Александр Палладин: Хорошо забытая "мягкая сила"-3. Шолохов, Симонов, Фредерик Жолио-Кюри...

Александр Палладин. Хорошо забытая «мягкая сила»-3

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU Ещё один отрывок из мемуаров моего покойного отца, Александра Ивановича Палладина, посвящён всемирному движению сторонников мира.

Наступала десятая годовщина движения за мир. Ведая в газете «Литература и жизнь» международным отделом, я попросил у старого друга — ответственного секретаря Советского комитета защиты мира Михаила Ивановича Котова статью. Он откликнулся, а вскоре предложил: «Переходите к нам в СКЗМ! Работа вам понравится».

Советский комитет защиты мира родился с благословения Сталина. После победы над фашизмом, обращаясь к людям доброй воли, Иосиф Виссарионович сказал: «Мир будет сохранён и упрочен, если народы возьмут дело сохранения мира в свои руки и будут отстаивать его до конца». Эти слова, чёткие, ясные и понятные каждому, предопределили цель и направление величайшего движения современности — движения борцов за мир.

В апреле 1949 года в Париже открылся Первый Всемирный конгресс сторонников мира.В концертном зале «Плейель» собралось около двух тысяч делегатов. Они приехали из 72 стран, преодолев бесчисленные преграды, которыми враги мира пытались разделить народы. Ведь тогда само слово «мир» находилось под запретом, и многим участникам конгресса отказали во въезде во Францию.

Открывая конгресс, Фредерик Жолио-Кюри заявил: «Мы собрались не для того, чтобы просить мира у сторонников войны, а для того, чтобы заставить их принять его».

Великий учёный-атомщик ярко и мощно отразил наступательный дух миролюбивых сил. Заявление участников конгресса: «Битва за мир — битва за жизнь началась!» — прозвучало как клятва.

Накал этой битвы нарастал день ото дня. Вот лишь некоторые её этапы: полмиллиарда людей скрепили своими подписями знаменитое Стокгольмское воззвание о запрещении атомной бомбы, более 600 миллионов высказались за заключение Пакта мира между пятью великими державами; решительные действия общественности содействовали окончанию войны в Корее, заставили прекратить «ядерные воздушные патрули» американских бомбардировщиков над Европой, не допустили создания так называемых «многосторонних ядерных сил». Миролюбивые силы помогли многим народам Азии и Африки сбросить иго колониализма и отстоять свободу и независимость, продемонстрировали боевую солидарность с народом Кубы. Славную страницу в историю движения за мир вписали выступления общественности за прекращение агрессии США против героического народа Вьетнама.

Участники всемирного движения миролюбивых сил с полным основанием могут сказать: в какой бы части света ни страдали народы от агрессии империалистов, в каком бы уголке Земли ни попирались их свобода, честь и независимость, силы мира повсюду приходили на помощь. А самое главное — наш мир сегодня был бы иным, если бы миролюбивая общественность не подняла миллионы людей на борьбу против поджигателей войны.

В том же 1949 году, на первой Всесоюзной конференции сторонников мира, председателем Советского комитета защиты мира избрали Николая Семёновича Тихонова. На этом славном посту он пробыл 30 лет, до своей кончины в 1979 году. Служению делу мира наш видный писатель-гуманист, общественный деятель отдал много душевных сил, весь светлый разум, всё свое благородное сердце. Он с гордостью отмечал, что неотъемлемой частью процесса коренной перестройки всей системы международных отношений становится активное вовлечение широких народных масс в мировую политику, всё более эффективное участие различных политических партий, профсоюзов и общественных организаций в решении вопросов войны и мира.

Многотрудная деятельность Н. С. Тихонова на благо мира и международной безопасности отмечена Международной Ленинской премией «За укрепление мира между народами». Это высокое звание он получил первым из писателей и вообще деятелей культуры нашей страны.Друзья шутливо говорили о Н. С. Тихонове: «Наш Николай-миротворец».

В Комитете мне вверили отдел печати и информации. Задумал создать печатное издание. Так с 1 января 1962 года стал выходить иллюстрированный бюллетень «В защиту мира». Сначала на четырёх языках — русском, английском, французском и немецком, а затем и на испанском.

