Люди-гвозди. Как парень с района с помощью игр спасает детдомовцев от тюрем и наркотиков

В рубрике «Люди-гвозди» мы, как правило, рассказываем о необычных бизнесах или небольших производствах, которые работают — и весьма успешно! — в узких нишах, поставляя свою продукцию порой по всему миру. Но сегодня наш рассказ — о человеке, который совмещает бизнес с альтруизмом. Причем на работу с детьми он порой тратит больше сил и времени, чем на компанию, которая приносит стабильный доход.

Евгению Шилину 30 лет, он — руководитель компании «Questoria Екатеринбург». Его команда организует живые квесты для совершенно разных людей — от крупных предпринимателей до школьников. Большую часть своей жизни Евгений посвятил игре — как методу развития и воспитания. Игра, по его словам, очень эффективный инструмент для работы с людьми и решения самых разных психологических и деловых задач. И именно с помощью игропрактик отец троих детей решает многие проблемы тех школьников, которые вынуждены жить без опеки родителей.

«Я сам парень с района и имел проблемы с законом»

Глядя на Евгения Шилина, не скажешь, что он — педагог, работающий с трудными детьми, учениками коррекционных классов, и без пяти минут выпускник теологического факультета. Скорее, производит впечатление «реального пацана» или тренера по боксу из уралмашевской качалки.

Евгений Шилин, руководитель «Квестории Екатеринбург»:

— Игры во многом сформировали меня — не дали отправиться по пути многих моих друзей, коллег, знакомых. В середине 90-х годов стали модными ролевые игры: беготня с деревянными мечами, в плащах. Меня всегда интересовало, почему среди тех, кто играет, помимо неформалов и маргиналов, много успешных людей — владельцев бизнеса. Что они ищут в этом для себя? Я пришел к выводу: в игре мы принимаем самостоятельные решения. И это самое важное.

Рассказывая свою историю, Евгений отмечает, что в молодости имел некоторые проблемы с законом. Ничего хорошего это ему не принесло — навсегда подорванное здоровье и нежелание возвращаться к подобному образу жизни. Впрочем, этот опыт теперь помогает в работе с трудными подростками и детдомовцами: с ними проще найти общий язык, показать им альтернативу: что есть — и что может быть.

В начале нулевых на жизненном пути Евгения Шилина встретился человек, который предложил ему поработать в центре, занимающемся развитием детей. Тогда еще далекий от квестов молодой человек провел с группой детей и психологами простую сюжетно-ролевую игру.

Евгений Шилин:

— Игры мне нравились всегда. Я четко верю в игру как метод досуга, как метод образовательный, метод бизнес-решений. Сейчас это называется «игропрактика». Я последователь нашей уральской школы. Если более старшее поколение — Алексей Кулаков (директор компании JetStyle, — прим. ред.) и Юрий Некрасов (сценарист, тренер по игропрактике) — много работали над теорией игр и внедряли игры в бизнес, занимаясь со взрослыми, то я — человек от сохи, который очень много «в полях» с детьми, причем детьми разными.

Евгений Шилин и команда его единомышленников занимаются с разными ребятами: и вполне благополучными гимназистами, кадетами, и детдомовцами, детьми из малообеспеченных семей.
Евгений Шилин и команда его единомышленников занимаются с разными ребятами: и вполне благополучными гимназистами, кадетами, и детдомовцами, детьми из малообеспеченных семей.

«Детям нужны не телевизоры, а включенное внимание взрослых»

Долгое время, почти десять лет, работа с детьми через игры была не постоянной, а неким досугом. В 2014 г. Евгений решил присоединиться к проекту «Полдень». Он признается, что сначала шел на это ради денег, но затем остался чистый альтруизм.

Проект «Полдень» был задуман в 2010 г., чтобы помочь разрешению социальных проблем воспитанников детских домов. Главная проблема детдомов, отмечает Шилин, в том, что такие учреждения не могут подготовить ребенка к самостоятельной жизни. Основной метод работы с детьми в программе проекта «Полдень» — сюжетно-ролевые игры, которые включают непосредственно проблематизацию-игру и рефлексию, а также профориентационные занятия, оформленные в том числе в игровых методиках. Они позволяют научить учащихся общаться с окружающим миром, выстраивать аргументацию, решать различные задачи. По словам Евгения, именно системного общения и взаимоотношений со взрослыми не хватает детям, растущим без родителей.

Евгений Шилин:

— Главное правило — не навреди добром. Когда вы приезжаете в детдом с игрушками, конфетами, телевизорами, потанцевали и сфотографировались с детьми, а потом уехали и навсегда забыли — это ни о чем. Тут нужна системность. Детям не так важны техника и подарки, им нужно включенное внимание взрослых. Организаторы проекта «Полдень» выстроили систему, цикл игр, который помогает воспитанникам детдомов пережить период выписки из учреждения. Для них это самый сложный период: детдома устроены так, что на воспитателях лежит огромная ответственность, и им проще самим делать многие вещи вместо детей, в том числе и бытовые.

Примеры он приводит самые разные: доходит до того, что детдомовцам проще жить в темноте, чем поменять лампочку. «Дети оказываются в мире, в котором ничего не умеют делать, ведь раньше все делали и решали за них», — отмечает бывший руководитель уральского отделения «Полдень», а сейчас волонтер проекта. В итоге заканчивают такие выпускники детдомов печально: спиваются, подсаживаются на наркотики или становятся преступниками.

Игра, по его словам, — это пространство для принятия самостоятельных решений, которого так не хватает детдомовцам.

Евгений Шилин предпочитает работать с областными детсадами. По его словам, екатеринбургским и так хватает внимания со стороны властей и финансирования. Впрочем, детям нужно живое и постоянное общение со взрослыми, их вовлеченность, а не подарки.
Евгений Шилин предпочитает работать с областными детсадами. По его словам, екатеринбургским и так хватает внимания со стороны властей и финансирования. Впрочем, детям нужно живое и постоянное общение со взрослыми, их вовлеченность, а не подарки.

«Мы добились того, чего раньше не мог сделать никто»

Одно дело — частное сопровождение, опыт работы со школами, и совершенно другое — детские дома, рассказывает руководитель «Квестории Екатеринбург». Зайти со своей идеей, связанной с воспитанием, в детский дом зачастую бывает невозможно. Проект «Полдень» добился того, что перед ними перестали закрывать двери.

Евгений Шилин:

— В образовании просто нет никакой базы, связанной с сюжетно-ролевыми играми. В детдом с образовательной деятельностью никак не попадешь. Эти ребята из Москвы (проект «Полдень», — прим. ред.) сделали то, что до них не сделал никто другой — смогли заверить свою программу в Министерстве образования России. И это открыло нам двери. У нас на руках появилось множество бумаг, одобренных на самом верху.

Впрочем, даже наличие бумаг спасает не всегда. По словам Шилина, он слышал много отказов в екатеринбургских и свердловских детдомах, где руководство не стремится что-либо менять. Тем не менее сейчас трехлетнюю программу запустили уже в семи детских домах на Среднем Урале.

Евгений Шилин:

— Программа рассчитана на три года, с тем прицелом, что к нам приходят семиклассники, а после девятого класса в основном детдомовцы расходятся по техникумам. Программа разделена на модули: коммуникация, целеполагание и др. В каждый модуль включены игры. Игры не в плане досуга, там всегда есть проблематизация, затем сама игра, потом — рефлексия. На том уровне, на каком группа позволяет. Ребята включаются, и доверие выстраивается даже у детдомовцев. Формат игры позволяет вовлечь аудиторию разного возраста и под каждого найти вид деятельности, который включит человека.

Благодаря играм дети включаются в общение, и доверие, даже у самых некоммуникабельных из них, возрастает.
Благодаря играм дети включаются в общение, и доверие, даже у самых некоммуникабельных из них, возрастает.

«Все держится на чистом альтруизме»

Изначально это был абсолютно волонтерский проект, но затем появились деньги. Часть из них — гранты, которые выделяет государство. Но основной бюджет — спонсорская помощь. Есть в этом и определенные минусы, рассказывает Шилин. Но плюсов все-таки больше, поскольку сами спонсоры втягиваются в процесс и делают это не ради рекламы.

Евгений Шилин:

— Мы понимаем, что при любой спонсорской помощи оставаться хозяином и носителем идеи тяжело. В первую очередь пришли зарубежные компании. Это позволило вывести программу на федеральный уровень и дало ресурсы. Остальное — чистый альтруизм.

Сейчас он отказался от бумажной работы, но остается волонтером. Параллельно с этим у Евгения Шилина есть и другой проект — летние лагеря для детей при храмах и приходах.

В волонтеры идут те, кто на самом деле чувствует призвание, а не хочет заработать.
В волонтеры идут те, кто на самом деле чувствует призвание, а не хочет заработать.

«Мы меняем представление детей о Церкви»

В 2012 г. Евгений Шилин попал в больницу — у него отказали почки, и его отправили на диализ. Во время лечения он и познакомился с отцом Никитой, который предложил развивать лагерь при храме — сделать формат летней площадки в селе.

Евгений Шилин:

— Когда мы поехали проводить первую смену, из всей инфраструктуры были храм, шатер в поле — и вагон детей. Начинали мы просто со спортивных мероприятий (Евгений — действующий тренер при Федерации боевого самбо Свердловской области) — фехтовали, боролись. Потом стали дальше развивать. Мне понравилось, что не было дикой религиозной накачки. В итоге мы формируем некий позитивный облик Церкви, чтобы у детей не было негатива по отношению к храму и священнослужителям. Сейчас у храма проходит понятная, современная, интересная и полезная движуха. Это очень важно и для детей, и для их родителей.

Сейчас в лагеря при приходах приезжает огромное количество городских детей. Родители ищут интересный досуг для детей рядом со своим домом или загородным коттеджем. «Родители отправляют туда ребенка за интересным досугом. А то, что это сделано при приходе, но при этом нет никакой излишней религиозности, формирует позитивный образ Церкви в глазах молодежи», — объясняет популярность лагеря Евгений.
Сейчас в лагеря при приходах приезжает огромное количество городских детей. Родители ищут интересный досуг для детей рядом со своим домом или загородным коттеджем. «Родители отправляют туда ребенка за интересным досугом. А то, что это сделано при приходе, но при этом нет никакой излишней религиозности, формирует позитивный образ Церкви в глазах молодежи», — объясняет популярность лагеря Евгений.

По его словам, если сначала лагеря при приходах организовывались для детей из малоимущих семей и сельских жителей, то сейчас на 70% там городские школьники. Причем площадка остается доступной в материальном плане для всех.

«Я вижу результаты своей работы, их видят и другие: чиновники в Минобре, перед которыми мы отчитываемся, педагоги детдомов, психологи, сами дети и сотрудники храмов», — подводит итог беседы простой парень с окраин Екатеринбурга, который с помощью игр помогает найти себя в жизни другим.