Зачем нас заставляют раскладывать отходы по семи контейнерам? Всё, что нужно знать о мусорной реформе

01.11.2017

В 2018 году система борьбы с экологическими проблемами Екатеринбурга должна принципиально измениться. Тянуть уже некуда. Чиновники и бизнес обязаны что-то сделать, чтобы начать сокращать (по возможности) площади гниющих и полыхающих свалок и наращивать объемы отходов, которые отправляются на вторичную переработку. О том, как эта система должна строиться и как ее строят по факту, мы поговорили с главой комитета экологии и природопользования Егором Сваловым.

До конца года министерство энергетики и ЖКХ Свердловской области должно принять решение, о котором вы, скорее всего, ничего не слышали. Но оно важно для будущего Екатеринбурга. На открытом конкурсе министерство выберет организацию, которая получит статус так называемого регионального оператора и займется, в частности, борьбой с пожирающими город свалками.

Победитель конкурса получит право распоряжаться большими бюджетными деньгами и тратить их на то, чтобы сделать Екатеринбург чище. Он обязан будет настроить работу по борьбе с отходами таким образом, чтобы как можно меньше мусора сваливали в гниющие десятилетиями кучи и как можно больше направляли на вторичную переработку.

Фрагменты будущей схемы работы с мусором мы уже наблюдаем. И это что-то очень странное. Министерство разработало, а губернатор подписал документ, согласно которому после 2019 г. в каждом дворе должны появиться семь разноцветных мусорных баков, а каждая семья, соответственно, должна будет дома раскладывать свой мусор по семи отдельным пакетам. Почему это бред и не будет работать, мы уже писали. А сейчас пришли на интервью к главе экологического комитета горадминистрации Егору Свалову.

Он контролирует унитарное предприятие «Спецавтобаза», которое, вероятнее всего, и станет тем самым региональным оператором. Потому именно Егор Свалов отвечает на вопросы о том, что за систему строят в Екатеринбурге и как нам с ней жить.

ОТ АВТОРА:
Получилось довольно длинное интервью. Так что, если у вас нет времени (или желания) читать его целиком, листайте сразу вниз и жмите кнопку «Читать далее». Так вы откроете краткий конспект, из которого, в принципе, всё ясно.

— Как вы знаете, Евгений Куйвашев подписал постановление…
— Да. О раздельном сборе отходов.

— Я бы сказал, о семи разноцветных контейнерах, которые каким-то чудом должны появиться в каждом дворе.
— Ну понятно. Это сложный вопрос, конечно.

— Но ведь это окончательно принятое решение. Екатеринбург с 2019 г. должен будет жить по этим правилам. И лично вы обязаны будете каким-то образом убеждать жителей и управляющие компании, что упомянутые семь контейнеров надо установить, обслуживать, платить за их вывоз. Так?
— Честно скажу: я пока не понимаю, как это будет реализовано. Это крайне сложное постановление. Надо понимать, что, во-первых, никто не станет дома раскладывать мусор по семи ведрам или пакетам. Мы не можем людей приучить на два контейнера сортировать, а тут — семь…

— Это понятно. Есть более важный вопрос: кто это будет вывозить? Ведь, по логике, за каждым контейнером должен приезжать свой мусоровоз.
— Да. Если перевозчик будет забирать с контейнерных площадок не весь объем, а только определенный вид отходов, путь каждой машины, конечно, увеличится в разы…

— Я не знаю ни одной компании, которая бы за это взялась и с этим справилась.
— Я тоже. Никто не знает. Потому, я думаю, есть шанс, что всё еще изменится. Нет такого постановления, которое нельзя бы было отменить или изменить. Тем более что аргументов достаточно: никто не будет мусор сортировать, никто не сможет его вывезти, на многие контейнерные площадки столько контейнеров просто не поместится… и так далее.

