⚡️Как наш комэск против девяти "мессеров" выстоял

Начало Великой Отечественной войны я встретил в Таллине заместителем командира истребительного полка ВВС КБФ. Полк базировался на аэродроме Юлемисте.

Летчики у нас в большинстве были молодые, и только командный состав полка и эскадрилий имел некоторый боевой опыт, накопленный в войне с японскими самураями и в финскую кампанию. Но всех нас объединял в единую боевую семью высокий патриотизм, готовность биться с фашистами насмерть.

Как-то в первые дни войны более 20 гитлеровских самолетов неожиданно вывалились из облаков и пытались нанести бомбовый удар по Таллину и кораблям флота.

Через две минуты после сигнала о появлении врага в воздух поднялись 16 наших истребителей. В короткой схватке они разметали строй бомбардировщиков и четыре вражеских самолета повредили. Такое начало ободрило нас.

После неудавшегося налета фашисты в течение почти месяца не пытались большими группами вторгаться в небо над столицей Эстонии. Их воздушные разведчики появлялись над городом, но на большой высоте.

Шло время, мы увереннее и увереннее поднимались в воздух для встреч с опытным врагом. Росло наше умение воевать, в нашей среде множились ряды самоотверженных защитников Родины. Своим мастерством и отвагой они увлекали товарищей на героическую борьбу с оккупантами.

Лётчики 21 ИАП КБФ уточняют боевую задачу перед вылетом. Слева-направо: Ломакин А.Г., Ковалёв К.Ф., Цыганков Н.П., 1942 г.// Фото: airaces.narod.ru
Лётчики 21 ИАП КБФ уточняют боевую задачу перед вылетом. Слева-направо: Ломакин А.Г., Ковалёв К.Ф., Цыганков Н.П., 1942 г.// Фото: airaces.narod.ru

Летчик Плешаков имел на своем счету уже пять сбитых самолетов врага, когда 22 августа 1941 года гитлеровские войска подошли к Таллину со стороны Пярну и начали артиллерийский обстрел города. Командир эскадрильи Шодин и его ведомый Плешаков улетели на боевое задание во главе группы истребителей.

На дороге они обнаружили вражескую колонну, двигавшуюся под защитой зенитных батарей. Летчики преодолели заслон огня и напали на колонну. Потом развернулись на новый круг, чтобы ударить по расчетам зениток.

В атаке истребитель Плешакова получил прямое попадание крупнокалиберного снаряда и загорелся. Сам летчик оказался смертельно раненным. Товарищи пытались прикрыть его, но, снижаясь, Плешаков, наверное, понял, что не дотянет до своей территории, отжал ручку управления от себя и сманеврировал в сторону.

Так пылающий истребитель в пикировании устремился на позицию вражеской батареи. Взрыв взметнул в воздух боезапас, а с ним орудия и фашистских солдат.

Самоотверженность однополчанина вдохновила истребителей на новые удары по врагу.

Через несколько дней тяжелое испытание выпало на долю командира эскадрильи Шодина, ушедшего 25 августа в разведывательный полет вместе с летчиком Дороховым. Добывая данные о противнике, они встретились с девятью «мессершмиттами». Можно было уйти от такого неравного боя, но балтийцы приняли его, готовые биться до последней возможности.

Сперва задымил и заскользил вниз один «мессершмитт». Тогда гитлеровцы с нескольких направлений обрушились на ведущего пары и подожгли самолет Шодина. Командир эскадрильи боролся с огнем до тех пор, пока его машина не стала падать. Лишь потеряв власть над пылавшим истребителем, Шодин воспользовался парашютом.

Итого воздушной схватки - сбитый Мессершмитт Bf.109 // Фото: Waffen-ss.cz
Итого воздушной схватки - сбитый Мессершмитт Bf.109 // Фото: Waffen-ss.cz

Он опустился за линией фронта в тылу врага. Его лицо было обожжено, боль и усталость мучительно усиливались от каждого движения.

Отцепив парашют, летчик прижал его к земле, огляделся. Слева и справа к нему бежали фашисты. «Восемь», — успел он пересчитать их.

Рядом находился густой кустарник. Шодин быстро перебрался туда, прилег и, затаив дыхание, следил за гитлеровцами. Те, сгрудившись у парашюта, топтали шелк ногами, выкрикивая какую-то ругань. Затем, выпятив автоматы, развернутым строем прошли в десятках метров от летчика.

Мучили ожоги, но и оставаться на месте было опасно. Надо уходить, но едва Шодин поднимался на ноги, в глазах начинало рябить, тело само падало вниз. Держа наготове пистолет, он восемь часов пролежал в кустарнике.

К счастью, фашисты больше не появились. Собрав силы, с наступлением темноты Шодин пошел к линии фронта. Направление держал по компасу.

На пути ему встречались фашистские орудийные позиции, землянки, солдаты. Все это пришлось обходить. Дорога петляла, удлинялась. До передовых участков фронта он добирался много долгих часов.

Оставалось еще каких-нибудь двести-триста метров до своих, но дорогу преградило болото. Шодин лег на живот и ползком, цепляясь за кочки, продолжал путь вперед.

Он очнулся в красноармейской землянке. Вокруг него были свои, заботливые советские люди. Медики оказали ему первую помощь.

После лечения Шодин вернулся в полк и продолжал бить ненавистных фашистских захватчиков.

Высокое мужество, самоотверженность — вот что было характерным в действиях летчиков полка, отстаивавших Советскую Эстонию от нашествия гитлеровских оккупантов.

Из воспоминаний полковника в отставке Б.И. Михайлова ("В небе-лётчики Балтики". Из боевой истории авиации дважды Краснознаменного Балтийского флота в годы Великой Отечественной войны. 1974 г.)

Спасибо за внимание! Ставьте 👍 и подписывайтесь на канал "Крылья Истории".