Катастрофа Ту-114 CCCP-76491 в Шереметьеве,1966 год

31.03.2018

Это была единственная катастрофа самолета данного типа.

Ту-114 с бортовым номером СССР-76491 был выпущен Куйбышевским авиазаводом в 1964 году и передан в Шереметьевский лётный отряд Транспортного управления Международных воздушных линий гражданской авиации .

К моменту катастрофы самолет налетал всего 93 часа .

Данный рейс был первым совершавшимся по маршруту Москва-Конакри — Аккра — Браззавиль, тогда как раньше советские самолёты летали только до Аккры. При этом в новом варианте полёт по участку Аккра — Браззавиль был техническим, то есть без пассажиров. Непосредственно при вылете из Шереметьева на борту Ту-114 находились 47 пассажиров.

14 февраля 1966 года в Москве был сильный снегопад (выпало 35,5 мм осадков), поэтому аэродром завалило снегом, для борьбы с которым была задействована снегоуборочная техника. В 20:15 экипаж получил сведения о погоде: туман, видимость 500—700 метров, слабый снег, температура −4 °C, влажность 100 %, в ближайшее время не ожидалось улучшения. 16 и 17 февраля выпало по 7,2-7,3 мм осадков, также 17 февраля была зафиксирована температура +1,1°C, то есть в ночь на 17 февраля началось таяние снега, что также могло плохо сказаться на ВПП — выросло скольжение.

Минимальная видимость для взлёта в аэропорту Шереметьево составляла 1000 метров, поэтому руководитель полётов лично съездил на ВПП, после чего вернулся и доложил, что видимость составляет по его оценке 1200—1300 метров, то есть выше минимума, однако полоса очищена недостаточно эффективно и на её обочинах продолжает лежать снег толщиной 50—70 сантиметров. Однако руководитель полётов также передал указание руководителя технического рейса о том, что самолёт должен выехать на исполнительный старт(в начале полосы), после чего уже там будет приниматься решение о взлёте. Тогда в 23:45 КВС принял решение о взлёте, что подтвердил своей подписью .

В 01:15 (17 февраля) экипаж получил разрешение следовать по рулёжным дорожкам к предварительному старту, а в 01:27 было дано разрешение занять исполнительный старт. Хотя с момента получения последних данных о погоде прошло уже два часа, экипаж не стал обновлять информацию.

В 01:37, находясь на исполнительном старте, командир экипажа запросил у диспетчера разрешения на взлёт, на что диспетчер затребовал от него сперва вслух посчитать видимые огни на ВПП, что позволяло определить видимость. КВС насчитал 11, из чего диспетчер решил, что видимость составляет 1100 метров, то есть выше минимального порога, и разрешил взлёт. Такой вывод он сделал из расчёта, что расстояние между огнями составляло 100 метров, тогда как на самом деле оно было вдвое меньше — 50 метров, то есть фактическая видимость на самом деле была около 550 метров — гораздо меньше допустимого.

В 01:38 авиалайнер с включёнными фарами начал осуществлять взлёт по магнитному курсу 68°. Из-за ограничения времени на проведение снегоуборочных работ персонал аэропорта не очистил как следует ВПП. Теперь же оставшийся на обочинах снег закрывал огни ВПП, у которых были видны только вертикальные лучи. Из-за их недостаточной видимости экипаж не мог знать, что самолёт на самом деле разгонялся по полосе с отклонением от её оси вправо на 1°.

Спустя 30 секунд с момента разгона, когда Ту-114 промчался 1050 метров, он приблизился к правому краю полосы, а его правая тележка шасси приблизилась к краю на 7 метров, когда экипаж заметил это. В таких условиях вообще стоило прекращать взлёт, но вместо этого пилоты отвернули самолёт влево, продолжив разгоняться. Из-за недостаточной видимости они не смогли правильно выровнять авиалайнер, который теперь отклонялся влево под углом около 4°. С момента начала взлёта самолёт разгонялся уже 1400 метров, когда на скорости 255—260 км/ч экипаж поднял переднюю стойку шасси. Но спустя ещё 450 метров (1850 метров с начала разгона) на скорости 275 км/ч левая тележка шасси, а следом и правая, врезались в сугроб высотой 60 сантиметров, лежащий на полосе в десятке метров от левого края.

