«Проведем чемпионат и разберем трибуны»: Леонид Рапопорт — о троллинге зарубежных СМИ и будущем стадиона

В интервью 66.RU и.о. министра спорта Свердловской области прокомментировал многочисленные публикации в иностранной прессе, посвященные внешнему виду «Екатеринбург-Арены», рассказал, когда начнется работа по демонтажу приставных конструкций, и анонсировал строительство нового масштабного спортивного объекта в центре города.

— В европейской и западной прессе появилось много публикаций о «странных» приставных трибунах «Екатеринбург-Арены». Она даже возглавила свежий рейтинг «самых странных стадионов мира» по версии The Telegraph… Следили ли вы за этими публикациями? Как вы для себя объясняете причину такой реакции иностранной прессы?

— Мы видим в этом простое любопытство, и на мой взгляд, оно не носит негативного или провокационного характера. После окончания чемпионата стадион будет представлять собой окружность, и трибун, которые на первый взгляд выпадают и под определенным ракурсом вызывают странные ощущения, не будет.

Избежать разных инсинуаций во время чемпионата мира трудно, но мы уже все это пережили. Мы пережили время, связанное с подачей заявки Екатеринбурга на проведение чемпионата; пережили тот период, когда люди задавали вопросы о том, зачем нам вообще нужен этот чемпионат. Сейчас даже те недоброжелатели, которые предлагали вместо стадиона построить колбасный завод и «раздать всем по колбасе», понимают, что чемпионат — это знаковое событие, которое поможет городу по-настоящему расцвести.

   Фото: telegraph.co.uk
Фото: telegraph.co.uk

«Екатеринбург-Арена» возглавила антирейтинг известной британской газеты The Telegraph. Также в него попали стадионы ЮАР, Германии, Бразилии и Южной Кореи.

— Екатеринбург — один из немногих городов, где запланированы матчи ЧМ-2018 и где при этом спортивная арена не строится с нуля, а реконструируется. Хотя изначально вы тоже рассматривали варианты строительства нового стадиона. Почему же отказались?
— Было много предложений построить стадион в стороне, но все они оказались невыгодными. Исследование стоимости проекта на ВИЗе, на полуострове Малый Конный, показало, что траты областного бюджета выросли бы в десятки раз. Федерация выделяла деньги только на строительство стадиона, подготовка инфраструктуры ложилась бы на область. Нам пришлось бы не только осушить болото, но и вырубить лес, провести дороги и другие коммуникации. Все это обошлось бы в сумму, несопоставимую со стоимостью реконструкции.

Кроме того, логика и здравый смысл подсказали нам, что строительство громадной махины было бы связано с расходами на ее дальнейшее содержание. Старый стадион обходился бы нам в сумму порядка 80 млн руб., содержание нового — в два раза больше. Конечно, такие расходы бюджет бы не потянул. И мы решили реконструировать.

У нас было несколько вариантов, как именно это делать. Один из них был связан с тем, чтобы расширить уже имеющийся стадион. Если раздвинуть стены, то можно разместить любое количество мест — вплоть до 45 тыс. В этом случае мы могли бы принимать игры четвертьфинала и полуфинала чемпионата мира по футболу. Но эксперты серьезно усомнились в том, что исторические стены стадиона выдержат такой переезд, поэтому от этого варианта, конечно, пришлось отказаться.

— На опыт каких стран вы опирались, когда решили остановиться на реконструкции?
— Мы внимательно исследовали опыт проведения чемпионата мира в семи странах: в Европе, Северной и Южной Америке, Африке… Нас интересовало влияние мегасобытия на дальнейшее развитие территорий. Вместе с профессором М.А. Котляровым мы исследовали феномен «белых слонов». Есть индийское поверье, согласно которому, чтобы навредить своему недругу, ему нужно подарить белого слона. Это священное животное, которое нельзя убить, привлекать к работам, то есть в быту оно совершенно бесполезно. При этом за ним нужно постоянно ухаживать, и это стоит больших денег. Впервые с феноменом «белых слонов» столкнулись Афины после проведения Олимпийских игр. Оказалось, что бассейны, спортивные залы и стадионы не были востребованы. Анализ «белых слонов» показал, что если спортивный объект требует для своего содержания более 2 млн евро в год и при этом он не зарабатывает хотя бы 20% от этой суммы, то его сносят. Сейчас я могу сказать, что у нас «белых слонов» не будет.

   Фото: Константин Мельницкий для 66.RU
Фото: Константин Мельницкий для 66.RU

В Министерстве спорта проанализировали «белых слонов» в других странах, в которых в разное время проходили крупные международные спортивные события — Олимпиада и чемпионат мира по футболу. На фото: иллюстрация к исследованию

— Какова дальнейшая судьба екатеринбургских трибун? Их разберут сразу после окончания чемпионата или они еще простоят на стадионе несколько лет?
— Точных сроков пока нет, но мы можем позволить себе заняться этими вопросами уже с августа. Сомнений по поводу того, что делать с ними, у нас нет: 27 тыс. мест, которые были демонтированы с Центрального стадиона, разошлись по муниципальным образованиям за месяц. Сейчас они находятся на спортивных площадках, которые мы построили по программе с 2012 г. Эти 12 тыс. временных трибун мы также перенесем, например, в один из городов Свердловской области и сделаем спортивную арену европейского уровня. При этом на Центральном стадионе не останется дыр — архитектурно конструкция будет завершена. Мы установим световые панели (в виде большого электронного табло). Они будут использоваться как рекламные носители, на которых мы разместим информацию на коммерческих условиях.

