«…и филиппинизация всей страны»

26 ФЕВРАЛЯ 2019 ЕГОР ВЛАДИМИРОВ

Многочисленные «ревнители целомудрия» как в рясах, так и без них, в последние пару десятков лет ожесточенно нападают на любые попытки ввести в средней школе уроки полового воспитания, кивая при этом на «бездуховную Европу», которая якобы после появления такого предмета в школьном расписании погрязла преимущественно в однополом разврате и вообще семимильными шагами движется к вымиранию.

Вопрос того, насколько сильно влияет (и влияет ли вообще) преподавание полового воспитания в школе на интенсивность и раннее начало половой жизни, остается открытым. Так, например, французские исследователи отмечают, что возраст начала половой жизни резко снизился совсем не после начала преподавания в школах «секспросвета», а в результате куда более прозаических вещей — легализации контрацептивов и абортов, а также оплаты расходов что за контрацептивы, что за аборты из фонда государственного медицинского страхования. В то же время легко видеть, что за последние сорок лет медианный возраст первого сексуального контакта во Франции особо не изменился — 17 с небольшим лет для юношей и 17-18 лет для девушек.

Но это все «бездуховная Европа», которой в России принято пугать. Обратимся же к противоположному примеру, который почему-то не приводит ни один «ревнитель целомудрия». Есть на карте мира страна, которая полностью отвечает влажным мечтаниям этих граждан в части контроля за половой жизнью населения; правда, находится она не в Европе, а в Юго-Восточной Азии.

В Филиппинах, прекрасной тропической стране, расположенной на многочисленных тихоокеанских островах, реализовано все, чего так настойчиво добиваются православные и прочие «хранители благочестивых традиций»: развод как таковой вообще не существует — только в соответствии с каноническими нормами римско-католической церкви, аборт является уголовным преступлением — конечно, если будет доказано, что он был сделан из-за угрозы жизни матери, уголовное дело прекратят: ну как только докажут, так и прекратят, а могут и не доказать, всякое бывает; страна вся верующая, христианская: почти половина граждан ходит к мессе как минимум раз в неделю. Естественно, ни о каком половом воспитании в школе речь идти не может, а купить старшекласснику пачку презервативов много сложнее, чем дозу метамфетамина — это же грех какой, продавать такое ребенку! В общем, сплошное благочестие с добрыми христианами во главе, проповедующими в одной из самых больших католических стран мира целомудрие, воздержание, вот это вот все.

Казалось бы — там все школьники должны жития святых рассказывать наизусть при таком прекрасном воспитании, а такая вещь, как добрачный секс, должна быть для них так же далека, как единороги, живущие на Марсе. Однако простое обращение к данным Национального статистического управления показывает, что единороги, может, и не интересуют филиппинских старшеклассников (особенно марсианские), а вот с интересом к сексу у них все нормально.

Данные 2013 года показывают, что в 17 лет (выпускной класс школы) уже 9 процентов девушек либо беременны, либо родили, а к 18 годам это количество вырастает до 17 процентов. При этом все остальные социальные характеристики ранней беременности присутствуют — почти половина из них приходится на девушек без образования, и треть — на девушек из самой бедной социальной группы. Еженедельная месса в качестве единственного источника знаний — это верный путь к ранней беременности, как можно судить по филиппинской статистике.

Но, может быть, на Филиппинах наблюдается бум ранних браков? И опять нет; все та же злобная статистика сообщает, что, к примеру, в 2015 году медианный возраст невесты составлял 26 лет (то есть половина всех невест была старше этого возраста), а даже если говорить не о браке, а о том, в каком возрасте у женщины появляется первый стабильный половой партнер, с которым она пытается вести домашнее хозяйство (в том числе и без заключения брака), то этот показатель равен примерно 15% на возраст 18 лет.

То есть получается, что ни запрет абортов, ни запрет разводов, ни еженедельные проповеди о морали и нравственности как-то вот нравственность не укрепляют и к «целомудренному раю» не приводят. Они приводят к несколько другим последствиям: как правило, родившийся ребенок отдается на воспитание бабушке/старшему брату с семьей/дяде/тете/троюродному племяннику пятиюродного деда/далее везде; и девушка отправляется дальше на заработки куда-нибудь подальше от дома (ибо позор же случился), ну, может, и личную жизнь заодно устроит — а может, через пару лет опять придется искать очередного родственника в глухой деревне, чтобы на воспитание отдать уже следующего ребенка. И каждый год на свет появляется множество детей, не нужных даже их собственным родителям. Именно к такому будущему зовут «ревнители целомудрия» — но как-то «филиппинизация всей страны» не кажется мне светлым будущим для России. Да и сами граждане Филиппин стараются при первой же возможности покинуть «целомудренный рай» — только за период с апреля по октябрь 2017 года из страны выехало 2,3 миллиона человек (пока работать, а там — как выйдет).

Фото: крещение на Филиппинах, совершаемое миссионером РПЦ свящ. Георгием Максимовым/orthomission.ru

Читайте также: