Отдай долг родине. С процентами.

29 December 2019

23 декабря 2019 года, утро. Сотрудники спец служб выламывают дверь в квартиру человека, предварительно заблокировав его сим-карту, после чего на нескольких самолетах отправляют в одно из самых засекреченных мест России, более суток не давая выйти на связь с родными. Кто же этот неизвестный человек? Агент иностранной разведки, террорист, а может быть, предатель родины?

Нет, это рядовой сотрудник Фонда Борьбы с Коррупцией Руслан Шаведдинов, которого в срочном порядке отправили проходить службу в армии на архипелаг Новая Земля, где находится один из самых засекреченных полигонов России, образованный в 2015 году. Сам Шаведдинов по состоянию здоровья не может проходить срочную военную службу, и в данный момент находился в процессе обжалования решение врачебной комиссии, которая признала его абсолютно здоровым. То есть, по закону его не могли призвать в этом году, так как он являлся участником судебного процесса. О методах полиции говорить и не приходится: ни одна статья ни одного нормативного-правового акта в России не допускает использование физической силы для доставки до места службы солдат-срочников, более того, это не входит не в чьи-либо компетенции: призывник самостоятельно должен явиться в военкомат, в противном случае против него будет возбуждено уголовное дело..

Многое в этой истории остается загадкой, например, почему именно Шаведдинов? Ведь это всего лишь рядовой сотрудник Навального, которых по стране насчитывается несколько тысяч человек, он особо активно не проявил себя ни в одном из митингов в уходящем году, не участвовал в создании последнего расследования ФБК про главу ВТБ Костина, его имя вообще громко не фигурировало в кругу сторонников того, кого нельзя называть.

Похоже, новоявленный солдат-оппозиционер стал своеобразной лакмусовой бумажкой для карательного государственного аппарата. Видимо, кто-то в Кремле вспомнил об опыте предшественников двух вековой давности, когда государевы люди отправляли самых неугодных своих крепостных в рекрутский набор, тем самым исполняя закон, и одновременно избавляясь от инвалидов и бунтовщиков. Всё новое — хорошо забыто старое.

В данный момент, о судьбе Руслана Шаведдинова практически ничего, кроме примерного местоположения неизвестно. Сейчас власть, опробовав новый механизм давления, наблюдает за реакцией людей на произошедшее, от этого зависит как судьба самого Шаведдинова, так и жизнеспособность метода в целом.

Иван Голунов, Егор Жуков и Павел Устинов — живые примеры того, что мнение общественности в этой стране еще что-то значит, ведь только благодаря серьезному резонансу эти незаконно осужденные люди смогли выйти на свободу. А сможем ли мы также отбить Шаведдинова? Докажем ли мы, что российская армия — это нечто большее, чем изолятор для бедных и инакомыслящих? Ну, нет, скажет большинство. Это же армия, а не тюрьма, и вообще, он навальнист, уклонист, и наверняка агент гос. депа, чего за него бороться. К тому же, новогодние праздники на носу, они ведь раз в год бывают. После необходима неделя на адаптация к рабочему графику, и всё… про очередной случай беспредела все забыли. В этом наша с вами главная проблема. С новым годом, сограждане.

Данил Миронов

Понравилась статья? Поддержите Издание:

В Дзене публикуется только часть статей Интернет-издания Acta. Остальные материалы можно найти на сайте https://acta.tatar/. А чтобы ничего не пропустить вы можете подписаться на нас в социальных сетях!