Самолёт несколько развернуло влево, а его скорость снизилась, но пилоты потянули штурвалы на себя и оторвали самолёт от полосы. Однако в этот самый момент левая тележка врезалась в один из огней ВПП. Скорость резко упала и самолёт опустился на правую тележку. Ехавшая сквозь снег, правая тележка начала замедлять авиалайнер, который из-за этого разворачивало вправо. Пролетев таким образом около 300 метров в течение 3—4 секунд, Ту-114 коснулся правой консолью, а затем и двигателем № 4 (крайний правый) бетона полосы. От удара консоль крыла с винтами оторвало, после чего лайнер развернуло вправо и он перевернулся. У фюзеляжа оторвало хвостовую часть, которая осталась лежать на полосе, тогда как остальная часть вылетела в снег и загорелась.

В катастрофе погибли 13 членов экипажа и восемь пассажиров, то есть всего 21 человек. Оставшиеся в живых шесть членов экипажа , а также 12 пассажиров были ранены. Ещё 27 пассажиров получили незначительные травмы в виде ушибов.

По заключению комиссии, непосредственной причиной катастрофы явилось невыдерживание направления разбега по причине нарушения минимума погоды - ограниченной видимости менее 1 000 м из-за тумана, при наличии снежных сугробов на ВПП, которые затеняли огни ВПП, что определило первоначальное уклонение самолета при разбеге вправо, а затем влево.
    Главными причинами катастрофы явились:
    - Грубое нарушение документов, регламентирующих летную работу в гражданской авиации, руководителем технического рейса, начальником ТУ МВЛ, не предотвратившим вылет самолета при погоде ниже установленного минимума.
    - Нарушение установленного минимума для взлета самолета командиром корабля и проверяющим.
    - Серьезные недостатки в руководстве полетами со стороны службы движения а/п Шереметьево. Руководитель полетов и диспетчер СКП разрешили вылет самолету при погоде ниже установленного минимума, проявив при этом пренебрежение к метеоданным метеостанции, которые являются по установленным регламентам основными для принятия решения на вылет.
    Сопутствующей причиной катастрофы явилось нарушение требований по подготовке и содержанию ВПП со стороны аэродромной службы аэропорта Шереметьево. При ширине ВПП 80 м было расчищено 60-65 м, по краям были сугробы, огни ВПП находились в снежных лунках.
    Основными виновниками катастрофы являются:
    - Начальник ТУ МВЛ, который, будучи руководителем и ответственным за организацию и выполнение технического рейса, допустил безответственность - от начала подготовки рейса и до вылета грубо нарушал требования документов, регламентирующих летную работу в гражданской авиации. Он самовольно включил в состав летного экипажа в качестве проверяющего начальника летного отдела транспортной авиации УЛС МГА, который не имел на это задания от Министерства и был назначен только членом комиссии по выполнению технического рейса. Начальник ТУ МВЛ лично не изучил метеообстановку перед вылетом, пренебрег данными метеостанции о фактической погоде и, допустил вылет самолета при погоде ниже установленного минимума, проявив при этом необоснованную поспешность с вылетом в рейс самолета при явно несоответствующих метеоусловиях, не дождавшись прибытия 24 пассажиров-иностранцев, которые должны были следовать с этим рейсом, чем нарушил данные ему указания на выполнение рейса в Аккру и Браззавиль (указание МГА от 14.02.66 г.).
    - Командир корабля и проверяющий, которые приняли решение на вылет и пытались взлететь при погоде ниже установленного минимума.
    - Руководитель полетов а/п Шереметьево и диспетчер СКП, разрешившие вылет самолета Ту-114 при погоде ниже установленного минимума для взлета.
    Косвенным виновником катастрофы является начальник аэропорта Шереметьево, не обеспечивший подготовку ВПП к вылету в соответствии с требованиями действующих в гражданской авиации документов.