Чеченские боевики прозвали его роту «Бешенной»

12.01.2018

Гюрза- змея и человек представляли собой единое целое, когда выходили на охоту. Позывной «Гюрза» взял себе Алексей Ефентьев недаром: он обладал многими боевыми качествами присущими этой ядовитой змее, которая приносило не только смерть – на основе змеиного яда делали для людей лекарства, позволяющие остановить острое кровотечение. Так и в Чечне яд «Гюрзы» был необходим, чтобы остановить кровопролитие, начавшее в годы первой Чеченской войны, когда озверевшие боевики стекались сюда со всех концов света.

Яд «Гюрзы» действовал безотказно

Ядовитые зубы гадюки гробовой длинной около пятнадцати сантиметров могли сразу же настигнуть жертву, а парализующий яд проникал через рану в кровеносную систему человека, вызывая мучительную смерть. Гюрза передвигается практически бесшумно и может появиться внезапно в самых неожиданных местах, вызывая своим неподвижным взглядом священный ужас. Голова змеи напоминала чем-то по своему очертанию копье, которое заржавело от древности, а раздвоенный черный язык вызывают преклонение перед этим совершенной и страшной красотой, которую наделила природа этих непревзойденных охотников, живущих в горах.

Однако со временем выяснилось, что яд гюрзы можно применять в медицинских целях, например, он является превосходным средством при остановке кровотечения, когда другие комбинированные лекарственные препараты не помогали.

Как рос настоящий разведчик

Алексей Ефентьев – человек удивительной судьбы, которая с одной стороны всегда охраняла его от смерти в горячих точках, а с другой стороны где-то счастливая наградная нить Ариадны обрывалась — он четырежды оставался без заслуженного звания Героя России.

Его потрясающие способности разведчика сформировались не сразу. Семья у Алексея была героическая. Его дед был награжден Георгиевскими крестами всех четырех степеней за то, что проявил беспримерное мужество на фронтах первой мировой воны.

Дед Иван и внук Алексей Ефентьевы чем-то напомнили судьбу друг друга: на фронтах первой мировой войны казачий атаман Иван Ефентьева получил четыре Георгиевских креста. А его внук Алексей тоже четырежды представлялся к званию Героя России, но так и не был награждён, став для бандформирований опасным противником, которого они боялись и старались избежать столкновения с бойцом, имеющим позывной «Гюрза».

Его боевые умения перешли с генами к его потомкам – отец Алексея стал тоже военным и всю свою жизнь посвятил служению Отчизне. Он передал колоссальную моральную ответственность за свои поступки своему сыну Алексею, жизнь которого началась в 1963 году и была во многом похожей на жизнь большинства советских мальчиков. Они надевали на плечи ранец 1 сентября, ходили в кружки, впервые брали в руки автомат Калашникова, чтобы потом снова прижать его к себе, когда наступили военные сборы в школе, а потом пришла повестка из военкомата на прохождение срочной службы. Алексей попал на флот, но водная стихия Каспийского моря его не прельщала, он чувствовал в себе неизъяснимую тягу к земле и поэтому отправился в Баку: он поступил в общевойсковое училище, которое было нацелено на подготовку кадров для будущей войны в Афганистане.

След «гюрзы» в Афганистане

Алексея больше всего поражала способность бойцов выживать в самых неожиданных, сложнейших ситуациях: когда их отряд при переходе через перевал был обстрелян, они все же имели превосходство над душманами в том, что находились вверху, в скалах. Здесь они нашли надежное укрытие. Но неожиданно один из советских разведчиков неосторожно поскользнулся и кубарем покатился вниз, прямо к ногам к духам. Внизу раздались выстрелы. Крики. А потом все стихло и в ночной тишине разведчики услышали голос своего товарища – он сразил из своего автомата шестерых мятежников и остался в живых. Этому умению выживания Алексей учился у опытных разведчиков и становился постепенно одним из лучших. Он стал командиром группы разведчиков и успешно воевал в Афгане в течение двух лет: за его удачные операции, где не было с советской стороны потерь личного состава, ему дали первое неофициальное прозвище «Золотое копытце». Потом были Азербайджан и Карабах, Чечня.