— А если всё-таки не отменят? За реализацию постановления в Екатеринбурге будете отвечать лично вы. Что будете делать?
— Скажем так, я пока ни в одном документе не видел упоминания об административной ответственности за несоблюдение раздельного сбора отходов. Пока это не прописано, за отказ следовать нормам постановления нельзя привлечь ни гражданина, ни управляющую компанию, ни перевозчика. И что в этой ситуации можно сделать? Ничего. Раз нет ответственности, значит и соблюдать никто не будет.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU
Фото: Сергей Логинов для 66.RU

— Хорошо. Но даже если будут. Если вдруг все почему-то согласятся аккуратно раскладывать мусор по семи контейнерам, а управляющие компании организуют раздельный вывоз мусора, куда это всё поедет? На свалку? В общую кучу?
— Это важный вопрос. Вводить повсеместный раздельный сбор без соответствующей инфраструктуры — это глупо. Везти некуда. Вы правы. У нас есть всего один мусоросортировочный комплекс, способный такие отходы принять и подготовить их к дальнейшей переработке. Его мощность — 200 тыс. тонн в год. Но это всего лишь треть от общего объема отходов, которые формируются в Екатеринбурге.

Совершенно очевидно, что надо строить новые мощности. Они прописаны в так называемой территориальной схеме обращения с отходами. И региональный оператор, которого на открытом конкурсе выберет министерство ЖКХ, должен будет эти планы реализовывать.

Мы планируем, в частности, создание сортировочного комплекса в районе северного мусорного полигона. И еще одну сортировку — в южной части города. На нее поедут отходы, условно говоря, с юго-восточной и восточной частей города.

— А где его там можно поставить? Участок определен?
— Пока нет.

— Зачем нужно строить новый сортировочный завод на новом месте? Почему, к примеру, не модернизировать объективно устаревший комплекс на Широкой Речке?
— Во-первых, транспортные потоки. Не очень удобно возить туда мусор с юго-востока Екатеринбурга. Во-вторых, мы ведь полигон на Широкой Речке рекультивируем, закрываем. И новый, согласно территориальной схеме, должен появиться в южном направлении. Соответственно, после сортировки хвосты должны поехать туда. И нам нужно искать участок, максимально приближенный к новому полигону, — для сокращения транспортных путей.

— Но где вы возьмете участок под такой объект? Это же огромная проблема — построить предприятие, работающее с отходами, в районе, где его никогда не было. Никто из местных не будет этому рад.
— Во-первых, у него будет километровая санитарно-защитная зона. То есть никто не собирается строить сортировочный комплекс под окнами жилых домов. Во-вторых, проект обязательно пройдет экологическую экспертизу и общественные обсуждения.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU
Фото: Сергей Логинов для 66.RU

— Итого: план состоит в строительстве нового полигона и в создании еще двух сортировочных комплексов…
— Плюс модернизация Широкой Речки.

— Вы говорите о проекте превращения этой свалки в зеленую гору, которая генерирует электричество?
— Не только. Это касается полигона. Есть еще планы по модернизации расположенного там же сортировочного комплекса. Реконструируем конвейерную линию. Поставим дополнительные агрегаты, чтобы повысить качество сортировки. На выходе, к примеру, поставим шредер — чтобы измельчать хвосты…

— И куда эти хвосты? Полигон-то закроют.
— Он уже закрыт.

— Куда везете?
— На северный полигон.

— Через весь город?
— Мы их на Широкой Речке сначала накапливаем — там разрешено временное хранение отходов. А потом везем, да. Когда появится новый полигон на юге, будем возить туда.

— В какой стадии разработки или реализации находятся эти планы?
— Стадия разработки проекта — достаточно высокая. Но сейчас всё зависит от того, когда появится региональный оператор. Как только появится, защитит инвестпрограмму и начнет работать, можно будет говорить о конкретных сроках.

— Вы же в этом заинтересованы. По сути, у вас уже сейчас должен быть готовый проект и бизнес-план.
— У регионального оператора это всё должно быть.

