Схрон-2, глава 86

Полковник издал пару отрывистых команд. Хнычущего Валеру подхватило сразу несколько крепких рук. Без очков он выглядит особенно жалко и несуразно. Посыпались удары, камрад исчез, скрытый десятками спин. Только визгливые вопли извещают о том, что его бьют. Причем жестко. Не скрою, это доставляет определенное удовлетворение моему жаждущему справедливости сердцу.

Черт, пендосский командир снова пропал! А ведь хотел валить его первым. Не выстрелил только потому, что не хотел зацепить Валеру. Из-за деревьев появляются все новые и новые солдаты. Слава богу, не открыл огонь. Сайга – не лучшие оружие против сотен обученных воинов. Ладно, будем надеяться, вломят люлей слегонца да отпустят. И пойдут дальше свое дорогой. Кстати, куда они направляются? Может, в деревню, в Сельхоз? Наверно…

Вдруг в стороне заорал кто-то из вояк. Я перевел прицел Сайги. Ну вот, вход в бункер обнаружили. Валить пендосов или валить отсюда? Давай, Санек, стреляй – и тебя ждет героическая, но бесполезная смерть, с вероятностью девяносто девять процентов. Снова подставляться ради ссыкливого предателя? Ну его нах. Есть план получше.

Начал потихоньку отползать. Пендосы скрылись за деревьями, я, подхватив рюкзак, помчался гигантскими скачками через сугробы. В сторону Схрона. Усталость отступила, подстегивает боевой азарт. Нужно исходить из того, что Валера сдаст все явки с паролями, сдаст местоположение моего убежища. Значит, нужно подготовиться к горячей встрече с заокеанскими «друзьями». Что я могу противопоставить отряду в несколько сотен рыл? О, подобных вариантов имеется не мало. Все это давно продумано и просчитано много раз. Жаль, «Корд» валяется где-то возле деревни местных бандюков. Некогда его забирать. К тому же, разящая очередь крупнокалиберного пулемета – слишком легкая смерть для амерских ублюдков. Сидели бы, твари, в своей Кандалакше. А раз сунулись в эти леса – хана вам!

Позади вдруг мощно шарахнуло. Даже вороны подорвались с ветвей, возмущенно каркая и размахивая крыльями. Тут же залег, вскинув Сайгу. Что это было? В бункере очкастого сработала самоликвидация? Да не, бред. Скорей всего, пендосы с помощью взрывчатки снесли входной люк. Пружинисто подпрыгнув, я побежал дальше.

Стараюсь не думать о том, что ждет семейство Валеры. Но мысли, конечно, лезут в башку. Но что поделаешь, хули? Не жалко лишь старую ведьму – пусть отправляется в пекло. А вот дети, коты… я вспомнил беззащитные доверчивые глаза Фиделя. Смерть этого рыжего засранца будет пережить труднее всего. Надеюсь, у него получится заныкаться от злых пуль пендосских палачей.

***

В хорошем темпе, задолго до темноты, выбрался к Схрону. Внимательно осмотрел полянку перед входом. Все чисто, следов не видать. Чужие не шастали, Ленка тоже молодец, не ползала никуда. Я посмотрел на свою цепочку следов. А вот они. Путеводной нитью указывают на мой дом. И снегопада, как назло нет. Хреново, конечно. А может и нет. Враги очень сильно пожалеют, если ступят на мою тропу.

Я вошел в Схрон. Лена охнула и схватилась за грудь, прервав процесс глажки белья. Мысленно отметив заметное увеличение объема этих самых грудей, скинул рюкзак и Сайгу. Хвала богам, с ней все в порядке. Следующие пять минут прошли в бурных обнимашках. Как же сильно соскучился по ней. Практически так же, как по родным стенам своего убежища. Но сейчас не до гребаных нежностей и обильных минетов. Надо готовиться к обороне. Не стал пока ничего рассказывать девушке. Зачем зря тревожить?

Лена готовит ужин, а я, наконец-то, отправился в ванную, смыть грязь, кровь и вышибающий слезу запах пота. Когда взглянул в зеркало, чуть не отшатнулся. Ну и рожа у тебя, Шарапов. Неудивительно, что любимая вскрикнула, увидав меня на пороге. Все в синяках, царапинах и многодневной щетине. Но взгляд – огонь – все также полон задора, мужества и боевой отваги. Невзгоды не в силах сломить стальной дух Санька. Усмехнувшись, взялся за бритву.

Когда выбрался из ванной, на столе поджидало дымящееся блюдо, запотевшая бутылка вискаря и полная рюмка. В честь моего возвращения Лена даже постелила на кухне чистую скатерть. Я тут же набросился и принялся жрать. Всегда с удовольствием хавал то, что приготовлено ее руками, но сегодня моя ненаглядная превзошла саму себя. Роллтон с тушняком показался настоящей пищей богов!

Вмиг опустошив тарелку, потребовал добавки, благо наварила она целый жбан. Хлещу душистое лакомство, не забывая опрокидывать рюмашки, а Лена так и вьется вокруг с поцелуйчиками. Видно, как сильно ей хочется. Однако, мы договорились не заниматься пока что сексом, ввиду ее положения. Наконец, не выдержав, девушка нырнула под стол, сорвала полотенце и, пока я кушал, показала, как сильна ее любовь.

От тепла и прочих приятностей стало клонить в сон. Отставить, Санек! Если завалишься спать, возможно, это будет последняя ночь в твоей жизни. Треснув себя по роже, отправился на склад. Пора готовиться к массовому выпилу пендосни. Эх, Вован, Вован… что же ты не добил их в городе? Ладно, решу эту проблему.

