Александр Палладин. Военное шпионство у японцев (из повести «С прадедом на Русско-японской войне»)

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU «Военное шпионство у японцев». Под таким заголовком в 1905 году в журнале «Летопись войны с Японией» была опубликована одна из корреспонденций с фронта.

Начиналась она так:«Безошибочно можно сказать, что ни в одной войне шпионство не практиковалось в столь широких размерах, как применяется оно теперь нашим противником на Дальнем Востоке. Сотнями шпионов наводнили они район, занятый нашими армиями, и тыл его, на биваки, на железную дорогу, в госпитали — всюду они проникали».

Я об этом впервые узнал ещё дошкольником, когда старший брат взял меня в кино на художественный фильм «Крейсер “Варяг». В нём есть пара эпизодов про то, как в порту Чемульпо корейские торговцы и грузчики шпионили за нашими матросами. А лет девять спустя, уже в школе, я прочитал дивный (сам автор считал его своим лучшим произведением) рассказ Александра Куприна «Штабс-капитан Рыбников»,

под личиной которого в Петербурге действовал японский шпион —«маленький, черномазый, хромой офицер, странно болтливый, одетый в общеармейский мундир», который «появлялся в день по нескольку раз в различных присутственных местах: главном штабе, комендантском управлении, комитете о раненых, управлении казачьих войск и даже в полицейских участках, обращаясь к военным и гражданским чиновникам с жалобами, претензиями и попрошайничеством, хотя цель у него была другая, он проявлял интерес ко всему, что касалось русско-японских событий в Маньчжурии и в Порт-Артуре».

Его прототипом, по мнению ряда современных исследователей, стал знаменитый японский разведчик Мотодзиро Акаси, чью память в Стране восходящего солнца чтут до сих пор в знак признания  его вклада в исход Русско-японской войны 1904-1905 годов.

В ноябре 1902 года Акаси прибыл в Санкт-Петербург в качестве японского военного атташе. Его деятельность облегчало то обстоятельство, что Россия кишмя кишела противниками самодержавия самого разного толка. Не зная русского языка, но свободно владея основными европейскими, он без труда нашёл общий язык с социал-демократами, эсерами, польскими, финскими, прибалтийскими и кавказскими националистами, революционно настроенной молодёжью. Лично и через помощников Акаси вербовал крупных чиновников, офицеров, служащих военных заводов и портов, поддерживал контакт с попом Гапоном и знаменитым авантюристом Азефом (глава боевой организации эсеров и одновременно — секретный сотрудник Департамента полиции),обхаживал будущего главу правительства Польши Юзефа Пилсудского.

С началом Русско-японской войны Акаси перебрался в Стокгольм, но свою деятельность не прекратил — колесил по всей Европе, собирая информацию и организуя подрывную деятельность против Российской империи. Несмотря на выигранные отдельные сражения на море и суше, японский генштаб серьёзно опасался за исход войны: наша страна обладала несравненно большей экономической мощью, природными и человеческими ресурсами, тогда как японская экономика находилась на грани коллапса, а казна истощена. И тогда Акаси предложил вооружить русских революционеров, подбить их на мятеж в европейской части России и тем самым отвлечь внимание властей от Дальнего Востока.

В июле 1904 года Акаси встретился в Женеве с лидерами российских социал-демократов Плехановым и Лениным, после чего отправил в Токио донесение: «Коллеги-социалисты считают Ленина способным на ВСЕ методы борьбы для достижения целей. У меня о нём сложилось мнение как об искреннем человеке, лишённом эгоизма. Он пойдёт на всё ради своей доктрины, Ленин — это личность, способная вызвать революцию».

В том же году Акаси спонсировал проведение конференции российских оппозиционных партий в Париже, а год спустя — в Женеве. Кроме того, он дважды организовал закупку и доставку крупных партий оружия российским революционерам. Через Акаси прошли в общей сложности почти один  миллион иен (примерно 35 миллионов долларов в ценах 1990 года), выделенных японским генштабом на подрывную деятельность в России.

В январском (1905 года) номере «Летописи войны с Японией» говорилось: «Военным министром получена из Парижа следующая телеграмма: “Лондонский корреспондент телеграфирует, что японское правительство раздало 18 миллионов русских рублей русским революционерам-социалистам, либералам, рабочим для организации беспорядков в России. Имелось в виду уничтожить морские заводы; сделать невозможным отправку Балтийской и Черноморской эскадр; уморить голодом армию Куропаткина; заставить Правительство заключить мир, необходимый для Японии, накануне её банкротства».

В 1907 году Акаси вернулся на родину, где император пожаловал ему чин генерал-майора и почётное звание барона; грудь выдающегося разведчика украсили самые высокие награды Японской империи. Вскоре Акаси возглавил военную полицию в Корее, в конце 1913 года получил звание генерал-лейтенанта, а ещё через полгода был назначен заместителем начальника Генерального штаба.

Продолжение следует.

По теме здесь:

http://news.ap-pa.ru/news/i5050-aleksandr-palladin-za-veru-carya-i-otechestvo-okonchanie.html

http://news.ap-pa.ru/news/i5040-aleksandr-palladin-za-veru-carya-i-otechestvo-glava.html

Фото из семейного архива и с сайтов    i1.wp.com   и  isaacmeyr.net