — это логическое продолжение хунвейбинов. Помните, в Китае времен «культурной революции» Мао Цзэдуна вроде бы ничем не ангажированная группа молодых людей с горящими глазами кричала, что бояре вокруг царя плохие? Центральная власть, главный человек, автократ пользовался этими нападками, чтобы почистить свое окружение. Уверен, что нынешние утечки информации в России происходят не просто так. Я не вижу, чтобы оппозиция предложила какую-то иную политическую линию, а вижу попытку поменять персональный состав власти.

Борьба с коррупцией, которую декларирует Навальный и его сторонники, по факту не является сменой политического курса. Разбудите Путина посреди ночи (если сможете) и спросите: «Вы будете сажать коррупционеров?» Он вам скажет, что это его главная задача. Кто во власти скажет, что он за то, чтобы воровали? Да никто! И я не скажу.

Линия фронта проходит в понимании нашего положения в мире. Изоляционность или интеграция? Есть ли у нас союзники, кроме армии, флота, Венесуэлы и Абхазии. Сейчас на государственных должностях те, кто противостоит Западу и отвечает, что нет.

То же самое — на уровне области. Существует ли массовая поддержка оппозиции в регионе? Не фан-клуб Навального, Ройзмана и прочих, а что-то идейное, организованное, финансово и политически состоятельное? По-моему, нет. Путинская автаркия явно идет на пользу уральскому военно-промышленному комплексу, хотя и разоряет бизнес.

Евгений Ройзман Евгению Куйвашеву — не оппозиция, точно так же как Навальный не оппозиция Путину. Разница — в деталях. Мэр Екатеринбурга всегда выступал в качестве инструмента разборок и никогда не был самостоятельным политиком. Его использовали в 2013 г., когда позиции «Справедливой России» и Александра Буркова в городе были необычайно сильны (в 2011 г. в Екатеринбурге партия показала один из лучших результатов по всей стране, справороссы взяли 30,44% на выборах в областной парламент и 27,3% — на выборах в Госдуму, опередив даже «Единую Россию»). В тот момент должна была появиться колонна оппозиционеров, которая перетянет у них голоса.

На губернаторских выборах Ройзман тоже играет техническую роль, поскольку, уговаривая оппозиционно настроенную публику бойкотировать голосование, он снижает явку и тем самым повышает процент голосов за действующую власть. Не надо быть фрондером Куйвашеву. Он не настолько влиятельная фигура, чтобы могла быть альтернатива ему. В этом смысле оппозицию автаркии страны представляет только один претендент из списка — кто ходит на встречи в американское консульство и кого обзывают «пятой колонной». Единственная линия оппозиции «оппозиции» связана с открытием страны и погружением в мировые процессы.

Резюмирую: нельзя сказать, что кто-то из кандидатов в губернаторы выступает за круглую или квадратную Свердловскую область. Здесь информационное политическое пространство для полемики недостаточное (как и широта обсуждений), чтобы генерировать собственную повестку. Поэтому заочная дискуссия с федеральной властью может существовать только по вопросу нашего геополитического положения в мире.