Создание легендарного «Чужого»

26 апреля в мире отмечался «День Чужого» (4/26 в формате месяц-день, что является отсылкой к планете LV-426). И у нас по такому поводу текст о создании оригинального фильма.

Сейчас, наверное, мало кто не слышал о «вселенной» чужих, но тогда, в 1979 году, вышедшая на экраны лента «Чужой» произвела фурор. Фильм, снятый за 11 миллионов долларов собрал в прокате почти 105 миллионов. Также он был удостоен ряда наград, среди которых премия «Оскар» за лучшие визуальные эффекты, «Сатурн» за «Лучший научно-фантастический фильм», «Лучшую режиссёрскую работу», «Лучшую второстепенную женскую роль», премия «Хьюго» за лучшую постановку, а также большое число других наград и номинаций.

Конечно же, это послужило стартом производства серии фильмов, книг, комьютерных игр, комиксов и игрушек. А также началом серии «Чужой против Хищника».

Сюжет рассказывает о команде астронавтов космического буксира «Ностромо», везущего на Землю руду, которая просыпается от анабиотического сна. Выясняется, что экипаж был поднят по тревожному сигналу, исходящему с поверхности планеты LV-426, вблизи которой находился корабль. Пилоты Даллас, Кейн и Ламберт отправляются к источнику радиосигнала и обнаруживают инопланетный космический корабль с телом мёртвого гуманоида на борту. Войдя в нижний отсек, Кейн находит предметы, похожие на яйца. Из одного из них выскакивает существо со множеством щупалец и, набросившись на астронавта, присасывается к его лицу. В течение какого-то времени пострадавший находится в коме; в это время члены экипажа пытаются исследовать неземного монстра. Выясняется, что, во-первых, его невозможно оторвать от лица пилота, а во-вторых, вместо крови в теле лицехвата, как его окрестят позже, течёт кислота, прожигающая при падении на пол сразу несколько перекрытий корабля. Когда офицер приходит в себя, обнаруживается, что лицехват мертв, а чуть позже, во время обеда, из грудной клетки Кейна вырывается существо, похожее на червя, отчего тот погибает. На протяжении всего полёта постоянно растущий инопланетный хищник одного за другим уничтожает членов экипажа, при этом становится ясно, что капитан Даллас и оказавшийся андроидом Эш с самого начала знали, зачем корабль направился к LV-426… После серии неудачных попыток убить чудовище, в живых остаётся лишь лейтенант Рипли. На спасательном челноке женщина летит на Землю, считая, что монстр остался на борту взорванного буксира, но в последний момент она обнаруживает, что ошибалась. Финальная сцена фильма – схватка Рипли с Чужим; её итогом становится победа астронавта над тварью, которую удаётся вытолкать за борт.

Производство

Изучая кинематографию в Университете Южной Калифорнии, Дэн О’Бэннон, совместно с режиссёром Джоном Карпентером и художником Роном Коббом, принял участие в работе над фантастической комедией «Тёмная звезда». В фильме фигурировал «пришелец», сделанный из раскрашенного волейбольного мяча, и этот опыт придал О’Бэннону желания «создать пришельца, который выглядел бы как живой». Через несколько лет он начал работать над аналогичной историей, но с уклоном в сторону фильма ужасов: «Я знал, что хотел снять фильм ужасов, где действие разворачивалось бы на космическом корабле с небольшим экипажем», — вспоминал он позднее, — «как в „Тёмной звезде“, только не комедию, а фильм ужасов». Тем временем, начинающий автор Рональд Шусетт, впечатлённый «Тёмной звездой», обратился к О’Бэннону с предложением о сотрудничестве, и они договорились о совместной работе над своими проектами. Шусетт хотел попробовать свои силы в кинематографе и купил права на экранизацию рассказа Филипа К. Дика «Мы вам всё припомним». Теперь он искал соратника, который помог бы ему написать на его основе сценарий для полнометражного фильма. Они быстро нашли общий язык, и О`Бэннон начал работать над адаптацией рассказа Дика, которая спустя много лет превратилась в кинофильм «Вспомнить всё». В то же время он поделился с Шусеттом своей давней идеей о фильме про астронавтов, высадившихся на неизведанную планету и столкнувшихся там с враждебной формой жизни. О’Бэннон хорошо представлял себе первый акт фильма, но не знал, в каком направлении двигать сюжет дальше. Шусетт предложил О’Бэннону использовать одну из своих идей — о гремлинах, населивших самолёт «Б-17» в ходе Второй мировой войны, с поправкой на космическую направленность — для второй части истории.

