Десантник № 1 генерал армии Маргелов

07.01.2018

На редких кадрах семейной кинохроники Василий Маргелов, которому в 1945 году два танковых немецких корпуса сдались без боя, совсем не похож на грозного военачальника. Папиросы «Беломор-канал», тельняшка, галифе – все как у обычных людей. Рядом жена Анна Александровна, с которой он познакомился в 1941 году на Ленинградском фронте, и пятеро сыновей. Двое последних – Александр и Василий – близнецы, которые потом написали о своем легендарном отце книгу «Десантник № 1 генерал армии Маргелов».

Два Георгиевских креста у отца Маргелова

Рожденный в обычной семье рабочего-металлурга, который вернулся домой с двумя Георгиевскими крестами на груди и смог прижать к себе своих троих сыновей и дочь, отец для Василия стал безусловным примером мужества и обдуманности. Отец учил Василия, что выигрывает тот, кто может думать и воевать. Эти постулаты отца стали для Василия главными, он не оставил противнику ни одного шанса, кроме одного – сдаться в плен, чтобы дальше жить.

Шахты, лес, лыжный пробег до Москвы

Но первый завет отца – не падать духом – Василию пригодился, когда он попал в завал на шахте, где работал и со своим товарищами откапывал тяжелые камни. После этого он получил заболевание легких и был направлен лесником, что тоже пригодилось ему в умении маскировки и стрельбы, которые он показал после призыва в ряды РККА на «отлично». Его направили в военную школу в Белоруссии, учиться на красного командира, где он организовал лыжный пробег до Москвы. В пути они потеряли одного курсанта, вернулись, хотя и прошли несколько километров. Видно, сильный ветер сбил курсанта с ног, он упал, его сразу же занесло снегом, не смог выбраться. После этого случая Маргелов оставшуюся часть пути шел замыкающим, а не первым, как это было раньше. Так постепенно в Маргелове сформировался талант военного педагога – нужно всегда заботиться о других больше, чем о себе.

«Здорово, клешники!»

В 1941 году Василию Маргелову выпало тяжелейшее, как он сам писал, испытание: ему пришлось за один раз подписать несколько сот похоронок. Тогда его назначили командиром первого особого полка моряков Балтийского флота. За плечами Маргелова уже была весомая военная ноша: финская война, где он прославился, взяв в плен несколько генералов из Генштаба противника, командование дисциплинарным батальоном. Однако моряки — народ особого склада: сухопутного майора они приняли мрачно. Когда Василий увидел насупленные физиономии, он не по-уставному сказал: «Здорово, клешники!». И все. Конечно же, заулыбались. Ему предстояло сродниться с братишками и принять, пожалуй, самый главный бой в своей жизни. Это произошло в конце ноября 1941 года. Советское командование предприняло очередную попытку прорвать блокаду Ленинграда: полк Маргелова получил приказать атаковать позиции немцев в районе Ладожского озера. Поддержать атаку моряков должна была еще пехотная дивизия, но она по неизвестным причинам на исходные рубежи вовремя не вышла. В такой сложной ситуации Маргелов отказался бросать в бой своих людей без поддержки, понимая, что они там все могут погибнуть безрезультатно, впустую. Начальник особого отдела тогда ему сказал: «Или майор Маргелов будет наступать, или его расстреляют по законам военного времени». Тогда Маргелов собрал всех своих командиров и сказал им, что насильно в бой он их не поведет, уж лучше его пусть расстреляют.

Тельняшка – в память о моряках

И в мирное, и в военное время всегда уважают тех командиров, которые берегут своих ребят и не прячутся за их спинами. Моряки, понимая, что ситуация крайне сложная, вызвались идти со своим командиров в смертельную атаку. Ночью 27 ноября 1941 года они захватили первую линию немецкой обороны, ценой огромных потерь держались там несколько часов, до тех пор, пока командование не приказало им отходить на прежние позиции. Позже командование дивизии, отдавшее преступный приказ, расстреляли. А Маргелов лично свидетельствовал против дивизионных командиров в ходе рассмотрения дела военным трибуналом. Но погибших вернуть было нельзя. И это Василий понимал, снова переживая и вспоминая ту страшную ночь, когда моряки пошли за ним. В 1968 году, в память о братишках Василий Маргелов настоял на том, чтобы в форменное обмундирование десантников была в обязательном порядке введена тельняшка. И хотя это вызвало определенную долю ревности со стороны представителей военно-морского флота, Василий смог убедить министра обороны и его заместителей в том, что десантники являются продолжателями традиций флота и признают за ним, «за старшим братом» первенство в этом виде одежды. Но постепенно эти притирки сошли на «нет» и на протяжении десятков лет десантники с любовью носили голые тельняшки, эту теплую и удобную в повседневной носке одежду.

