Екатерина II, ты была права! История создания сыска России

30.03.2018

Екатерина II

Николай ВАРАВИН, историк
Ветеран МВД РФ и боевых действий
Член Союза писателей города Волжского Волгоградской области

Волгоград / AbsolutTV.ru / История сыска имеет глубокие корни и имеет свой весомый вклад в истории России. Сыщики всегда были ценными для власти и общества людьми. В Указе Сената от 1711 года «О беспрепятственном розыске, преследовании сыщиками воров, разбойников и их сообщников» говорилось о том, что должны сыскари воров и разбойников «гонять и ловить», а губернаторы, «дабы всемерно воровство искоренялось», должны были оказывать таким розыскникам всемерное содействие.

В то далекое время система сыска придерживалась такой традиции: при расследовании дела использовалось два метода — «язычная молка» (опрос свидетелей и анализ слухов) и поиск «воровской рухляди» (вещественных доказательств).
Важную роль в истории русского права сыграл наказ императрицы Екатерины II. Под влиянием французских энциклопедистов она провела в своем законодательном акте не известный до тех пор в русском праве взгляд на преступление и наказание: преступление есть все, что нарушает спокойствие общества. Цель наказания, по ее мнению, не устрашение преступников («ибо по мере усиления жестокости наказания притупляется страх»), а исправление заблудших, возвращение их на правый путь. Императрица провела реформы розыскных дел: розыскная экспедиция в 1763 году стала самостоятельным учреждением и подчинилась юстицколлегии. Согласно документу «Устав благочиния или полицейский» (1782) во всех городах создавались управы благочиния или полицейские, состоявшие из трех чиновников, в том числе приставов уголовных и гражданских дел. Пристав уголовных дел ведал охраной общественного порядка и уголовным сыском.

Начало XIX века ознаменовалось в развитии российского самодержавия созданием в 1802 году императором Александром I органов отраслевого управления — восьми министерств, в числе которых и Министерство внутренних дел, определившее свою основную задачу так: «Печись о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве Империи». Через тридцать лет издается свод законов Российской Империи, где 15-й том будет посвящен уголовному законодательству.

В 1861 году Русь освободилась от кре¬постного рабства и вступила в капита-листическую стадию развития.
Уголовная статистика ярко иллюстрировала систематический рост преступности пореформенной России. Эффективные средства в борьбе с ней отсутствовали.

В 1866 году император Александр II получил от Петербургского обер- полицмейстера генерал-лейтенанта Ф. Ф. Трепова записку, в которой он предложил учредить сыскную полицию. Благодаря этой подсказке в Петербурге было создано сыскное отделение полиции, работа которой строилась на использовании негласных методов. Здесь в штате состояло 22 оперативных работника (с населением столицы 517 тыс. чел.). В начале это был слабый росток нового направления борьбы с уголовной преступностью, с трудом находивший своё место в системе органов внутренних дел. Жалование сотрудников отделения было значительно ниже общепринятого, а служба – беспокойной. Положение изменилось к лучшему лишь к 1887 году, когда были увеличены штаты и зарплата сыщиков.

Опыт столицы со временем переняли многие крупные города. Сыскные отделения появились в Москве, Киеве, Одессе, Риге, Баку, Ростове-на-Дону, но единой системы уголовного розыска в царской полиции так и не сложилось. Формы и методы работы сыскных отделений не регламентировались, к тому же численность оперативных работников была невелика.

Рост уголовной преступности всерьез волновал представителей верховной власти, и вопросы борьбы с ней неоднократно обсуждались на заседаниях Государственной Думы. Действенной мерой в улучшении качества розыска стало циркулярное распоряжение МВД, отданное в 1906 году о создании Регистрационного бюро. Здесь должны были накапливаться материалы о преступниках и совершённых ими преступлениях. В базе этого справочного подразделения хранились необходимые данные о правонарушителях, позволяющие установить личность подозреваемого – фотографии, антропометрические данные, дактилоскопический материал. Здесь же в коллекции писем содержались образцы почерков преступников, необходимые для графической экспертизы, регистрировались сведения об иных лицах, задержанных полицией. Они хранились на регистрационных картах, которые составлялись в двух экземплярах. Значительное количество таких карт (4265) хранит в своих фондах Государственный архив Волгоградской области.
Вместе с тем, учёт преступного элемента и похищенного в провинции вёлся достаточно примитивно. Так, например, в январе 1906 года Царицынское Уездное полицейское управление направило поручение «о розыске крестьянки Песчанской волости Балашовского уезда Пелагеи Шатиловой.

Регистрационные данные включали: лета – 42 г., рост – 2 аршина, 2 вершка, цвет волос – тёмно-русый, цвет глаз – серый; описание лица – нос и рот обыкновенные, само лицо чистое; особые приметы: на правой руке выше кисти – шрам от ожога». Аналогичным образом производился учёт и розыск похищенного, главным образом, лошадей и скота. В одном из рапортов пристава 2-го стана Царицынского уезда содержится отчёт о розыскной деятельности подчинённых ему урядников за июнь 1881 года. Согласно ему, на территории стана «было раскрыто 13 преступлений и проступков; разыскано и возвращено две украденные лошади, а также 5 рублей похищенных денег».
В начале XX века темпы роста уголовной преступности в России продолжали неуклонно возрастать. Первые девять лет XX века ежегодный прирост преступности в стране составлял 7%. В 1913 году было зарегистрировано 3,5 миллиона преступлений при населении страны чуть больше 164 миллионов человек. Положение, усугублялось слабой постановкой розыскного дела. По данным Министерства юстиции, ежегодно 31% всех следствий по уголовным делам прекращался из-за низкого уровня розыскной работы, проводившейся полицией. Возникла необходимость в создании специальных органов, которые занимались бы оперативно-розыскной работой или розыском при расследовании уголовных преступлений.