Они решили начать с идеи О’Бэннона, поскольку посчитали её более дешёвой в реализации. О’Бэннон написал 29 страниц сценария под названием «Память», который должен был послужить первым актом будущего фильма: просыпающийся экипаж астронавтов обнаруживает, что их полёт был прерван из-за сигнала, полученного со странного планетоида. В ходе его исследования их корабль выходит из строя. Однако в то время О’Бэннон ещё не имел чёткого представления о том, каким будет инопланетный антагонист. Но вскоре ему позвонил режиссёр Алехандро Ходоровский, на которого «Тёмная звезда» произвела впечатление, и он пригласил О’Бэннона заниматься спецэффектами и дорабатывать сценарий к своей экранизации «Дюны». О’Бэннон принял предложение и отправился в Париж, где провёл следующие 6 месяцев. Там он познакомился с такими художниками как Крис Фосс, Жан Жиро (также известен под псевдонимом Мёбиус/Moebius) и Гансом Рудольфом Гигером, чьи работы произвели на него весьма сильное впечатление. О’Бэннона впечатлили обложки Фосса для книг научной фантастики, а работы Гигера он нашёл «выводящими из равновесия»: «Его картины произвели на меня глубокое впечатление. Я никогда раньше не видел ничего более жуткого и в то же время прекрасного, чем его работы. Так что я написал сценарий про монстра Гигера». Затем случилось непредвиденное — экранизация «Дюны» была отменена, и О’Бэннону пришлось вернуться в Штаты без гроша в кармане. У него не было машины, ему нечем было платить за жильё, он впал в тяжёлую депрессию и вдобавок переживал мучительные боли в животе. Чтобы не ночевать на улице ему пришлось попросить Рональда Шусетта на время приютить его. Шусетт сам жил в далеко не самых роскошных апартаментах и потому он смог предоставить в распоряжение О’Бэннона только диван. О’Бэннон как мог перебивался случайными заработками (вроде небольшой подработки над спецэффектами «Звёздных войн») и его единственным выходом из этой тяжёлой ситуации было в кратчайшие сроки написать и продать сценарий. В итоге, выбор пал на историю с неизведанной планетой и пришельцем, потому как он казался намного более простым и бюджетным проектом, нежели «Вспомнить всё».

Обновлённый проект получил рабочее название «Звёздная тварь» (Star Beast), однако оно не удовлетворяло О’Бэннона, который переименовал его в «Чужой», обнаружив, насколько часто это слово встречается в сценарии. Ему и Шусетту понравилась простота нового названия и его двойной смысл (в английском языке это слово является одновременно как существительным, так и прилагательным). Шусетт предложил идею инопланетного эмбриона, вживлённого в одного из членов экипажа и в дальнейшем вырывающегося из него, посчитав это интересным сюжетным поворотом, позволяющим инопланетянину проникнуть на борт корабля.

При написании сценария О’Бэннон черпал вдохновение из множества предыдущих произведений в жанре научной фантастики и ужасов. Позже он говорил «Я не крал „Чужого“ у кого-то, я украл его у всех сразу».