Маргелов всегда относился к своим подчиненным с заботой и настоящим уважением, он вникал во все подробности быта солдат. Когда в 1942 году подполковник Маргелов принял под свое командование 13-й стрелковый полк, то первым делом отправился в столовую, где обнаружил, что солдатский паек не такой уж и богатый и распорядился отдать свой дополнительный паек в столовую. Этому примеру последовали и другие офицеры. Неудивительно, что за такую заботу солдаты искренне любили своего командира, который повел их в бой на Миус-фронте: они смогли прорвать глубоко эшелонированную оборону немцев в районе Саур-могилы.

Десанту нужна броня

Василий Маргелов, который вернулся с фронта с Золотой Звездой Героя за взятие Херсона и формирование Днепра и прошелся на параде Победы по Красной площади, в 1948 году закончил военную академию и приступил к главной идее своей жизни – коренному изменению структуры военно-десантных войск. Он был буквально одержим идеей защитить своих десантников броней потому, что эти войска обычно посылали в самое пекло, чтобы они, высадившись, стойко держали оборону в ожидании подхода главных сил. И если десант не смог продержаться несколько драгоценных часов, то это означало одно – гибель в тылу противника. Воспитанникам Маргелова нужна была надежная защита: в современных условиях ведения боевых действий уже было не достаточно подвигов, основанных на умелом забрасывании в тыл нескольких человек, которые способны пробежать, проползти и обезвредить противника. Безусловно, физические и моральные качества были одними из главных условий выживания в ходе сложных операций, но воевать нужно было так, чтобы максимально избежать человеческих потерь. И поэтому Маргелов жестко поставил вопрос перед министром обороны о необходимости оснащения воздушно-десантные войска бронетехникой, артиллерией, авиацией.

В 50-х годах ВДВ в армии расшифровывалось еще и как «вряд ли домой вернешься». Маргелов обошел немало коридоров в военных ведомства. Он стоял на своем: войскам нужна легкая бронированная машина, оснащенная самым современным вооружением, которая способной десантироваться с самолета парашютным способом. И такая машина, наконец, была создана: на кадрах военной кинохроники можно увидеть, как из чрева самолета Ан-12 на высоте 800 метров на скорости полета 300-350 километров в час, вываливается машина, раскрывается купол парашюта и она приземляется успешно, рядом с ней по идее должны были приземляться и десантники. Но в действительности два члена экипажа приземлялись в существенном отдалении друг от друга, и местонахождение машины определяли по специальным сигналам: внутри машины и на груди у десантников были вмонтировано специальное приемо-передающее устройство. Это на первых взгляд казалось большим успехом.

Первые успешные учения

В 1970 году на учениях «Двина» около трех тысяч десантников разом свалились на голову условного противника – такого еще не видели. На командной трибуне большая часть генералов была в восторге, а уж когда в атаку пошли боевые машины десанта, на трибуне раздались аплодисменты. Но командующий ВДВ Маргелов был недоволен: оказалось, что большую часть экипажей относило в сторону на десятки метров, экипажам приходилось тратить драгоценное время, чтобы добраться до своих машин. В реальных боевых условиях это означало верную смерть большинства десанта.

Экипаж – внутри машины боевой

Маргелов предлагает еще одну революционную идею для того времени – экипаж должен десантироваться не отдельно, а внутри машины. Но в эту идею высокопоставленные чиновники мало верили: они считали, что командующий перегнул палку. Неожиданную поддержку Маргелов нашел в лице разработчиков космических аппаратов, которые смогли воплотить основную задумку командующего, создав многокупольную систему «Кентавр». В 1971 году система была готова к государственным испытаниям, но выяснилось, что нет специальной системы обеспечения спасения экипажа, который в случае возникновения чрезвычайной ситуации был обречен на гибель внутри железной машины. Но конструкция боевой машины десанта просто исключала размещение внутри дополнительных устройств. Однако конструкторы нашли выход: они создали подушку безопасности снаружи, которые срабатывали при соприкосновении с землей.

Но никто не давал свое «добро» на генеральные испытания с человеком внутри машины. И тогда Маргелов пошел на прием к министру обороны Гречко и убедил его, что первым испытателем новой машине будет Александр Маргелов, последний, пятый его сын. За время войн он, отец видел много слез матерей и жен и поэтому он не хотел в случае непредвиденной ситуации, чтобы его снова ткнули пальцем.

