1659 subscribers

Почему мы, пока что, не станем единой страной?

<100 full reads
Почему мы, пока что, не станем единой страной?

Волна национализма по окраинам Империи началась еще в во второй половине 19 века. Изучение (зачастую изобретение) национальной истории, создание национальных эпосов, яркий пример Калевала написанный в те годы и выданный за тысячелетний, создание национальных языков, письменности, обрядов, плясок и танцев (Украина, Белоруссия и т.д.), все это изобреталось национальной и, увы, русской, в том числе, интеллигенцией.

Все это имело скрытый, а иногда и явный русофобский характер и было средством разваливающим Империю. Не без англичан, конечно. И немцев, отчасти. При полном попустительстве, а иногда и поддержке Центральной Власти.

К 20 веку - это уже бушующее море. Не будем останавливаться на причинах, они разные, в том числе, ослабление Веры в обществе, и слабость руководства. Православие теряло свою силу. Ведь Православие, Вера и объединяло народы, в том числе и других религий. А к 17 году Вера почти исчезла.

И создание формальное национальных государств началось до Октября 17. Украинское, Белорусское, Закавказские республики - это май-июнь 1917 года.

Когда большевики взяли власть, под их контролем стала не единое государства а масса национальных псевдо-государственных образований. В которых правила доморощенная националистическая элита. Как большевикам удалось обратно объединить страну? Только одним способом. Гениальным по сути. На над национальной идее.

То есть, оставив им весь местный национализм, поставили над-государственную компартию с рычагами в Москве. Коммунизм популярен в мире, равенство, братство, светлое будущее и справедливость. И страна опять стала единой, хотя отголоски местного национализма еще долго будоражили страну. Товарищ Сталин, кстати, крепко прижал потом националистических царьков, скажем так, разными методами.

Но главное было сделано, страна опять стала единой.

Говоря о ситуации сейчас - объединения (а я бы очень этого хотел) маловероятно. Национализм серьезнейшая сила, а над-национальной идеи, способной привлечь всех, увы, нет.

И пока ее не будет, мы вряд ли опять будем едины. Хотя в душе не могу признать Украину, Молдавию или Грузию заграницей.

Но. Должна быть понятная, привлекательная наднациональная, объединительная идея.

А это значит, необходимо понять, что будет со страной после 2024, то есть какой будет Россия после Путина.

Владимир Казаков

Фото автора