Тактика змеи

Дуло автомата и человеческая голова в черной повязке – это был отличительный знак бойцов, входящих в группу Ефентьева. Они стали устрашающими для боевиков, которые искали спасения, но не находили его потому, что бойцы Ефентьева поражали своего противника молниеносными, четко спланированными атаками, напоминающими атаку двухметровой гюрзы, которая сначала может предупредительно шипеть, а может накинуться быстро, без такой излишней галантности. Именно эта двойная тактика приносила успех Ефентьеву: он мог напасть быстро, а мог, чтобы навести страх на противника посылать в радио эфир ложные предупредительные сигналы о планируемой операции в том или ином районе Чечни. Этим он вызывал немалый ужас в стане боевиков. 166-я мотострелковая бригада и ее 793 отдельная рота, которую возглавлял Ефентьев, стала, благодаря его неординарным действиям в бою, знаменитой.

«Гюрза» работает в Чечне

Чеченские боевики прозвали роту Алексея «Бешенной» за то, что они жестоко и хладнокровно преследовали бандитов, уничтожая их методично и расчетливо. Бандиты боялись «Гюрзу» и его роту, которые смогли вызволить из Грозного несколько высших военных чинов, а также журналистов, которые были взяты в окружение в Координационном центре чеченскими боевиками. Рота понесла самые тяжелые потери за всю войну.

Политический узел связал руки солдат с оружием

В начале лета 1996 года боевики под предводительством Аслана Масхадова захватили Грозный с помощью двух главных тактик. По первой, они получили информацию из высших политических кругов от сторонников Бориса Ельцина, а, используя вторую тактику, по которой бандиты проникали в Грозный под видом строителей и других гражданских специальностей, они смогли в начале августа неожиданно блокировать важнейшие оборонительные пункты российской обороны. Из Москвы бандитам пришла неожиданная помощь. По сути, русским солдатам связали прочно руки с помощью политического узла: Борис Ельцин подписал специальный указ о введении моратория на боевые действия в течение 45 дней в честь празднования 50-летия со дня Победы. Эти шаги позволили бандитам толпами просачиваться в город.

Боевики смогли добиться того, что в городе началась «каша»: одни дома были заняты бандиты, а другие обороняли российские части. Аналогичное поле битвы можно найти в мировой военной истории только в Сталинграде, когда немецкие и советские подразделения находились в нескольких шагах друга от друга и непрерывно вели огонь по позициям.

В этой ситуации неизвестный майор Алексей Ефентьев со своим подчиненными, не разглашая свои действия, бросились на помощь российскому подразделению «Русь», оборонявшему Координационный центр и, прорвав бандитскую блокаду, вывели целыми и невредимыми несколько генералов и журналистов, которые уже потеряли надежду на спасение.

Два генерал-лейтенанта – два подхода: мир с боевиками или война до конца

За этот подвиг Алексея представили к званию Героя России, но там, «наверху», московское руководство, действуя по двойным стандартам, не признало заслуги Ефентьева. Очевидно потому, что власть всеми путями стремилась добиться мира с боевиками, с которыми генерал-лейтенант Александр Лебедь заключил Хасавьюртовское соглашение, которое перечеркнуло план генерал-лейтенанта Константина Пуликовского по уничтожению всех бандитов в Грозном. Если бы план Пуликовского сработал, то не пришлось бы другим российским подразделениям гоняться за бандитами. Но политика – это не война, где все предельно четко и понятно. Алексей, думается, понимал, почему ему не была вручена золотая Звезда Героя, но не расстраивался – впереди его ждала самая большая награда: признание простых людей и жизнь, которую он отдавал за мир в Отчизне.

Российское свободное небо

Образ Алексей стал запоминающимся еще благодаря работе журналистов. Алексей остался в живых. И это – главная награда. И хотя потом, он иногда надевал на свой боевой китель свои награды: ордена «Мужества», «За военные заслуги», «Красной Звезды», медали «За отличие в воинской службе I степени», две медали «За боевые заслуги» – главное для Алексея Ефентьева все же оставалось российское свободное небо. Его он видел живым и учил своих бойцов правильной жизни на этой кровавой войне.