Наше издание привлекло внимание широкой общественности. С первых номеров в нём печатались К. Симонов, Н. Тихонов, И. Эренбург, А. Корнейчук, Б. Полевой, Мирзо Турсун-заде, народные артисты Юрий Завадский, Сергей Герасимов, академики М. Келдыш и М. Миллионщиков. Охотно сотрудничали с нами выдающиеся деятели всемирного движения за мир Джон Бернал, Хьюлетт Джонсон, Изабелла Блюм, крупный американский учёный Лайнус Полинг, голландский кинодокументалист Йорис Ивенс, исландский писатель Халдор Лакснесс и многие другие. По нашей просьбе присылали свои рисунки Херлуф Бидструп и Ренато Гуттузо.

Какой редактор не мечтает видеть на страницах своего издания выступления Шолохова! Мир знает Михаила Александровича не только как живого классика. Писатель-гуманист ещё в 1937 году участвовал в работе Второго Международного конгресса писателей в защиту культуры, состоявшегося в Испании и во Франции. На этом форуме Шолохов был избран в состав бюро международной ассоциации писателей в защиту мира и членом президиума этой организации. С тех пор он активноучаствовал в движении сторонников мира.

На лето 1962 года назначили открытие в Москве Всемирного конгресса за всеобщее разоружение и мир, так что повод для обращения к Шолохову назрел подходящий. Звоню Михаилу Александровичу: «Знаю, как вы заняты. Но хотя бы несколько ваших, шолоховских строк...». И вот заветная рукопись на редакционном столе. Строк в ней и вправду мало — не набралось и на полстранички, — зато каких! На конгрессе их без конца повторяли с трибуны разноязычные ораторы—участники Всемирного форума: «В это тревожное время сплочение борцов за мир — самая насущная наша задача. Особенно большая ответственность в эти дни падает на людей умственного труда — тружеников человеческой культуры. Тот, кто изобрёл атомную бомбу, в первую очередь должен сказать ей "нет". А подлинные носители культуры никогда не пропагандировали и не будут пропагандировать применение атома в разрушительных целях против человечества. Мы не раз убеждались в том, что гневно сказанное "нет" разбивало планы желающих развязать термоядерную войну. Повторим же это "нет" с утроенной энергией на нашем конгрессе!».«Правда» перепечатала шолоховский текст на первой странице со ссылкой на наш информационный бюллетень.

Видные писатели и учёные нашей страны всегда играли видную роль во всемирном движении миролюбивых сил. Александр Фадеев стал инициатором создания Всемирного Совета Мира (ВСМ). В 1950 году в Варшаве собрался Второй Всемирный конгресс сторонников мира. На нём образовали Всемирный Совет, на сессии которого выступил Фадеев.

— Горячо поддерживаю предложение, — сказал он, — избрать главой Всемирного Совета Мира Фредерика Жолио-Кюри. Он поведёт наш корабль твёрдой рукой.

Жолио-Кюри и Фадеев — два больших друга. Они много лет трудились вместе не покладая рук, с присущими обоим страстью и вдохновением. Александр Александрович не раз давал мне поручения, связанные с приездом Фредерика Жолио-Кюри в Москву. Я мог наблюдать их за совместной работой, когда они с виду неторопливо, но в необыкновенно быстром темпе — так хорошо они понимали друг друга — разрабатывали стратегию и тактику борьбы за мир.

С первого дня отгремевшей войны солдатом мира стал писатель-фронтовик Константин Симонов. Трудно измерить расстояния, которые он преодолел как полпред миролюбивых сил, выступая в разных странах против угрозы новой войны. До последних дней своей жизни писатель трудился на посту заместителя председателя Советского комитета защиты мира.Константин Михайлович считал своим долгом выступать на страницах печатного органа СКЗМ и никогда не допускал даже подобия отписок. В одном из своих выступлений на страницах бюллетеня «В защиту мира» он писал: «Иногда задают вопрос: а не изжила ли себя военная тема в искусстве? Она не может изжить себя до тех пор, пока в мире будет существовать хотя бы тень угрозы новой мировой войны. И пока, к сожалению, она существует, людям надо напоминать, чем была минувшая война с фашизмом, потому что опыт такого рода и таких масштабов невозможно забыть».