Когда сценарий был завершён примерно на 85 %, О’Бэннон и Шуссет 5 августа 1976 года зарегистрировали свой сценарий в Гильдии сценаристов и начали предлагать его нескольким студиям, позиционируя его как «”Челюсти“ в космосе». После ряда переговоров, студия Роджера Кормана заинтересовалась сценарием и выразила готовность не только купить его, но и выделить 750 000 долларов на постановку ленты. О’Бэннон планировал лично заняться режиссурой, а Шусетт должен был спродюсировать картину. Они уже были готовы заключить соглашение, когда другой режиссёр и их друг, Марк Хаггард, предложил им помощь в поиске более выгодного предложения, и передал сценарий Уолтеру Хиллу, Дэвиду Гайлеру и Гордону Кэрроллу, которые незадолго до этого основали производственную компанию «Брендивайн», связанную с 20th Century Fox. Заручившись согласием президента 20th Century Fox Алана Лэдда-мл., Хилл и Гайлер заключили сделку с О’Бэнноном и Шуссетом.

Хилл и Гайлер остались недовольны сценарием и внесли в него множество правок и изменений. В первую очередь, правки коснулись персонажей, которых, по словам О’Бэннона, Хилл буквально возненавидел — так персонажи получили имена Рипли, Кейн и т.д., а сама Рипли стала женщиной. Затем Гайлер и Хилл начали избавляться от некоторых других фантастических элементов — инопланетного звездолёта, описания планеты, на которую садились астронавты, а также упоминания звезды Дзеты Сетки (вместо этого, действие происходило в некой «Пятой галактике»). В то же время, Хилл и Гайлер увеличили численность экипажа до семи человек, добавив шпиона-андроида, который работал на неназванную Компанию. Так в фильме появился социальный подтекст, по сути определивший, в каком направлении будут развиваться сиквелы. И, хотя О’Бэннон считал, что эти обновления не привнесли ничего полезного в сюжет и разрушали выстраиваемую им атмосферу саспенса, Рональд Шусетт оценил этот вклад Гайлера и Хилла.

Экипаж космического корабля «Ностромо» (аллюзия на одноимённый роман Джозефа Конрада), который перевозит метан, получает сигнал SOS и садится на некой неизвестной планете в «Пятой галактике». На её поверхности астронавты обнаруживают заброшенный земной звездолёт, испещренный изнутри выстрелами от лазеров. В кресле управления находится скелет человека, которого герои быстро нарекают Космическим Жокеем. Останки других членов экипажа найти не удаётся. Когда стихает пылевая буря, астронавты замечают неподалёку 100-метровый цилиндр красного цвета, который, как выясняется, построен людьми. Астронавты взбираются на верхушку цилиндра, после чего Кейн спускается через проём вниз сооружения, находит там яйца, и вскоре на него прыгает лицехват. На этом расхождения с оригинальным вариантом фактически заканчивались, и далее сценарий отличался только конкретными деталями — как в отношении первоисточника, так и последующего фильма. Например: Чужой способен к мгновенной регенерации, и ему не страшен огонь (Даллас в сцене своей гибели пытался сжечь Чужого из огнемёта) / Чужой нападает на Бретта, когда он находится в составе группы, а не идёт в одиночку искать кота / Чужой проникает в пищевое хранилище, что происходит после того, как он убивает Бретта / Эш называет Чужого термином «Encephalopod» / между Рипли и Далласом была сцена секса / попытка выбросить Чужого из шлюза проваливается, потому что Эш включает сирену, которая пугает Чужого, и тот вовремя выскакивает из шлюза / Даллас подозревает Эша в том, что он саботирует их попытки избавиться от Чужого / после уничтожения Эша Рипли больше не пробует включить его, чтобы узнать ответы / Рипли выясняет, что неизвестная планета была испытательным полигоном людей, а Чужой — опытный экземпляр наступательного биологического оружия. Хилл в сценарии не приводил никаких объяснений насчёт того, откуда взялись яйца (были ли они найдены на той планете, или же Чужих создали учёные полигона), куда делся весь персонал с полигона, почему Чужих разводили в цилиндре и зачем Чужого пытались доставить на Землю путём заражения.

