Как надо и как не надо делать книги

19 August 2019
Иллюстрация pixabay
Иллюстрация pixabay

Аркадий Мильчин, автор главного справочника всех редакторов и издателей, писал о пользовательских сценариях еще до того, как это стало мейнстримом. Он исходил (увы, в прошедшем времени) из простого правила: книга реализует себя в чтении. А значит редактору нужно подумать, как именно человек будет пользоваться книгой (а он пользуется ей не всегда линейно), что будет искать и что ему может в этом помочь. Такие сценарии использования задают структуру книги и аппарат издания.

Новое литературное обозрение, 2012
Новое литературное обозрение, 2012
Интересно, с какой одинаковой серьезностью Мильчин пишет о неаккуратном указании переводчиков в сборнике греческих полиоркетиков и об отсутствии в содержании другой книги подзаголовка «Моя девственная плева и фарфоровое яйцо».

«Как надо и как не надо делать книги» — сборник заметок разных лет, поделенный на семь частей — по элементам аппарата издания. В конце каждой части есть чек-лист сложных случаев. Я отобрала несколько примеров: одни иллюстрируют, что издатели должны делать, другие — что могли бы.

1. Начну с простого — издатель обязан указать язык, с какого переведена книга.

У сборника текстов Роберто Калассо «Искусство издателя» (Ad Marginem) указан переводчик (Александр Дунаев), но не указан язык. Несложно предположить, что переводили с итальянского оригинала. Но не всегда всё так однозначно. Умберто Эко — итальянец, но его сборник лекций «Прогулки в литературных лесах» переведены с английского, потому что были впервые прочитаны в американском университете. Иногда можно встретить переводы с английского, хотя оригинал написан, скажем, по-корейски. Потому что переводчиков с английского много, а с корейского, да еще художественных, несколько человек.

2. Оглавление должно помогать читателю перемещаться по книге. Для этого:

  • если у каждого раздела книги есть примечания, то можно оглавление представить в виде таблицы: название раздела, страница раздела, страница примечаний к разделу;
  • если книга — антология или сборник, то логично сделать второе оглавление, сортирующее заголовки в алфавитном порядке (аналогично для многотомников: общее алфавитное оглавление для всех томов).
Пример роковой редакторской ошибки
Пример роковой редакторской ошибки

3. Именной указатель в бумажной книге может быть полезнее, чем поиск по электронной. Для этого:

  • сгруппировать указатель по рубрикам (например: люди, картины, города);
  • если один и тот же человек упоминается под разными именами или упоминается только должность / титул — все эти упоминания вынести в указатель;

4. Слепые (постоянные, мертвые) колонтитулы — расход бумаги. Колонтитулы нужны для удобной навигации, а не для напоминания читателю, какую книгу он читает.

В древнегреческих мифах в пересказе Стивена Фрая (Фантом пресс) на колонтитуле слева — название книги и автор, справа — название части. То, что есть название части, уже неплохо, но части довольно крупные и лучше бы сделать так: слева — название части, справа — название раздела внутри этой части.

5. Каждое примечание — это перерыв в чтении, нужно максимально рационализировать примечания:

  • если есть типовые примечания, например, «неизвестно» / «не сохранилось», то обозначать их символами (надстрочная «н»);
  • примечания, которые ссылаются друг на друга хуже повторов; повторяющуюся информацию из примечаний можно вынести, например, в именной указатель.

Книги Мильчина стали настольными не для одного поколения редакторов. Тем не менее, у каждой второй новинки на полке в магазине слепые колонтитулы, отсутствующий или неудобно составленный поисковый аппарат, некорректная каталожная карточка. Почему такая слабая культура издания? Хочется побыстрее издать и в продажу? Или дурное влияние электронных книг, где нет аппарата, выходных данных и примечания работают через раз? Думаю, нужно чаще ставить на вид издательствам некачественную подготовку книг, может, лед тронется.

***

Пишу лонгриды здесь, записки и выписки — в телеграм-канале.