Пачку «Беломора» Маргелов выкурил за 20 минут

С военного аэродрома, расположенном в окрестностях города Тулы поднялся в 1972 году самолет Ан-12, на борту которого были готовы к первому прыжку в кабине 18-ти тонной машины командир Александр Зуев и оператор-наводчик Александр Маргелов. Они сидели в специальных креслах, которые были сконструированы по типу космических, но никто не давал никаких гарантий сто процентной безопасности: ведь никто и никогда в мире не прыгал с парашютом в железной машине. А по кромке поля ходил отец и беспрестанно курил: пачки «Беломор-канала» было ему мало, он очень сильно переживал. И вот, наконец, все увидели, как из самолета вывалилась машина, раскрылись все парашюты, несколько минут полета – машина приземляется, оттуда выскочили целыми и невредимыми два члена экипажа, они расчехлили машину и на полном ходу подъехали к трибуне. Не дослушав доклад сына, Василий Маргелов крепко его обнял. Революционный прорыв в десантировании был совершен, с этого момента десант приобрел многофункциональность: теперь десантники могли не только высаживаться и выполнять задачу по обороне части территории, но и развивать дальнейшее наступление вглубь обороны противника.

Второй полет сына Маргелова на «Реактавре»

Но и на этом Маргелов не остановился: он стремился к наивысшей боеготовности и отчетливо видел ряд недостатков нового вида десантирования, несмотря на восторженные отзывы, необходимо было подумать над тем, как упростить парашютную многоступенчатую систему, на которой спускалась машина. Перед десантированием необходимо было упаковывать несколько парашютов в строгой последовательности, а потом руками заталкивать машину на борт самолета. А это в боевых условиях, когда каждая минута на счету, было непозволительной роскошью, недопустимой в принципе. Маргелов поставил задачу – разработать однокупольную систему. И в 1975 году она была создана. Машина своим ходом поднималась на борт самолета – ничто не мешало ее движению. В январе 1976 года впервые в мире было проведено успешное испытание комплекса «Реактавр», в ходе которого боевая бронированная машина – внутри сидели два члена экипажа — успешно приземлилась на парашюте. И снова испытателем был сын, Александр Маргелов и подполковник Леонид Щербаков.

Бюрократические игры нового министра

Однако для Василия Маргелова наступили не лучшие времена: после смерти министра обороны Гречко управлять армией стал Устинов, который стал очень быстро избавляться от тех, кого считал угрозой своему авторитету. А слава Маргелова раздражала военного министра. И первыми «пострадавшими» в этой борьбе амбиций стали испытатели – Александр Маргелов и Леонид Щербаков — новой машины: их представление на звание Героя Советского Союза было не принято, бумаги погрязли в бюрократической волоките. Спустя только 20 лет они смогли получить заслуженные награды. Правда, испытатели стали Героями Российской Федерации.

Но в то время вокруг Маргелова тучи стали сгущаться: он мечтал дослужиться до 50-летия воздушно-десантных войск, но за 20 месяцев до этой даты его перевели в Военную инспекцию, где он занимал почетную должность по приему экзаменов в училищах, готовивших десантников.

Главные постулаты Маргелова

Недаром главные постулаты, внедренные Маргеловым в десантные войска стали на долгие годы приоритетными в ведении боевых действий: это — маневренность, высокая огневая мощь, броневая защита и умение находить даже в самых безвыходных ситуациях возможность для сохранения жизни бойца. Поэтому все вооружение и обмундирование подгонялось со специальным расчетом, оно было очень удобным в использовании: взять хотя бы складывающийся приклад и вес стрелкового оружия.

Имя Маргелова стало легендой на века, оно стало священным покрывалом для десантников, уважительно называющих его «дядя Вася». Он поднял десантников на такой престижный уровень, что конкурс в училища превышал даже лучшие актерские вузы страны, а те, кто не поступил, ночевали около дверей Рязанского училища в надежде снова поступить сюда.

В трудных ситуациях каждый человек ищет для себя какие-то внутренние точки опоры, которые помогают ему, в конце концов, преодолевать трудности и невзгоды. Пример Маргелова стал для многих людей главным опорным пунктом судьбы. Фундамент базовых решений, созданный Василием Маргеловым, до сих пор служит бойцам десантных войск. Они испытывают к нему, своему отцу-создателю безграничное, ни с чем несравнимое уважение.