Такая переделка сценария создала напряжённость между создателями сценария и Хиллом с Гайлером, которые не имели достаточного опыта работы с научно-фантастическими фильмами. Согласно Шуссету, «они были не слишком-то успешны в его улучшении — если не в ухудшении». По мнению О’Бэннона, они пытались исключить его из списка авторов сценария и вписать туда себя. Однако, Хилл и Гайлер добавили в сценарий новые элементы — включая андроида Эша, которого О’Бэннон считал избыточным ответвлением сюжета, а Шусетт, напротив, позднее охарактеризовал как «одну из лучших деталей фильма… это была их идея и их сценарий». В конечном итоге, Хилл и Гайлер перебрали восемь черновиков сценария, в основном концентрируясь на истории андроида Эша, но в то же время стараясь сделать диалоги более естественными, и сокращая некоторые сцены, происходящие на инопланетном астероиде.

Несмотря на многочисленные переписывания сценария, компания 20th Century Fox не была убеждена в необходимости финансирования очередного научно-фантастического фильма. Однако, после успеха «Звёздных войн» в 1977 году интерес студии к научно-фантастическому жанру значительно возрос. Кэрролл вспоминал: «Когда „Звёздные войны“, выйдя, стали настоящим хитом, жанр научной фантастики неожиданно стал очень ходовым». О’Бэннон вспоминал, что «они хотели „проскочить“ вслед за „Звёздными войнами“, и проскочить быстро, а единственным сценарием с космическим кораблём на их столе был „Чужой“». «Чужой» получил зелёный свет от киностудии и стартовый бюджет в 4,2 миллиона долларов

Оконачательный вариант сценарий приообрел после того, как режиссёром фильма был выбран Ридли Скотт. О’Бэннон сработался с ним (хотя позже, во время съёмок, поругался) и показал ему свой изначальный вариант сценария. Скотту понравилась идея инопланетного звездолёта и, после основательных доработок и сведения вместе всех идей, летом 1978 года, перед началом съёмок, был представлен новый сценарий, который и лёг в основу картины, однако, от самого фильма он тоже отличался.

Так на корабле пришельцев не было никаких мёртвых инопланетян — только пустое яйцо Чужого и автоматический механизм, который все эти годы передавал сигнал (Даллас отключал механизм). Ридли Скотт сумел настоять на создании декорации Космического Жокея. А по пути к кораблю астронавты останавливались под скалой странной формы, чтобы переждать бурю. Когда они уходили, зрителю глазами Эша показывали, что это 5-метровый окаменевший пришелец. Сохранилось несколько внесъёмочных фотографий этой сцены, но снимали её или нет, неизвестно. Сцена секса между Рипли и Далласом присутствовала в этом варианте, но её так и не сняли, хотя экранный тест Сигурни Уивер включал этот эпизод (роль Далласа в нём исполнил Рей Хассет). Была сцена, где труп Кейна бился об иллюминатор отсека, в котором Эш в начале фильма следит за продвижением Ламберт, Далласа и Кейна. По сюжету, Рипли приходила туда перед тем, как пойти к «Матери», потому что ей нужен был код доступа к компьютеру, который был только у Эша. Увидев тело Кейна, Рипли убегала из отсека. Сцену так и не сняли. Расширенный монолог Эша, который был восхищён Чужим. Он объяснял что Компания засекла инопланетный сигнал и давно расшифровала его. Когда-то пришельцы тоже приземлились на этой планете, нашли на ней яйца, один из них, подобно Кейну, заразился, после чего Чужой убил всех членов экипажа. Перед отключением Эш высказывал предположение, что Чужой может быть разумным, и предлагал Рипли и остальным установить с ним контакт. Когда Рипли спрашивала, пытался ли он сам это сделать, Эш отвечал: «Пусть некоторые мои секреты умрут вместе со мной». Ламберт предлагала перестать бороться и покончить с собой с помощью яда. Сцена смерти самой Ламберт имела шесть вариантов, ни один из которых так и не был использован: вариант смерти из изначального сценария, когда Ламберт была ещё Сэнди Мелконисом (Чужой выкручивал ему голову); Паркер выстреливал в Чужого из огнемёта, но задевал Ламберт и она сгорала; когда Рипли находила Далласа в коконе, то он говорил ей, что Чужой притащил сюда Ламберт и съел её; Ламберт погибала так же, как Новорождённый в фильме «Чужой: Воскрешение»; Ламберт пряталась в шкафчике и умерла от страха. Альтернативный вариант — когда Рипли видит Чужого на подходе к челноку. Она видит на полу коридора некий предмет в форме коробки, который оказывается скрючившимся Чужим. У этой сцены тоже есть внесъёмочные фотографии, но была ли она снята, осталось неизвестно. Финальная схватка Чужого и Рипли на спасательном челноке была близка к начальной версии О’Бэннона, но, в итоге, попала под бюджетные сокращения.

