Я не сердился, и потому ее полюбил

28 ИЮЛЯ 2018 АЛЕКСЕЙ ПЛУЖНИКОВ

Книга «Взгляд кролика» (1974 г.) японца Хайтани Кэндзиро (1934–2006) — одна из лучших книг о воспитании детей и отношениях в школе. Недаром сам автор много лет был педагогом и основателем центра по защите прав детей.

Основной сюжет книги — история молодой учительницы, которая пытается наладить отношения с учениками, другими учителями, родителями детей в бедной провинциальной школе, в городке, расположенном рядом с мусоросжигательным заводом. Особая забота учительницы Котани — странный мальчик, который увлекается… мухами. Собирает их, изучает, все про них знает — его даже называют «профессором мушиных наук». Но с ним трудно общаться, и учительнице предстоит прорваться сквозь стену недоверчивости и странностей ребенка.

А в классе случаются и другие проблемы. Например, появление девочки, у которой не все в порядке с головой и с поведением. Сейчас у нас много говорят об инклюзивном образовании, когда дети с диагнозами РАС и СД должны учиться с «обычными» сверстниками. А вот как это происходило в послевоенной Японии:

Со дня появления Минако в классе прошла неделя.

Котани-сэнсей подумала, что надо поговорить с детьми и объяснить им, что же это за необычная девочка и почему она теперь учится у них в классе. И вот, в первый раз за всю неделю, учительница завела с детьми разговор о Минако.

Как раз в этот день Минако простудилась и в школу не пришла. Так что время для разговора оказалось самым подходящим.

Сначала дети рассказывали, как Минако мешает им учиться. А потом девочка по имени Харуко подняла руку и спросила:

— Сэнсей, Минако-тян, что ли, совсем дурочка?

— Минако — супердурочка, — заорал озорник Кацуичи, и все засмеялись.

— Кто мне объяснит слово «дурачок»? — спросила Котани-сэнсей у детей.

— Это который глупый…

— Это который плохо учится.

— Ну хорошо, а разве ваши мамы не говорят вам иногда, что вы глупые и плохо учитесь? — спросила Котани-сэнсей.

Дети растерялись.

— В давние времена, если ребенок рождался дурачком, то его либо убивали, либо выкидывали, — сказала Котани-сэнсей таким голосом, будто читала страшную сказку.

— Не может быть! — сказал кто-то из детей.

— Еще как может! В Греции, например, есть гора Тайгет. Говорят, туда относили таких детей и сбрасывали их в пропасть. А в Японии в горы уносили стариков и оставляли их там умирать. Это обычай называли «уба-сутэ», то есть «выброси мать». Вы наверняка слышали сказку про гору Убасутэ. А больных деток клали в камышовые лодочки и сплавляли по реке.

Испуганные первоклашки притихли.

— Как вы думаете, — спросила Котани-сэнсей, — почему таких деток убивали?

— Наверное, потому что они всем мешали, — ответил Такеши.

— Наверное, поэтому. А ведь Минако тоже нам всем ужасно мешает, — сказала Котани-сэнсей.

Дети в замешательстве глядели на учительницу, пытаясь понять, куда она клонит. В классе стало тихо-тихо.

— Мы своим мамам тоже часто мешаем, — скороговоркой сказал Такеши, словно пытаясь оправдаться за свои предыдущие слова.

— Сэнсей, а Минако-тян завтра придет в школу? — вдруг спросил Кацуичи, который до этого назвал Минако супердурочкой.

— Ну… — начала Котани-сэнсей и угрожающе замолчала.

— Ведь она придет завтра?

— Придет?

— Правда придет? — один за другим начали спрашивать дети.

— А вы хотите, чтобы она пришла?

— Да, да, хотим! — хором сказали все.

— Но она же всем мешает.

— Ну и что! Пусть мешает! — громче всех закричал Такеши.

Остальные согласно закивали.

Наверное, представили себе, как Минако летит в пропасть с высокой горы Тайгет, и им стало не по себе…

***

…Когда Котани-сэнсей вторично завела с ребятами разговор о Минако, Джунъичи поднял руку и спросил:

— Сэнсей, Минако вам мешает?

— Да. Мешает, — честно ответила учительница.

— Но ведь она вам все равно нравится, да? Вы ее любите?

— Конечно, люблю, — улыбнулась Котани-сэнсей. Вечно Джунъичи скажет что-нибудь такое, что от улыбки никак не удержишься.

— Минако хорошая, но ужасно мешает. Так? Вот вы и расстраиваетесь, да, сэнсей? Поэтому с нами советуетесь.

— Точно! — сказала Котани-сэнсей, а про себя подумала: «Ну что за чудо этот мальчик!»

— У меня есть идея.

— Какая идея, Джун-тян?

— Давайте мы будем дежурить. У нас будут дежурные по Минако.

— Дежурные по Минако?

— Ну, есть же дежурные по столовой или дежурные по классу, которые открывают окна и отмечают в журнале, кто пришел, а кто нет. А дежурные по Минако будут заботиться о Минако: играть с ней, сидеть на уроке, гулять. Они будут все время рядом с ней.

— Это замечательная идея. Только ведь заботиться о Минако очень трудно. Ты же сам видел, Джунъичи. Даже для меня это непросто.

Джунъичи кивнул и снова поднял руку.

— Можно я расскажу, как я это придумал? Можно? Минако-тян порвала мне тетрадку, но я не рассердился. Потом она порвала книжку, но я не рассердился. Потом она забрала у меня пенал и стирательную резинку, но я не рассердился, а наоборот, поиграл с ней в паровозик. Я не сердился, и потому ее полюбил. А если ты кого-то любишь, то даже если он тебе мешает, ты все равно знаешь, что он хороший.