Вторжения турок и татар на Землю адыгов

В XVIII в. Северо-Западный Кавказ находился в паутине сложных противоречий ряда держав

— Османской империи, Крымского ханства, России, Англии и Франции. Для укрепления своего влияния над Черкесией турецкий султан, с одной стороны, посылал войска крымских ханов в земли адыгов для грабежей и угона людей в рабство, а с другой стороны, усиленно распространял среди адыгов ислам, чтобы с его помощью "привязать" их к Порте.

Торговля людьми принесла адыгам неисчислимые беды и страдания. Лишая Закубанье самой молодой и трудоспособной части населения, работорговля задерживала развитие производительных сил региона, сдерживала этническую консолидацию адыгских племен. О масштабах работорговли можно судить по следующим фактам. Даже намного позже, в начале XIX в., когда русские уже вели на восточном берегу Черного моря борьбу с контрабандной торговлей невольниками, ежегодно в Турцию продавалось до 4000 рабов из Черкесии. В описываемое же время масштабы этого позорного промысла были, разумеется, намного шире. Адыги как могли сопротивлялись этому. В 1707 г. Каплан-Гирей пошел в поход на западных адыгов и кабардинцев. Адыги во главе с Кургук-беком нанесли ему сокрушительное поражение, погибло около 30000 крымских татар. "И вместо рабов, которых ожидал хан, на них обрушились хорошо вооруженные всадники, не дав им времени опомниться и схватиться за оружие для защиты или же сесть на лошадей, чтобы удрать",

— свидетельствует очевидец. Даже турецкий историк вынужден был признать, что "никогда не слыхано было такого избиения". Неудачей закончился и поход Каплан-Гирея на адыгов и в 1709 г.

Во все века своей нелегкой истории адыгский народ смысл своей жизни видел в свободе, в борьбе против иноземных захватчиков. Поистине, как говорит народная мудрость, "Банэ зыдэщы-мы1эм гьаш1э щы1эп" — "Где нет борьбы, там нет жизни". Поэтому не случайно русское правительство, нуждаясь в обеспечении безопасности южных границ государства от татаро-турецкой угрозы, старалось привлечь народы Северного Кавказа на свою сторону. В 1711 г., когда Османская империя готовила очередное нападение на Россию, Петр I писал кабардинцам: "Только желаем, дабы вы показали к нам ныне свою дружбу и верность против султана турского и хана крымского, которые против нас войну начали... И ежели будете у нас в подданстве, то с вас никаких податей требовать не будем". Отправившийся на Кавказ А. Бекович-Черкасский уведомил Петра I, что черкесские владельцы, прочтя царскую грамоту, изъявили готовность служить русскому царю "всею Кабардой". "По этому уверению, — писал он, — я их к присяге привел по их вере". Далее Бекович сообщал, что несмотря на усиленную агитацию среди адыгов, "в Большой Кабарде ханские посланцы не имели успеха; тем не менее, турки намерены соединить под своею властью все кавказские народы вплоть до персидской границы".