Волновали Константина Михайловича и вопросы воспитания подрастающего поколения:

— Одна из главных проблем века состоит в том, чтобы дети вместе с молоком матери впитывали не только любовь к родине, но и любовь к человечеству, то есть, в конечном счёте, любовь к миру — и отвращение к насилию, к кулачному праву. От того, как будут воспитаны дети всех народов, зависит будущее нашей маленькой, тесной планеты. Как бы не пришлось нашим детям считать по пальцам уже не двух, а до трёх мировых войн! Мы живём и бьёмся ради того, чтобы этого не было. И будем бороться ещё столько, сколько потребуется, чтобы само понятие «война» исчезло из лексикона человечества.

Всё думаю: сколько мог бы ещё сделать этот выдающийся человек для упрочения дела мира, для его торжества, не постигни его тяжёлая, мучительная болезнь... И сколь знаменательным было завещание писателя — развеять его прах над истерзанной в годину войны белорусской землёй, над тем небольшим полем, где военный корреспондент Константин Симонов принял своё первое боевое крещение…

На форумах борцов за мир всегда с нетерпением ожидали выступлений Ильи Эренбурга.

Его слово было разящим как меч. Эренбург беспощадно разоблачал поджигателей войны. В 1959 году в Стокгольме, на юбилейной сессии Всемирного движения за мир, посвящённой десятилетию движения, Илья Григорьевич убедительно показал всю абсурдность «холодной войны»:

— Дойти до покорения космоса — и не иметь терпения и немножко разума, чтоб покончить с «холодной войной»!

Заметной фигурой в советском и всемирном движении был писатель Борис Полевой.

Не было случая, чтобы он, при всей своей занятости творческими и общественными делами, отказался выступить в печатном органе СКЗМ.

Любопытен рассказ Полевого о том, как зарождалось ставшее знаменитым Стокгольмское воззвание о запрещении атомной бомбы:

— Никогда не забуду, как его редактировали. Этот удивительный человеческий документ — одна из самых ярких страниц человеческого благоразумия. Его составляли ночью, в подвале Дома народов в столице Швеции. Взвешивали каждое слово, оттачивали каждую фразу. Как всегда, логичен и принципиален был Фадеев, составивший проект воззвания так, чтобы все поняли его важность, ибо рука злодеев уже тянулась к детонатору атомной бомбы. Мы стремились сделать каждый абзац максимально выразительным. Воззвание должно было быть предельно простым и лёгким для перевода на любой язык. Поэтому возникали долгие споры о той или другой фразе. Под утро все устали, а дело ещё не было завершено. Тогда Жолио-Кюри объявил перерыв и предложил выпить по чашечке кофе. Разбудили бармена. Когда кофе был готов, один из членов редакционной комиссии, человек по натуре желчный и ироничный, прихлёбывая густой напиток, сказал: «Мы еле стоим на ногах, оспаривая каждое слово. А не кажется ли вам, что этот документ, весь уместившийся на листке ученической тетради, вряд ли защитит кого-нибудь от простой пули, не говоря уж — от атомной бомбы?». Жолио возмутился: «Так зачем же вы тратите здесь своё драгоценное время? Я был среди тех, кто раскрыл энергию атомного ядра, и я знаю: наука ещё не имеет средств защиты от ядерного взрыва. Вместе с тем верю: единственное, что защитит человечество от этой беды, будет тот самый листок из ученической тетради, над которым все мы корпеем со вчерашнего дня. Этот листок — и те подписи, что он соберёт». Насколько же прав был великий миролюбец! Полмиллиарда подписей, поставленных под Стокгольмским воззванием, помогли спасти людей от ядерной катастрофы.

Последним форумом, на котором присутствовал Борис Полевой, стал Всемирный конгресс миролюбивых сил, проходивший в конце 1973 года в Москве. О нём он судил так:

— Раньше движение сторонников мира я уподоблял реке, которая становится всё более широкой, многоводной, могучей. А вот московский конгресс можно уже уподобить океану — океану общественного мнения. Более трёх тысяч делегатов из ста сорока с лишним стран! Практически они представляли все народы, населяющие Землю. В одном зале сидели и согласно работали делегаты почти всех миролюбивых движений. Люди разных, порой противоположных мировоззрений, люди всех верований и обычаев. Не о таком ли единении миролюбивых людей, не о такой ли мощи общественного мнения мечтали Фредерик Жолио-Кюри, Александр Фадеев, Хьюлетт Джонсон, Эжени Коттон, Джон Бернал и другие основатели движения?

Фото с сайтов amilata.ru Diafilm.net Diafilmy.su Infourok.ru

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН