Квартира дизайнера Алены Светлицы в Санкт-Петербурге, 95 м²

17 February 2020
12k full reads
2,5 min.
15k story viewsUnique page visitors
12k read the story to the endThat's 84% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Эту квартиру Алена долго высматривала, проходя мимо, и вот наконец стала ее владелицей.

Художественное образование Алена Светлица получила в училище имени Рериха, старейшем в России (в разные годы здесь учились Репин, Добужинский и Шагал), техническое — в кораблестроительном институте. После окончания учебы проходила практику у Михаила Плехова, одного из лучших архитекторов Санкт-Петербурга, потом несколько лет работала с известным петербургским декоратором Андреем Дмитриевым. Наверное, в список ее учителей стоит добавить и город, в котором она живет и работает: влияние Петербурга, его истории, архитектуры, знаменитой “небесной линии” чувствуется в почерке дизайнера.

Фрагмент гостиной. Кабинет и стол, итальянская мастерская Polombo; стул за рабочим столом, Teak House; сундук винтажный; люстра, Grange.
Фрагмент гостиной. Кабинет и стол, итальянская мастерская Polombo; стул за рабочим столом, Teak House; сундук винтажный; люстра, Grange.
Фрагмент гостиной. Кабинет и стол, итальянская мастерская Polombo; стул за рабочим столом, Teak House; сундук винтажный; люстра, Grange.

Квартиру в доме на канале Грибоедова Алена высмотрела, еще учась в институте: проходя мимо, разглядывала огромные арочные окна в верхнем этаже. Прошли годы, и она стала владелицей этих окон и светлой квартиры в мансарде.

Фрагмент гостиной.
Фрагмент гостиной.
Фрагмент гостиной.
Фрагмент гостиной. Грандиозная архитектура за окном определила простоту обстановки.
Фрагмент гостиной. Грандиозная архитектура за окном определила простоту обстановки.
Фрагмент гостиной. Грандиозная архитектура за окном определила простоту обстановки.

Старый фонд, по ее словам, всегда загадочен и требует особого подхода, поэтому перепланировку делали деликатно: широкое мансардное окно определило размер гостиной, кухню увеличили за счет коридора, что по современным нормам допустимо, а вот над санузлом долго думали, но в конце концов приняли решение в пользу большой ванной комнаты и хозяйственной зоны.

Фрагмент гостиной. Декораторская работа над интерьером идет по принципу “увидел, полюбил и притащил”.
Фрагмент гостиной. Декораторская работа над интерьером идет по принципу “увидел, полюбил и притащил”.
Фрагмент гостиной. Декораторская работа над интерьером идет по принципу “увидел, полюбил и притащил”.
Фрагмент гостиной. Зеркало над диваном, в котором отражается огромное окно, делает комнату еще более светлой и воздушной.
Фрагмент гостиной. Зеркало над диваном, в котором отражается огромное окно, делает комнату еще более светлой и воздушной.
Фрагмент гостиной. Зеркало над диваном, в котором отражается огромное окно, делает комнату еще более светлой и воздушной.

Конструкторская работа шла полтора года — пришлось разбираться с перекрытиями и фасадными стенами, которые находились в плачевном состоянии. “Пару раз руки опускались, — вспоминает Алена, — было такое ощущение, что квартира проверяет нас на прочность”. Сейчас все вспоминается с улыбкой.

Фрагмент гостиной.
Фрагмент гостиной.
Фрагмент гостиной.

Стилистику интерьера определил экстерьер: светлое петербургское небо, темная вода канала, дома, возраст которых исчисляется столетиями. Интерьер создавался как вневременный, простой и удобный для жизни. Работа над ним продолжается до сих пор: одни вещи уходят, другие приходят на их место. Происходит это, как говорит дизайнер, по любви: “увидел, полюбил и притащил”.

Фрагмент кухни. Комод, итальянская мастерская Polombo; зеркало, Grange; обеденный стол с блошиного рынка отреставрирован.
Фрагмент кухни. Комод, итальянская мастерская Polombo; зеркало, Grange; обеденный стол с блошиного рынка отреставрирован.
Фрагмент кухни. Комод, итальянская мастерская Polombo; зеркало, Grange; обеденный стол с блошиного рынка отреставрирован.
Фрагмент кухни. На кухонном столе заварочный чайник из самого известного сервиза ЛФЗ “Кобальтовая сетка”. Рисунок был создан в 1944 году и напоминает о блокадном Ленинграде.
Фрагмент кухни. На кухонном столе заварочный чайник из самого известного сервиза ЛФЗ “Кобальтовая сетка”. Рисунок был создан в 1944 году и напоминает о блокадном Ленинграде.
Фрагмент кухни. На кухонном столе заварочный чайник из самого известного сервиза ЛФЗ “Кобальтовая сетка”. Рисунок был создан в 1944 году и напоминает о блокадном Ленинграде.

Некоторые вещи выглядят в этом интерьере неожиданно: как попал в петербургскую мансарду, скажем, вышитый вручную настенный коврик из Бишкека? Но ведь прижился и чувствует себя как дома. Прикрывает “черный ход” на кухне. А вот хрустальная люстра в ванной комнате никакого удивления не вызывает: кажется, что она всегда здесь была.

Кухня. Кухонная мебель, Bamax; стол куплен на блошином рынке и отреставрирован. Драпировка на двери — cюзане из Бишкека.
Кухня. Кухонная мебель, Bamax; стол куплен на блошином рынке и отреставрирован. Драпировка на двери — cюзане из Бишкека.
Кухня. Кухонная мебель, Bamax; стол куплен на блошином рынке и отреставрирован. Драпировка на двери — cюзане из Бишкека.
Фрагмент кухни. Стол куплен на блошином рынке и отреставрирован; старинная лампа над столом — подарок друга.
Фрагмент кухни. Стол куплен на блошином рынке и отреставрирован; старинная лампа над столом — подарок друга.
Фрагмент кухни. Стол куплен на блошином рынке и отреставрирован; старинная лампа над столом — подарок друга.
Вид из прихожей на кухню. Скамейка, двери и встроенные шкафы сделаны на заказ по эскизам дизайнера.
Вид из прихожей на кухню. Скамейка, двери и встроенные шкафы сделаны на заказ по эскизам дизайнера.
Вид из прихожей на кухню. Скамейка, двери и встроенные шкафы сделаны на заказ по эскизам дизайнера.
Спальня. Кровать и тумба, Teak House; кожаное кресло, винтаж, драпировки привезли из Франции.
Спальня. Кровать и тумба, Teak House; кожаное кресло, винтаж, драпировки привезли из Франции.
Спальня. Кровать и тумба, Teak House; кожаное кресло, винтаж, драпировки привезли из Франции.
Фрагмент спальни. Кровать и тумба, Teak House; настольная бакелитовая лампа, винтаж. Гипсовый бюст Нефертити — память о художественном училище, которое окончила хозяйка квартиры.
Фрагмент спальни. Кровать и тумба, Teak House; настольная бакелитовая лампа, винтаж. Гипсовый бюст Нефертити — память о художественном училище, которое окончила хозяйка квартиры.
Фрагмент спальни. Кровать и тумба, Teak House; настольная бакелитовая лампа, винтаж. Гипсовый бюст Нефертити — память о художественном училище, которое окончила хозяйка квартиры.
Фрагмент спальни. Комод из итальянской мастерской Polombo; светильник, Grange.
Фрагмент спальни. Комод из итальянской мастерской Polombo; светильник, Grange.
Фрагмент спальни. Комод из итальянской мастерской Polombo; светильник, Grange.

Фото: Иван Сорокин