***

Зюзя приветливо квакнула в аквариуме. Хренасе, как отожралась. Подкинул амфибии несколько личинок из банки. Затем пошел между стеллажей в поисках нужных инструментов и материалов. Лена, видать, опять прибиралась, потому что все лежит, хоть и аккуратно, только не на своих местах. Наконец, отыскал то, что нужно. Доски. А вот и ящик с гвоздями, молотками, отвертками и прочими необходимыми в хозяйстве прибамбасами.

Сперва напилил дощечки. Примерно двадцать на двадцать сантиметров. Когда вытащил мешок с гвоздями, взгляд остановился на плотно набитом пакетике. О, надо же, семки! Совсем забыл про них. Те самые, «заряженные силой Брахмы», десантура притащил из разведрейда в поселок веганов. Не долго думая, закинул парочку в организм. Огненная дрожь пробежалась по мышцам, неся бодрость и прогоняя прочь липкую дремоту. Ништяк, блин! Как же я вообще про них забыл? Под тонизирующим воздействием работа пошла быстрее. Схватив молоток, принялся вколачивать гвозди.

– Саш, а что ты делаешь? – Лена прибежала сверху, заслышав мощный стук.

– Да так, – я улыбнулся, – ловушки…

– А зачем?

– Для охоты. Смотри.

Я взял две дощечки с грозно торчащими гвоздями-двухсотками и соединил, наподобие пасти акулы-людоеда.

– Ам! Ам!

– Такой ты дурачок… – произнесла Лена. – Пойдем спать?

– Не… у меня еще много дел. Разбери лучше рюкзак, посмотри, что я принес для тебя.

Взяв ножовку, принялся отпиливать новые доски. Хочу сделать много-много капканов, а также самодельных мин из патронов, как учил Вован.

Вдруг Лена прибежала снова. В руках пачка памперсов, лицо в гневе.

– Ты что принес???

– В смысле? Памперсы! Ты ж сама просила!

– Ты читать не умеешь? Это же четверка! – Она швырнула упаковку в дальний угол.

– И что? – Я действительно не понимал, в чем проблема.

– Четверка – это большой размер!!! Надо было единичку!!!

– Блин, ну ты бы сразу так и сказала… – Я почесал молотком репу.

– Пива себе набрал, не забыл! А на ребенка тебе плевать! Я так и знала! – Лена уселась прямо на бетонный пол и зарыдала.

– Ты успокойся, в лесу еще много таких упаковок припрятано. Может, и другие размеры есть. А эти на вырост будут.

Я присел рядом и попытался приобнять за плечи.

– Не трогай меня! Отпусти! – И, вскочив, убежала наверх.

Ох уж эти предродовые истерики. Вздохнув, заточил еще одну семку и вернулся к прерванному занятию.

Через пару часов несколько сотен дощечек с гвоздями заполнили всю оружейную. Теперь, пока темно, нужно установить их на подступах к Схрону. Одевшись, поднялся наверх. Лена не спит, надувшись, сидит за компом, на экране пасьянс «Паук». Я сходил на улицу и отыскал в снегу большие сани – прицеп к снегоходу. Затем принялся грузить в них импровизированные ловушки, упаковки патронов для карабина, тактическую лопату. В рюкзак все равно бы не влезло. Природа благоволит моим действиям, начинается пурга.

В прихожей снял с крючка «Сайгу», закинул за спину. Обернулся к Лене:

– Не скучай, к утру вернусь.

Она ничего не ответила. Укутав поплотнее лицо, я вышел за порог.

В свете налобного фонаря двинулся через лес, волоча груженые сани. Через час спустился к замерзшей реке. Естественный рубеж обороны. Начнем отсюда, пожалуй. Мой старый след еще выделяется на белой глади, потихоньку заметаемый колючей поземкой.

Вытащив лопату, начал копать небольшие лунки. Вниз дощечку с гвоздем, сверху фанерку с патроном, присыпать снегом. Я представлял, сколько пендосов останутся без ног, когда сунутся на реку, и мое сердце налилось радостью. Штук двести поставил. Максимально удобный путь через реку перекрыт. Можно, конечно, обойти, но там крутые берега, скальники. Да, вражины определенно пойдут здесь.

Покончив с минированием, впрягся в полегчавшие сани и пошел наверх. С высоких скал река, как на ладони. Хорошая огневая позиция. Отметил для себя еще несколько подобных точек. Хрен вам, а не Схрон Санька, сучары. Я двинулся по собственному следу в сторону дома. Через каждые десять-пятнадцать метров, на этой же тропе, выкопал ямки поглубже и установил по две доски с гвоздями. Вражеская нога провалится в такую ямку, а гвозди-челюсти алчно вопьются в заклинившую конечность. Главное самому потом не попасться.

За несколько часов, попетляв по лесу, я натоптал с десяток ложных тропок. Щедро расставил ловушки. Вернулся в Схрон до рассвета. Мягко горит ночник, Лена спит, свернувшись клубком.

Стараясь не разбудить, на цыпочках прошел в оружейную. Нагрузил полный рюкзак патронов для Сайги с револьвером. Прихватил несколько трофейных АК. Патронов к ним мало, но все равно сгодятся. Также собрал аптечку, перекусы, наполнил фляжку. Зюзя ободряюще подмигнула за стеклом аквариума. И тебя возьмем. Вытащив психоделическую жабу, сунул за пазуху. Нужно быть во всеоружии.

Так же неслышно пройдя в прихожую, еще раз огляделся. Маленький уютный мирок посреди непрекращающегося кошмара, холода и страданий. Кто, если не я, сохранит его?

.

Начало второй книги

Начало первой книги

.

Продолжение: глава 87

Ставь лайк, если понравилась глава!

(с) Александр Шишковчук

Источник: группа Автора ВК