Будете умирать — припасите немного денежек — без них в рай не пускают

1 ДЕКАБРЯ 2018 АХИЛЛА

Елена Чурбакова

Хочу рассказать маленькую печальную историю — об отпевании моего папы и разочаровании впоследствии.

Не буду писать о том, как за три года пребывания в РПЦ я настолько заболела православием головного мозга, что напрочь потеряла и критичность, и здравое мышление. (Слава Богу, мозги сейчас на место встали!)

Мой папа умер задолго до того, как я втянулась в церковную жизнь. Он покончил с собой. Не хочу описывать эту трагедию. Это уже в прошлом.

Но после моего погружения в страшные сказки православия про рай и ад, меня стало сильно мучить то, что над ним не был совершен обряд отпевания. И вот, в 2016 году, поговорив с иереем Василием из Стефано-Пермского храма, в котором я была тогда прихожанкой, и получив от него совет написать письмо архиепископу с просьбой об отпевании, я решилась. Писала письмо на тетрадном листочке в клеточку и плакала, вспоминая произошедшее, — снова боль…

Вскоре мне позвонили из епархии: архиепископ Питирим недоволен тем, что текст не напечатан, а написан от руки. Попросили напечатать. Напечатала и отправила на электронный адрес епархии. Я была в недоумении, почему нельзя от руки. И почему такая бюрократия там, где ее быть не должно. А если бы у меня не было компьютера и интернета?

Через пару дней было получено разрешение на отпевание. Скажу сразу: о том, что церковные каноны запрещают отпевать покончивших с собой, — знала. Закрыла глаза на это — разрешили же! Думала, что если человек совершил это не по своей воле — то можно, и надеялась на милосердие людей, позабыв о милосердии Божием. Но внутри все равно что-то грызло…

Позже еще раз созванивалась по поводу отпевания: времени — ранняя литургия, стоимости — пять тысяч рублей. Цена меня не смутила тогда — лишь бы папе хорошо было. Поехала в Сыктывкар, в Свято-Стефановский собор, в назначенную дату — Троицкую родительскую субботу.

На отпевание собралось около двадцати человек. Кто-то приехал на отпев некрещеных, кто-то — покончивших с собой. Иеромонах, который проводил сначала литургию, а потом отпевание, мне понравился. Я видела его труд. И я ему за его труд благодарна.

Но вот сама ситуация впоследствии стала меня смущать. Мне не жалко было денег, да и сейчас не жалко, но что это за вымогательство, причем вопреки канонам? Если это затеяно из милосердия к живым людям, страдающим об ушедших родственниках, для их утешения — то это одно дело, но если это так, то к чему эти поборы? Ведь не у всех же есть лишние деньги…

А еще написано, богатым трудно в рай попасть. В РПЦ это не вопрос! У них там связи — заплатил пять тысяч — и спи спокойно, и живой, и мертвый. Так что, будете умирать — припасите немного денежек — без них в рай не пускают.

Если серьезно — ну нельзя же так. Разве можно наживаться на чужих несчастьях? Неужели все в этом мире можно купить? Грустно…

И еще один момент. После отпевания, в лавке того собора купила два пузырька с маслицем, приложенных к мощам святителя Стефана Пермского. Вроде бы — что странного, это нормальная практика в РПЦ. Но вот один нюанс: мощи этого святого покоятся под спудом где-то в Москве. Глубоко под землей. Как к ним масло-то прикладывали?* Не иначе, как силой мысли.

Но, может, это тоже нормальная практика в РПЦ? Понимаю, что священники тоже хотят хорошо жить, но как-то грустно и противно мне сейчас от всего этого…

*В статье по ссылке подробно рассказывается о мощах Стефана Пермского, их пропаже и «чудесном» обретении в епархии епископа-пиита (прим. ред.).

Читайте также: