У детдомовцев шансов больше. Почему единственный ребенок в благополучной семье — это плохо

01.11.2017

Сотрудник общественной организации «Многодетные семьи Урала» Евгений Белоносов рассказывает, почему у воспитанника детского дома больше шансов на успех, чем у вашего единственного ребенка.

В Екатеринбурге начались курсы для детей, которые испытывают сложности в общении с окружающими. За четыре занятия школьникам объясняют, что такое общение и какую роль оно занимает в наборе социальных навыков, рассказывают про вербальные и невербальные средства коммуникации, эмпатию. Во время последней встречи педагоги и слушатели отрабатывают полученные знания на практике.

Экспресс-курс проходит в тестовом режиме, его прослушали около 30 человек. Большая часть из них — дети из благополучных семей, которые не могут найти общего языка со сверстниками и родителями.

Мы поговорили с автором курса — сотрудником общественной организации «Многодетные семьи Урала» Евгением Белоносовым, который объяснил, почему у воспитанников детских домов или детей из пьющих и неполных семей гораздо больше шансов на взаимопонимание с окружающими, чем у единственного ребенка обеспеченных родителей. Публикуем его рассказ в колонке на 66.RU.

Фото: Гражданский университет Свердловской области, civiluniversity.ru
Фото: Гражданский университет Свердловской области, civiluniversity.ru

— Непосредственное общение с родными и друзьями в современном обществе становится редкостью. Дети и взрослые активно пользуются гаджетами. Иногда общение через смартфон выглядит более естественным, чем при непосредственном контакте. Если вы зайдете в школу или институт во время перерыва, то увидите, что ребята смотрят в гаджеты.

Дома происходит то же самое. Родители уже не спрашивают детей об оценках, потому что во всех школах есть электронные дневники. Максимум, чем они могут поинтересоваться, — почему ребенок получил балл ниже. И получить на это ответ: «Отстаньте от меня». Ребенок не может объяснить, почему у него проблемы с образованием, а родители не могут в них вникнуть.

Иногда получается наоборот: общение с родителями у ребенка может складываться, а вот отношения с друзьями — нет. Ребенок дома и ребенок в школе — это разные дети. Рядом со сверстниками он мимикрирует, подстраивается под окружающую обстановку. Это разные среды, поэтому навыки общения в семье не смогут проецироваться на коммуникацию со сверстниками.

Родители не всегда могут понять, что у ребенка проблемы с общением. И он сам может чувствовать себя комфортно и уверенно. Возможно, ему будет удобно провести так всю жизнь, но он всегда будет один. Выйти на улицу и завязать беседу с прохожим для него станет проблемой — придется выйти из зоны комфорта. Чем дальше — тем больше. Не получив навыков общения с детства, он останется ущербным, хотя и не будет осознавать этого.

Личность человека без умения коммуникации — ограничена. Он не сможет выразить открыто свою позицию в дискуссии (ведь не все разговоры ведутся виртуально). У того, кто не умеет общаться, даже мозг работает по-другому. Левое и правое полушария у нас соединяются лимбической системой. Когда мы вступаем в спор, и точка зрения оппонента для нас неприемлема, мозг воспринимает такую ситуацию как угрозу. У человека выделяется кортизол, он перестает адекватно оценивать окружающее. Без дополнительных знаний (хотя бы о методах борьбы со стрессом) ребенок окажется безоружен.

Гораздо устойчивее к стрессу оказываются дети из интернатов и неблагополучных семей. Пару лет назад я посетил детский дом в Лосином. На тот момент там воспитывались 76 детей, работали 78 сотрудников. Ребята постоянно находятся под контролем воспитателей, им уделяют гораздо больше внимания, чем подросткам в благополучных семьях, где родители все время работают. А в пьющих и проблемных семьях дети переживают разные ситуации, у них больше эмоционального опыта, чем у тех, кто растет в тепличных условиях.

Фото: Павел Шабельников, газета «Золотая горка». На фото — воспитанницы детдома в Лосином
Фото: Павел Шабельников, газета «Золотая горка». На фото — воспитанницы детдома в Лосином

Безусловно, те, кто умеет коммуницировать, будут счастливее. Материальный успех — далеко не основная составляющая счастья. Человеку необходимо налаживать устойчивые и добрые отношения с окружающими.

Поэтому мы и запустили эти курсы. Позанимались уже с 28 ребятами и 20 взрослыми. Как правило, детей отправляют на занятия родители. Мы рассказываем детям о том, как побороть страх перед публичными выступлениями, как понимать друзей и узнавать вербальные и невербальные знаки. Иногда доходит до примитивного: ребенок не знает, куда деть руки, когда стоит у школьной доски. Достаточно подсказать ему взять карандаш — и он сразу становится увереннее.

Мы видим выход в ведении тренингов в школах и сами выезжаем на короткие лекции. В Соединенных Штатах для детей, которые испытывают сложности в общении, создали специальные группы при образовательных учреждениях, с ними занимаются психологи. У нас в школах, к сожалению, нет специалистов такого уровня. Родители и ребенок остаются с проблемой один на один. Серьезная беда нашего общества в том, что нам не с кем поговорить.