Схрон. Глава 24

Начало здесь

Не люблю бегать марафоны, всегда предпочтительнее качнуть железо, потренироваться в обращении с оружием, жестко помутузить грушу или изучить тактики ведения боя. Но сейчас, когда банда кровожадных отморозков висит на хвосте, все эти умения, что мертвому припарка. Бег – вот единственное универсальное средство выживания в таких ситуациях.

Но как бы тяжело не было, я не брошу ничего из оружия и снаряжения. Пусть оно мешает, пусть цепляется за ветки и сучья, пусть оттягивает плечи и бьет по спине. Без оружия какой из меня воин Апокалипсиса и спаситель человечества? Егорычу, конечно, проще. Только тулуп у него, да винтовка. Остается только надеяться, что преследуют нас не мастера спорта в беге по пересеченной местности.

На пути вырос дикий бурелом – настоящая баррикада, чудовищное сплетение поваленных стволов колючих сучьев. Черт! Я остановился, хватая ртом воздух. Это тупик, куда теперь бежать?

– Вот их следы! – услышал я гнусавый возглас. – Сюда! Все сюда!

– Тебе не уйти, чувак! – поддержал другой.

– Я иду за тобой! – с надменной интонацией.

Это конец. Нужно принимать последний бой. Надеюсь, эти твари не смогут найти Схрон. Пусть Лена живет счастливо, продуктов хватит надолго… живым они меня точно не возьмут. Я положил ладонь на гранату Ф-1.

– Шо, раскорячился, окоянный? – тяжелый пинок Егорыча вернул в реальность. – За мной, растудыть твою налево!

Я начал карабкаться за дедом через нагромождение мертвых деревьев. Если сломаю ногу – мне хана. Куда он ведет? Не успеем же перелезть чертов завал! Вот-вот нас накроют и расстреляют, как в тире, блин! Обернувшись, заметил мелькающие фигуры среди елок.

– Егорыч! Они догоняют! – выкрикнул я. – Егорыч, ты где?

Старик, словно испарился. Как так? Ведь только что прыгал передо мной, как заядлый мастер паркура, а сейчас словно сквозь землю провалился.

– Эй, горемыка! – Скрипучий голос донесся откуда-то снизу.

Нырнул на звук, в темную дыру – узкое пространство между бревен и коряг. Потом еще ниже, еще. Да этот бурелом в несколько ярусов! Внизу я догнал нетерпеливо притопывающего деда.

– Куда теперь? Долго не просидим, нас выкурят, как лису из норы…

– А вот сюды! – коварная подсечка отправила меня в беспорядочное падение.

Я кубарем катился по крутому склону, покрытому многолетним слоем еловых иголок. Недолго. Остановился на дне оврага, плюхнувшись мордой в илистый ручеек. Вода! Тут же, не поднимаясь, начал пить, пока Егорыч не одернул за шиворот:

– Кто ш воду так хлещет на марше? Совсем дурной?

Да, он прав. Я же читал в пособиях по выживанию, что при физических нагрузках, нельзя много пить. Мы осторожно пошли вдоль русла ручья. Свет почти не проникал сюда, но глаза быстро привыкли к полумраку. Поваленные деревья надежно скрывали потаенный овражек. Сверху доносились приглушенные вопли и маты. Потеряли нас, наверно. Или кто-то напоролся на сук.

– Может, поставить растяжку, а, Егорыч?

– По што добро переводить? И так уйдем. Лес не даст пропасть дедушке, хех.

Впереди забрезжил свет, мы вышли на обрывистый берег речушки. Я, если честно, уже с трудом представлял, где находимся. В какой стороне Схрон? По камням перебрались через черный бурлящий поток, взобрались на склон. Криков шайки Сергеича не слыхать. Но я понимал, нельзя останавливаться. Нужно скорее добраться в убежище и все тщательно замаскировать. Кто знает, насколько настырны эти скоты. Может, будут рыскать по лесу много дней? Чем еще им заняться? А так хоть какое-то развлечение.

Но Егорыч снова велел остановиться. Мы забрались в кусты над обрывистым берегом, дед присел на бревнышко и прикрыл тяжелые веки. Вроде даже перестал дышать. Вот, блин! Ладно я, тренированный выживальщик, а ему-то сколько лет? Никогда об этом не задумывался. На вид лесничему, ну, лет шестьдесят максимум… но он же участвовал в ВОВ. То есть, сейчас ему где-то восемьдесят. Или вообще под сотку. Блин, заставил побегать старца! А если он прямо здесь склеит ласты?

– Егорыч… ты живой, старче? – с тревогой спросил я.

Дед не отвечал, застыв, как истукан, со своей трехлинейкой в задубевших пальцах. Блин, тащить его на себе? Или оставить тут? Я попытался прощупать пульс, ничего не вышло.

– Старик! Очнись!

Тут в голову пришла дельная мысль, я заорал ему прямо в ухо:

– Рядовой Егорыч! Подъем! Немцы окружают!!!

Старого словно подбросило, я не успел среагировать, как получил прикладом в голову.

– Ну, блин, напугал дед! Я уж думал, ты помер! – воскликнул я, потираю скулу.

– А шо ж это ты пошутковать решил над Егорычем? – взъярился лесничий. – Притомилси дедушко, а ты спать не даешь, стервец! Ну, хоть вздремнул малость! Дай-ка сюды мой гостинец, надобно взбодриться деду.

Я достал из рюкзака склянку с загадочной жидкостью. С интересом проследил, как дед нацедил с полколпачка и, зажмурившись, выпил. Будто морщины разгладились на суровом лице, глаза наполнились жизнью и яростным блеском.

– Охо-хо-хо! – Он разгладил усы. – Хорошо!

Тоже решил попробовать дедово зелье. Осторожно понюхал. Запах неплохой, но не могу уловить состав. Запрокинул голову и сделал добрый глоток. Обжигающе-приятная волна прошла по пищеводу и расцвела термоядерным бутоном в желудке.

– Куды ж столько? Побойся бога! – запоздало хмыкнул дед.

– Прикольная хрень, – ответил я, заворачивая крышку. – Подскажешь рецепт?

– То я ж ево не ведаю. Витек мне делает.

– А что за Витек? Тоже лесничий?

Но старик не успел ответить, потому что, как и я, услышал голоса. Подхватив винтовку, Егорыч выглянул из кустов, всмотрелся в противоположный берег. Почем не бежим? После дедова пойла во мне бурлил такой энерджайзер, что кажется, смогу взлететь, если как следует разогнаться. Но я решил не спорить с лесником. Без него бы уже точно был трупом. Устроившись рядом, последовал примеру – нацелил дуло АК на выход из потайного овражка. Снял с предохранителя, перевел на одиночный огонь. Патроны надо экономить, да и мало у меня опыта в стрельбе очередями.

Голоса доносились все ближе. Уроды нашли этот лаз и теперь перли по нему, видать, всей шоблой.

– Сюда, пацаны! Вижу свет! Туда сквозанули суки! – послышался гнусавый голос из норы.

Я усмехнулся, поняв замысел деда. Тот коротко сплюнул, хищно прильнув к потертому временем прикладу. На тряпочки перед ним уже лежит стопка пилюлин – запасные патроны к винтовке. Приготовил два оставшихся магазина и я.

Из лаза показалась рослая фигура в милицейском бушлате и каске, сзади напирали остальные. Дьявольски шарахнула «Мосинка». Охренеть, хэдшот! Пуля попала «бушлату» прямо в глаз! Каска в сторону. Быстрый лязг затвора. Бах! Очередное тело падает в воду. Щелчок. Бах! Блин, че я туплю?! Автомат сухо толкнул в плечо, бандит в синем пуховике с визгом забился на земле. Остальные залегли в тоннеле, в который мы посылали смертоносные пули одну за другой. Мат, ор, предсмертные хрипы раненых приятно ласкали слух.

Скоты пытались отстреливаться, но в суматохе даже не поняли, откуда ведется огонь. Старик деловито перезарядил винтовку, пока я не давал противнику высунуть носа. А что если?..

– Прикрой старче! – Встав в полный рост, сорвал чеку и швырнул лимонку в темный зев.

Из дыры, словно отрыжка дракона, повалил дым. Крики сменили тональность до полной истерики. Кто-то, еще живой, орал:

– Отходим, отходим, бляха! Их там целая рота!

Егорыч удовлетворенно хмыкнул и вставил в зубы самокрутку:

– Славно постреляли! Как в молодости, итишкин корень!

Я согласно мотнул головой. Сколько вражин остались лежать в грязном снегу? Пять или шесть точно отправились прямиком в ад, еще трое-четверо подранков сомневаюсь, что доживут до утра.

Собрав по совету Егорыча стреляные гильзы, с чувством выполненного долга отступили в уютные объятия тайги. Надеюсь, отбили козлам надолго, если не навсегда, заниматься «охотой на выживальщиков».

Вскоре мы разбежались, пожав на прощание руки. Дед отправился к себе, звал в гости, говорил, бабка похлебки наварит. Но я хотел только одного – вернуться в Схрон и упасть в объятия Лены. Егорыч только хмыкнул и подсказал нужное направление. Я засек азимут и огромными прыжками понесся к дому. Что еще нужно усталому воину после славной победы? Горячая ванна, сытный ужин, боевые сто грамм и дикий необузданный секс, как в последний раз. Хотя, любой из дней может стать для меня последним. Конечно, я предполагал определенные ситуации и непредвиденные сложности, но и не думал, что после Судного Дня станет настолько, блин, опасно.

Я настолько погрузился в свои мысли, что потерял всякую бдительность. Черт, ничему тебя жизнь не учит, Саня! Ты не на прогулке в городском парке, а в гребаной тайге после всемирного Песца! Здесь под каждым деревом, походу, отыщется желающий тебя грохнуть. Ради еды, припасов, теплой одежды, а то и просто, по приколу. Или в профилактических, так сказать, целях.

На лесной прогалине лежит незнакомец и целится из винтовки с оптическим прицелом. Я узнал Вепрь. Классная пушка, сам облизывался на такую, но не мог купить официально, не прошло пять лет владения гладкостволом. И что будем делать, разойдемся мирно или постреляемся?

Продолжение: глава 25

Ставь лайк, если считаешь, что нужно продолжение!

(с) Александр Шишковчук

Источник: группа Автора ВК