— Деньги на работы по разбору приставных трибун не заложены в проект реконструкции. Есть ли у вас средства, чтобы разобрать их?
— Будут предусмотрены ресурсы, в том числе — из федерального центра. Мы строим и реконструируем стадион на федеральные деньги, здесь нет ни одной копейки налогоплательщиков Свердловской области.

   Фото: Константин Мельницкий для 66.RU
Фото: Константин Мельницкий для 66.RU

— В 2014 г. была информация, что, по предварительным подсчетам, на реконструкцию стадиона с увеличением вместимости до 35 тыс. мест потребуется 5,5–6 млрд руб. Но в ходе согласования проекта стоимость увеличилась до 12,2 млрд руб. С чем это связано?
— Вновь любопытство! Точная сумма всегда определяется после того, как проект проходит государственную экспертизу. Экспертиза определила стоимость реконструкции в 12,2 млрд руб. Хотелось бы сказать, что наши суммы несопоставимы со стадионом «Крестовский» в Санкт-Петербурге, а технологии и опыт, которые использует генеральный подрядчик — «Синара-Девелопмент», позволяют говорить, что мы не только уложимся в названную сумму, но и закончим все работы вовремя.

— Вы уже решили вопрос с вертолетной площадкой — будете ее делать?
— Она нужна, чтобы быстро эвакуировать людей, которые нуждаются в медицинской помощи. Делать вертолетную площадку на стадионе нет никакой необходимости: лечебные учреждения находятся за стеной стадиона (ОДКБ №1 и ГКБ №40, — прим. 66.RU). Мое мнение — нет, она нам не нужна.

   Фото: Константин Мельницкий для 66.RU
Фото: Константин Мельницкий для 66.RU

— Как стадион будет зарабатывать? Будете ли вы использовать его как концертную площадку, пространство для проведения фестивалей и других массовых мероприятий? Появятся ли на нем коммерческие площади?
— На стадионе будут фитнес-центры, пункты питания, сервисные службы. Самое главное — мы разместим там Музей спорта Свердловской области. Мы собрали много экспонатов, нам есть чем гордиться. Среди них — медали спортсменов, коньки и клюшки наших выдающихся хоккеистов, оружие биатлонистов. Будут даже коньки из костей животных. Я передам в музей свои раритетные книги по физической культуре и спорту… Возможно, мы сделаем аллею славы наших олимпийцев. Музей будет иметь принадлежность к Министерству культуры.

Сейчас обсуждается вопрос о том, что наше министерство переедет на Центральный стадион. Спортивное ведомство наконец-то будет находиться в спортивном учреждении. Это около 60 кабинетов, включая залы заседаний. По-видимому, мы будем располагаться со стороны восточной трибуны — там, где въезд с улицы Репина. Также мы бы хотели, чтобы наши учреждения, которые сейчас не имеют своей базы, обрели ее на стадионе. Рядом с нами будет находиться ФК «Урал».

— Как быть с тем, что в результате город получит стадион с меньшей вместимостью, чем был, если мы хотим, чтобы в будущем на нем проводились события мирового уровня?
— 23-тысячник — это по-расчетному нормальный проект, который позволяет проводить не только соревнования, но и крупные мероприятия, например, концерты. Конечно, мы рассматриваем и экономику. Уже есть предложения, связанные со строительством еще одного спортивного объекта вблизи Центрального стадиона — вероятно, это будет 50-метровый бассейн олимпийского уровня и иные активности. Их строительство должно начаться после окончания чемпионата.

   Фото: Константин Мельницкий для 66.RU
Фото: Константин Мельницкий для 66.RU

— Почему Казани достаются все статусные спортивные мероприятия и есть ли шанс у Екатеринбурга провести их на своих площадках?
— Если говорить о Казани, то тут всё просто: в рамках празднования тысячелетия город получил 28 млрд руб. и построили 26 спортивных олимпийских объектов. Это позволило им хорошо провести летнюю Универсиаду. Сейчас мы работаем над тем, чтобы провести зимнюю Универсиаду мирового уровня. Хотим, чтобы игры прошли в Свердловской области: в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле. Эта работа связана в том числе и с подключением инвестиций со стороны федерального бюджета.

Сейчас мы формируем спортивное ядро, которое позволит нам проводить соревнования по легкой атлетике. Легкоатлетическая дорожка, которая была на Центральном стадионе, появится на «Калининце». Там будут сразу два стадиона: футбольный и легкоатлетический (футбольное поле «Калининца» станет резервным — для разминки легкоатлетов в период проведения крупных международных состязаний). Деньги на легкоатлетический стадион мы получим из федерального бюджета уже в следующем году.