Почему не стоит всех отправлять к Далю

20 November 2019
Портрет работы В. Г. Перова (1872)
Портрет работы В. Г. Перова (1872)

Проверять слова надо по словарю Даля.
Самый авторитетный словарь — это словарь Даля.

Периодически мне встречаются подобные высказывания, поэтому я решила написать о том, почему в споре о современной орфографии или грамматике не стоит ссылаться на словарь Даля. И почему не стоит относить его к современным нормативным словарям.

Во-первых, словарь очень старый.

Он создавался с 1819 года, первое издание словаря — 1863–1866 гг. Многие нормы с тех пор поменялись, многие слова появились, многие правила были пересмотрены. Да и вообще появилась как таковая единая система правил (чего при Дале не было).

Например, словарь Даля вовсе не великорусского языка, а «великорускаго». Окончание -аго — это норма того времени. А «руский» с одной С — это личное убеждение Владимира Ивановича (только в третьем издании словаря написание было исправлено на нормативное «русский»).

Да, последующие издания были исправлены и дополнены новыми словами, но делал это уже не Даль.

Во-вторых, Даль собирал просторечные слова.

Его интересовало то, как говорят необразованные трудяги. Похожие на тех, кто сегодня говорит «ихний» и «ложить». Довольно странно в спорах о литературной норме ссылаться на словарь просторечий.

Это не орфографический и не грамматический словарь. Это толковый словарь народной речи: главная его заслуга — объяснение значений просторечных и диалектных слов.

В-третьих, некоторые слова Даль записывал, ориентируясь на однократное упоминание, услышанное от кого-то.

Если бы словарь составлялся сегодня, там бы вполне могли оказаться «ширхобрякаться» моего авторства и «кочепажить», услышанное мной когда-то от знакомого. Нельзя судить о частотности употребления слова по самому факту его наличия в этом словаре.

В-четвёртых, в некоторых моментах методы Даля сомнительны.

Для объяснения значений Даль использовал и придуманные им самим слова (но таких слов немного, а использованы они только при толковании других слов). Это связано с его нелюбовью к заимствованиям. Так в его труде появилось, например, «ловкосилье» (‘гимнастика’).

Также в толковании некоторых слов Даль настаивал на закреплении неупотребительных значений и проявлял консерватизм мышления. Например, к слову «обыденный» он приводит синонимы «суточный», «однодневный», хотя в литературном языке это слово употреблялось в значении ‘обыкновенный, повседневный, заурядный’.

Третье издание словаря под редакцией И. А. Бодуэна де Куртенэ было существенно доработано: исправлены орфографические ошибки, неправильные определения родства слов (Даль не был лингвистом, этимологию некоторых слов он описал ошибочно), добавлено 20 тысяч новых слов. Также был добавлен и русский мат, который исчез в советских переизданиях словаря.

Может сложиться впечатление, что я ругаю словарь Даля. Но это совсем не так.

Для своего времени Владимир Иванович сделал великую вещь. Это сейчас есть множество словарей, исследований и интернет, но когда-то всё было совсем по-другому. Многие годы потребовались, чтобы собрать слова, которых не было ни в одном научном или литературном источнике.

Даль создал объёмный словарь русского народного языка, что, конечно, бесценно для лингвистики того времени. Идеей создания этого словаря в своё время восхищался Пушкин, который так любил именно живой язык народа и настаивал на разрушении чёткой границы между ним и литературным языком светского общества.

Кстати, о роли Пушкина в истории русского литературного языка я писала в посте «Что общего у Пушкина с нарушителями языковых норм».