«В Бамут мы зашли первыми»

В ходе операции по взятию села Бамут – это был оперный пункт незаконных вооруженных формирований — российские части несколько раз откатывались назад до тех пор, пока генерал Шаманов не применил отвлекающую тактику ведения войны в Афганистане. Благодаря которой в тыл боевиков зашли штурмовые отряды во главе с Ефентьевым, а отвлекающий лобовой удар выполняли мотострелковые части. Бандиты, не ожидающие в своем глубоком тылу второго удара, были застигнуты врасплох. Они в панике разбегались, выкорчеванные из своих лежаков бойцами штурмового отряда. Многие из них остались лежать в лесах, а другие рванули в Бамут, чтобы там рассказать о несметном количестве русских, что прочесывают их дремучие леса, не щадя никого. Паника распространилась в Бамуте. И его боевики фактически бросили, разбегаясь в разные стороны – главный бастион дудаевского оплота был взят.

В одном из телевизионных интервью Алексей так рассказывал об этой успешной операции:

— Главное, что мы держимся друг за друга. Вот наш комбриг спланировал операцию, и мы прошли по их лесам так, что земля у боевиков горела под ногами. А то они ходили, как у себя дома. Дали мы им прос…тся (простонародное ругательство, точно выражающие состояние бандитов — авт.). Так они везде бояться ходить. Я думаю, что у нас это не последняя операция. В Бамут мы вошли первыми.

Это стало одной из самых успешных операций по взятию населенного пункта, который боевики хвастливо величали самым укрепленным и всюду развешивали плакаты с уверениями, что Бамут русские войска никогда не возьмут. Эти плакатики бойцы Ефентьева сорвали, а потом, посмеиваясь, читали в своей палатке за столом эти неудачные опусы бандитской пропаганды, в которые верили многие люди, проживающие в Бамуте. Но в своей вере они напрочь разубедились только когда сюда пришли солдаты в черных повязках на головах, которые имели такого командира как «Гюрза».

Настоящие пули летели над головами подчиненных Ефентьева

Кстати, любили бойцы Алексея Ефентьева не только за то, что он лихо проводил их по глубоким чеченским тылам, а за то, что он мог так выстроить отношения между подчиненными и собой, что они не чувствовали себя в чем-то ущемленными и приниженными, как это зачастую бывает в обычной мирной жизни. Может, поэтому ребята, послужившие под началом Ефентьева вернувшись в мирную жизнь, не смогли долго оставаться в спокойной обстановке и всеми силами своей мужской воинской души снова рвались на войну, снова возвращались к своему удивительному командиру. О нем уже слагались легенды. Как разведчик он был просто фантастически талантлив и умен. Нередко окружающие поражались его умение предвидения: когда он стоял на одном месте, а потом неожиданно перемещался на другое место, а там, где он стоял секунду назад, падала мина или пролетала смертельная пуля. Чуть ли не в заговор верили разведчики, понимая, что такое чутье разведчика бывает у людей редко и вырабатывается оно на протяжении многих лет воинской службы.

Когда не видавшие войны солдаты приезжали в Чечню и попадали в роту к Алексею, он сам начинал процесс обучение заново: над головами своих подчиненных он нещадно пускал очереди из автомата, чтобы научить людей умение четко ориентироваться на звуки выстрелов.

Четыре раза представление на Героя оставалось под сукном

Алексею волею судьбы не удалось стать Героем России, хотя представления о награждении четыре раза направлялись в штаб российской группировки. Но видно было, что в эпоху ельциновских преобразований, когда была затеяна Чеченская война, в вышестоящих воинских кругах засели аналогичные политическим военные реформаторы, которым не нужно было в угоду времени прославлять таких людей, как Ефентьев.

Хозяин земли, наконец, вернулся домой с войны

После семи войн, в том числе еще была последняя командировка в Косово, Ефентьев вернулся домой. Чтобы там заняться земледельческим делом так же, как это всегда делали его предки, вернувшиеся с войны. Как же обрадовались люди небольшого поселка, где обосновался Ефентьев с женой и тремя сыновьями, что к ним пришел настоящий хозяин земли, который смог за два коротких года вывести из банкротства хозяйство и основательно подтянуть его работу по всем показателям.