6 июля 1908 года царем был издан закон «Об организации сыскной части». По закону в составе полицейских управлений губернских и других крупных городов создавались «сыскные от¬деления четырех разрядов для производства розыска по делам общественного характера...». Подавляющее большинство аппарата сыскной полиции составляли чиновники, которым было разрешено в ходе оперативной работы скрывать свою принадлежность, и действовать, в зависимости об обстоятельств, под видом извозчиков, лакеев, бродяг и т.д. Помимо штатных сотрудников, массу сведений давала разветвлённая агентурная сеть в лице дворников, которые все находились на учёте в полиции, швейцаров, трактирных половых, и прочей разношёрстной публики, обладающей необходимой оперативной информацией.

На основании данного закона 9 авгу¬ста 1910 года Министерством внутрен¬них дел, которое возглавлял П. А. Столыпин, была издана инструк¬ция чинам сыскных отделений, в кото¬рой была установлена структура сыск¬ных отделений и принципы организа¬ции их деятельности. Каждое сыскное отделение состояло из четырех структур¬ных подразделений — столов: личного задержания, розысков, наблюдения, справочного регистрационного бюро.
Справочное регистрационное бюро занималось регистрацией преступников, систематизацией всех сведений о них, установлением личности, выдачей справок о судимости и розыском скрывшихся лиц. Основным методом работы сыскных отделений была работа с использованием наружного наблюдения и негласных сотрудников.

Наружное наблюдение осуществляли штатные сотрудники — полицейские надзиратели. Внутреннее наблюдение вели секретные сотрудники (негласная агентура), вербовавшиеся из предста¬вителей преступного мира, скупщиков краденого, хозяев воровских притонов, проституток.
Кроме данных наружного наблюдения и секретной агентуры сыскные отделения использовались такими источниками, как слухи, доносы (анонимные сообщения и письма), сведения и справки, доставляемые лицами все¬возможных профессий как за вознаграждение, так и в силу их постоянного общения с чинами сыскной полиции.

Как положительный фактор следует отметить линейный принцип работы сотрудников сыскных отделений. Были установлены три категории специализации профессиональной преступности, в соответствии с которыми распределялся личный состав сыскного отделения и создавались «летучие отряды» для постоянных дежурств в общественных местах.

С января 1915 года для централизации розыска преступников стали еженедельно издаваться сыскные ведомости. Эта система розыска успешно выдержала испытание временем и используется поныне.
26 июня 1913 года состоялся первый съезд начальников сыскных отделений, на которых рассматривались вопросы дальнейшего совершенствования сыскного дела и проводился обмен опытом оперативной деятельности. В том же году МВД утвердило единую программу по обучению азам сыскной работы полицейских урядников, которые вели розыск в сельской местности.

Очень интересные факты о создании сыскных подразделений на территории сегодняшней Волгоградской области приводит в своей книге «Чины российской полиции (1718-1917 гг.)», изданной при содействии начальника ГУ МВД России по Волгоградской области генерал-лейтенанта полиции Александра Николаевича Кравченко, заведующий музеем ГУ МВД России по Волгоградской области, кандидат исторических наук, Валентин Юрьевич Ростовский: «Во втором десятилетии прошлого века в числе 89 сыскных отделений Департамента полиции МВД Российской Империи было зарегистрировано и специализированное подразделение полиции нашего края. Оно числилось в штатном расписании городского полицейского управления Царицына.

Вот что писала об этом 2 июля 1914 года местная газета «Волго-Донской край»: «Министр внутренних дел внёс в Совет министров предложение об учреждении в городе Царицыне сыскного отделения. Необходимость этого объясняется устарелостью штатов городской полиции. Между тем, Царицын всё возрастает, Царицын стал весьма крупным торгово-промышленным и фабричным центром, причём нефтяная, лесная и рыбная торговля с миллионными оборотами привлекает , в особенности в навигационное время, до 30 тысяч пришлых рабочих; кроме того, вблизи города Царицына расположен металлургический завод «Урал-Волга» с большим количеством рабочих, имеющих постоянное общение с городом, а в текущем году начато строительство Пушечного завода, где ещё будет 10 тысяч рабочих, не считая их семей. Рабочие – это контингент, по большей части, бездомный и пришлый, а наличие в городе нефтяных, лесных и прочих торговых предприятий и расположение города на берегу большой судоходной реки является обстоятельством, требующего систематического и бдительного надзора со стороны полицейских органов, даже при нормальном штате городской полиции, а по свидетельству саратовского губернатора, он является крайне недостаточным».

Во главе местного подразделения сыскной полиции стоял полицейский чиновник, коллежский регистратор Иоганес Янович Турган. Двое из его подчинённых – полицейский надзиратель С. Шамов и фотограф сыскного отделения Трифонов – уже в советское время продолжили службу в рядах уголовного розыска, а Степан Шамов даже руководил уголовным розыском в начале 20-х годов прошлого века в Царицыне. Сведений о результатах работы первых сыщиков нашего края не сохранилось, да и срок работы этого отделения городской полиции был очень краток.
Тенденцию развития сыскного дела в Российской Империи в дальнейшем тормозили события Первой мировой войны, а затем прервали революционные катаклизмы.
фото: архив img-fotki.yandex.ru