Съёмки начались 5 июля 1978. Основная часть съёмок, в которых были задействованы актёры, прошла в Великобритании на студии «Shepperton». Съёмки моделей и миниатюр прошли на студии «Bray». Когда встал вопрос об облике Чужого, О’Бэннон показал Скотту альбом Гигера «Necronomicon». Рисунки поразили режиссёра, и он нанял швейцарца для создания облика пришельца, но в итоге Гигер перевыполнил изначальный план, и занимался также дизайном инопланетного космического корабля, Лицехвата, яиц (их ему пришлось перерисовывать, потому что на изначальных эскизах их верхушки напоминали женские половые органы) и Космического Жокея. Первый набросок Чужого Гигер сделал сразу после предложения поучаствовать, а поскольку это происходило в кафе, то единственной бумагой, попавшейся в руки, оказалась салфетка. Для изготовления лицевой части маски Чужого был использован настоящий человеческий череп, так как планировалось изобразить Чужого с глазами (Гигер даже сделал эскизы, где Чужой имеет гигантские гуманоидные глаза), но так он смотрелся не очень убедительно, и поэтому Чужому оставили первоначальный облик. Была также идея сделать костюм Чужого прозрачным, чтобы показать его скелет и кровеносную систему. От этой идеи пришлось отказаться, потому что на практике задача по созданию такого костюма оказалась трудновыполнимой. Для крупных планов, где Чужой двигает челюстью, итальянский мастер спецэффектов Карло Рамбальди создал аниматронную голову Чужого, которую после каждого дубля приходилось перекрашивать, потому что слизь разъедала краску.

Сцена, в которой Чужой вылезает из груди Кейна, не была предварительно описана актёрам в деталях (только Джон Хёрт знал её концепцию). А Вероника Картрайт не знала, например, что на неё струёй брызнет кровь, и её реакция в кадре была совершенно произвольной. Сцена была снята на четыре камеры за один дубль. Для сцены, где Паркер сносит Эшу голову, был сделан торс с аниматронной головой, который надели на карлика-кукловода, и когда голова робота повисла рядом с телом, он, двигая руками, бегал перед камерой. Для сцены, когда голова Эша стоит на столе, собирались использовать всё ту же аниматронную голову, но её мимика смотрелась такой неестественной, что в итоге в столе проделали дыру, куда актёр Иэн Холм просунул свою настоящую голову. В каждом дубле Ридли наливал ему в рот молоко, которое начинало вытекать у актёра изо рта, когда он начинал говорить. Внутренности андроида состояли из макарон, икры, мраморных шариков и молока вместо крови.

При просмотре фильма сейчас некоторые детали выглядят устаревшими, а момент с убегающим грудоломом — смешным. Но, при всем этом, он выдерживает проверку временем, и остается все тем же хоррором, что увлекает и пугает.

Как мне тогда этот фильм понравился в детстве, так и сейчас он приносит огромное удовольствие при каждом просмотре.