— То есть к 2019 г., когда повсеместно должны будут внедрять раздельный сбор, никакой инфраструктуры для работы с разделенными отходами не будет.
— Ну смотрите. Региональный оператор появится в 2018 г. Как минимум полгода-год он потратит на процедурные вопросы. В частности, будет подписывать договоры со всеми производителями отходов. Так что думаю, только к 2019 г. он приступит к проектированию. И потратит на это еще год…

— А бережно разделенный гражданами мусор всё это время будут сваливать в общую кучу на северном полигоне?
— Ну почему? На Широкую Речку, на сортировочный комплекс его повезут.

— Но ведь этот комплекс не справится.
— Не справится. Потому я не исключаю, что это постановление еще могут изменить или сдвинуть сроки его реализации.

— С вашей точки зрения, раздельный сбор вообще нужен?
— Безусловно, уже существуют технологии, позволяющие мусор на уровне квартиры не сортировать вообще. Вы ведь знакомы с Андреем Сазоновым (владельцем мусороперерабатывающего предприятия «Уралпластик», — прим. ред.)?

— Да. Конечно. И он на каждом совещании, при каждом удобном случае заявляет: «Раздельный сбор работать не будет! Отстаньте от людей. Пусть всё валят в одну кучу!»
— Да-да, верно. Так вот, технологии, позволяющие сортировать отходы, при этом не заставляя граждан раскладывать их по разным контейнерам, уже есть. Но сейчас внедрить их в России не получится по двум причинам. Во-первых, нет еще достаточного опыта эксплуатации подобного оборудования в наших условиях. То есть не ясно, будет ли это вообще работать. А во-вторых, это оборудование еще очень дорого, оно стоит просто огромных денег. В итоге, я считаю, самая удобная технология ближайшего будущего для нас — дуальный сбор, то есть два контейнера: для утильной фракции и для несортируемого мусора.

— Такая схема как бы действует в Екатеринбурге уже много лет. Но до сих пор не распространилась на весь город. Как вы собираетесь ее внедрять?
— Это задача регионального оператора. И у него есть инструмент, позволяющий это сделать. Я говорю о тарифах. Если тариф на вывоз вторсырья будет ниже, чем на вывоз всего остального мусора, появится понятный стимул этим заниматься. И управляющие компании уже сами будут устанавливать разноцветные контейнеры. Сами будут убеждать владельцев квартир в том, что сортировка мусора — это хорошо, правильно и, главное, выгодно.

— Год заканчивается. Регионального оператора уже должны определить. Кто им будет?
— Я пока не знаю.

— Да как так! За два месяца до окончания всех сроков никто не может назвать компанию, которой поручат весь мусор города? Такого не может быть!
— Конкурс официально еще не объявлен. Как только объявят, 20 дней будут собирать заявки. И только тогда мы будем понимать, кто заявился, и сможем предположить, кто, скорее всего, победит. Но победителя, конечно, определит конкурсная комиссия.

— Иначе спрошу: «Спецавтобаза» будет претендовать?
— Да. Планирует.

— Кто еще может заявиться?
— Я могу только предполагать. Потому не стану это комментировать. Скажем так, многие из тех, кто претендовал на этот статус еще год назад, передумали и отказались. Но появились новые претенденты. Прием заявок закончится — сами всё увидите.

Коротко:

  • По идее, с 2019 г. мы все должны начать раскладывать свой мусор по семи разноцветным контейнерам. Но это бред. И работать не будет.
  • Скорее всего, это решение пересмотрят и продолжат внедрять дуальный сбор — когда мусор сортируют по двум контейнерам (оранжевый — для вторичной переработки, зеленый — для всего остального).
  • Сейчас никто не может заставить вас сортировать свой мусор. Но после 2018 г. тарифы на вывоз отходов могут пересмотреть таким образом, что заботиться об экологии станет выгодно.
  • В Екатеринбурге планируют построить еще два мусоросортировочных завода. Один из них разместят рядом со свалкой на границе Верхней Пышмы. Второй — где-то на юго-востоке города (привет жителям Уктуса и Вторчермета). Точное место пока не определено.
  • Вся мусорная реформа зависит от того, какую компанию назначат региональным оператором. В Екатеринбург им, скорее всего, станет подконтрольная муниципалитету «Спецавтобаза». Но это не точно.