«Черный Демон» Тверского бульвара - как первый русский декадент эпатировал Москву

7 April 2020

Душным июльским вечером 1895 года на Тверском бульваре появился странного вида человек, сразу привлекший к себе внимание публики.

И. А. Бунин описал его вид в нескольких строках, кратких и выразительных:

«Это он первый поразил Москву. Самолично появился на Тверском бульваре: в подштанниках, бурке и папахе, в черных очках и с длинными собачьими когтями, привязанными к пальцам правой руки.»

Фронтиспис к книге "Обнаженные нервы" с изображением автора
Фронтиспис к книге "Обнаженные нервы" с изображением автора

Имен у этого инфернального персонажа, как выяснилось позже, было много. И все больше «черные» - вроде «Вельзевул», «Хромой дьявол или «Лысый сатана».

Журналист-поденщик Александр Емельянов-Коханский (а именно так его звали) не привык себя ограничивать и использовал до 35 псевдонимов в бульварной прессе, где печатал свои статейки, юморески и фельетоны.

В тот вечер, несмотря на громадный успех у толпы праздношатающихся по Тверскому, «Вельзевула» тотчас же забрали с бульвара и увели в полицию.

Но семя было брошено – слава первого русского символиста прогремела по всей Москве.

Такой же скандальной была и его книга.

«Это был рослый, плотный малый, рыжий, в веснушках, с очень неглупым и наглым лицом» (И. Бунин о Коханском)
«Это был рослый, плотный малый, рыжий, в веснушках, с очень неглупым и наглым лицом» (И. Бунин о Коханском)

Сборник стихов «Обнаженные нервы» был напечатан на розовой бумаге, а на фронтисписе автор предстал в образе Демона в плаще и с черными крыльями за спиной.

Но главная интрига была внутри - в Предисловии издателя автор был назван не иначе как «первый русский декадент, осмеливающийся печатно называться им».

Книга эта буквально взорвала литературный Олимп. Правда, в сугубо отрицательном смысле.

«Человек в здравом уме и твердой памяти не печатал бы таких стихов»

Рецензии на опус Емельянова-Коханского были сплошь издевательскими. Только ленивый не поглумился над ним и символизмом в целом.

"Посвящается мне и Египетской царице Клеопатре"
"Посвящается мне и Египетской царице Клеопатре"

А посмаковать было что. Взять хотя бы названия - вроде «Гимн сифилису» или «Изнасилование трупа».

Или характеристика автором самого себя как «изверга любви» или «сына больного ненормального века».

А как Вам строки от лица трупа: «Черви черным покрывалом осаждают грудь мою»?

Рецензенты жалели даже бедняжку Клеопатру, царицу Египетскую, которой, наряду с собой, любимым, Коханский посвятил свой литературный труд.

«Клеопатра была большая грешница, но она не заслужила такого ужасного наказания.»
Вот такого рода литературу печатал Коханский
Вот такого рода литературу печатал Коханский

Это был полный крах литературных надежд и дискредитация нового направления для «настоящих» первых символистов под руководством Валерия Брюсова.

А ведь они имели право на пальму первенства – первый выпуск альманаха «Русские символисты» вышел на год с лишним раньше вышеописанного события – в марте 1894 года!

Флеш-моб Коханского на Тверском бульваре и его книга отодвинули на задний план группу Брюсова и сделали «Лысого сатану» главным и единственным в глазах широкой публики выразителем нового направления в поэзии – декаденства.

После такой «презентации» сочинения символистов воспринимались с предубеждением и, в конце концов, газеты и журналы почти перестали их печатать.

В. Брюсов
В. Брюсов

Брюсов стал было писать оправдательную статью про «подделку под символизм», но затем оставил этот замысел, предоставив решение проблемы течению времени.

Женился на купеческой дочери и сказал: «Довольно дурака валять!»

И вскоре жизнь расставила все по своим местам.

Личина Коханского была сорвана – стало ясно, что его перформанс имел под собой хитро продуманную коммерческую основу.

Слава поэта его не особо интересовала. Но сборники переиздавались, принося ему регулярный доход.

Тверской бульвар в 19 веке.
Тверской бульвар в 19 веке.

Конец литературной карьеры первого русского декадента» был тривиальным:

«Емельянов-Коханский вскоре добровольно сошел со сцены, женился на купеческой дочери и сказал: «Довольно дурака валять!» (И. А. Бунин).

Он вернулся к бульварной прессе и издал ряд прозаических произведений, посвященных свободной любви, миру проституток и уголовников, в том числе роман об убийстве в доме свиданий «Страшный багаж». А после революции занимался технической работой в газетах.

Символизм же вскоре стал крупнейшим явлением русской литературы, во главе с Валерием Брюсовым – его признанным вождем.

Было интересно? Пожалуйста, поставьте лайк и подпишитесь на мой канал! Спасибо за внимание!

Еще о Серебряном веке на этом канале:

👉 Дом-утюг на Спиридоновке: «Дух был богемский и бестолковый. Путано, шумно, нехозяйственно – но весело"

👉 «Хлипкая бубновая дама» в доме-сказке на Пречистенской набережной

👉 «Мастерица виноватых взоров» и фокстрот под стук соседей: дом-утюг на Спиридоновке