Исповедь семинариста. Век XXI-й. Часть 3

Виктор Норкин

6

Что касается образования в семинарии, то я думаю, что сегодня уровень и качество образования в целом не выходит за рамки церковно-приходской школы, катехизаторского училища. В отдельных семинариях уровень может подниматься чуть выше, если в них преподают преподаватели из светских учебных заведений. Эти преподаватели пытаются дать студентам навык университетского образования. Конечно, в стенах семинарии даже такие благие попытки гасятся системой, потому что студенты часто отрываются от пар на различные послушания. Из-за высокого ритма «послушнической» деятельности внутри семинарии, студенты бывают не особо расположены к учебе в вечернее время, когда им дают, наконец, такую возможность. Отдельные люди пытаются учиться, что-то делают, но основная масса превращается в мешки, лежащие на кровати в апатии, унынии и усталости.

Читайте также: Часть 1, Часть 2, Часть 4, Часть 5, Часть 6

Каждый занимается своими делами, но только не учебой. Вообще желание учебы отбивается достаточно быстро в семинарской системе. В определенный момент ты понимаешь, что семинарский диплом — это бумажка, которая нигде не котируется и никому не нужна, которая ни на что в жизни не повлияет. Она не повлияет даже на твое карьерное положение в церкви, потому что карьера в церкви заключается в том, что желающий карьеры должен научиться использовать «непарный вырост дна ротовой полости позвоночных» (язык) в отверстии нижней части заднепроходного канала местного главного жреца, куратора храмовых хозяйств. Такая тактика достаточно быстро приводит к успеху и карьерному росту. Дипломы, хорошее образование в церковной системе ни на что не влияют. Поэтому имеет смысл закрыть семинарии и сделать только двухклассные церковноприходские школы. Ведь для вышеуказанных карьерных навыков достаточно бывает примитивного образования. «Отче наш …» знаешь? Креститься умеешь? Языком работаешь? Ты принят. Ты наш человек – системный.

Если светские преподаватели давали достаточно интересный и насыщенный материал, то церковно-семинарские преподаватели могли быть харизматичными, могли рассказывать какие-нибудь смешные байки или пошлые приколы и т.п., но что касается образования, то здесь, конечно, не было фактически ничего. Только повторение старых учебников XIX-го века, которые уже устарели во всех смыслах.

Например, мы так и не смогли ознакомиться с Ветхим Заветом. Преподаватель был очень странный человек, неудавшийся философ, мечтавший о многом, но прозябший в лени и праздности. Вместо пар по Ветхому Завету мы слушали рассказы философствующего монархиста о том, какие мы сегодня бездуховные; какая Российская Империя была великая и духовная во главе с царем-батюшкой, ну и прочее в таком же стиле. Это было ужасно, настолько неинтересно, что хотелось выбежать из класса, заткнув уши. К слову, сам философствующий монархист частенько засыпал во время произнесения своего гипнотического бреда на тему царя-батюшки. Если он и давал нам лекции по Ветхому Завету, то по старым, ветхим исследованиям середины XIX-го века, об актуальности и научной новизне которых можно было бы забыть.

Также он любил обличать студентов за то, что они носят джинсы (бесовская и бездуховная одежда, которую было запрещено носить в семинарии, потому что архиерей наложил на нее свое вето) и живут не в духе православной церкви. Хотя его самого зачастую замечали в джинсах на улице. Чему он хотел научить нас, семинаристов? Какой духовности, какой морали?

Следует сказать, что он был последователем одного епархиального священника, создавшего из себя прозорливого старчика, который может ловко присесть на ухо любому человеку, интересующемуся монархической темой. Хороший маркетинговый ход. Ну, оно и понятно, ведь по первому образованию он актер. «Те старцы, которые принимают на себя роль… употребим это неприятное слово, принадлежащее языческому миру, чтоб точнее объяснить дело, которое в сущности не что иное, как душепагубное актерство и печальнейшая комедия — старцы, которые принимают на себя роль древних святых старцев, не имея их духовных дарований».

Другой преподаватель любил приводить нам примеры из области порноиндустрии. Например, ему нравилось рассказывать, как порнозвезды возбуждаются на собачек. Говорят, что во время его бытности студентом семинарии, у него в тумбочке нашли библию секса. Не знаю, что творилось у него в голове, когда он рассказывал нам это, но среди семинаристов его считали атеистом, потому что никто не видел, как он причащается. Лицо его выглядело всегда циничным, напыщенным. Похож он был на Джаббу Хатта из Звездных войн своим тройным подбородком. Хотя в плане подачи материала он был достаточно неплох, когда говорил по сути.

Был еще один преподаватель, который вел догматическое богословие. Достаточно интересный мужик. Хочется подчеркнуть, что он был именно мужиком – такой здоровый, большой человек, с огромными лапами вместо рук. Раньше он был штангистом, но как стал священником, то стал выпивать и частенько с похмелья приходил на пары. Возможно, что для него это был период неудач и разочарования в церкви.

Лекции были не особо интересны, он читал их по старым конспектам, которые он записал еще в 80-х годах прошлого века в духовной академии. Однако, он учил студентов рассуждать и самостоятельно думать над различными вопросами. Также он рассказывал много жизненных историй. Он был, пожалуй, единственным преподавателем, который говорил правду о церковной жизни, не скрывая ничего. От него мы впервые узнали, что в церкви есть достаточно большой процент гомосексуалистов в рясах. Статистика о. Кураева подтвердилась еще тогда. Да и помимо этого он рассказывал много историй из приходской жизни.

Его лекции разошлись по цитатам:

«Бог сотворил Адама и Еву и никаких пидарасов…»
«Многие иудеи пришли к сестрам и утешали их в печали об умершем брате. Марфа увидела Иисуса и сказала Ему: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст тебе Бог». Иисус ответил: ДУРА! Азъ есмь воскресение и жизнь!»
«В конце восьмидесятых в нашем селе решили поставить бюст Ленину. Его торжественно открыли. Утром обнаружили, что памятник измазан навозом, а на заборе этим же навозом написано: «Какая власть, такая и масть!» Памятник демонтировали вскоре».
«Пришла ко мне одна на исповедь, жалуется на свою зависимость от компьютера. Я ей говорю: «Так выброси компьютер в окно!» Она и выбросила».
«Когда апостолы хотели пожечь огнем одно из селений, Христос говорит им: «Эх вы, придурки!»
«Когда ко Христу принесли расслабленного и просили исцеления. Христос исцелил его и говорит: «Забери свой ссаный матрас и иди».

Относительно недавно его убрали из семинарии потому, что он на одной из лекции заявил, что нынешняя власть в епархии состоит из команды с нетрадиционной ориентацией. Трусливый ректор протоиерей настоятельно попросил его уволиться из семинарии. Думаю, что он рад этому. Посвятит больше времени своей любимой рыбалке.

Еще один преподаватель семинарии известен тем, что он был, пожалуй, одним из самых интересных и умных лекторов. Он умел нестандартно мыслить, рассказывал нам много интересной, актуальной информации, которая многим студентам буквально «взрывала мозг». Зачастую эта информация шла в разрез с церковным вероучением, ставила вероучение под сомнение с исторической точки зрения. Мы стали понимать исторические и социальные корни учений о рае, аде, о происхождении церкви и т.д. Стало достаточно очевидно, что многие так называемые божественные учения являются просто делом рук человеческих, социально-политические истоки учений были налицо. К Богу они не имеют никакого отношения.

Благодаря таким лекциям 6-7 студентов семинарии, на моей памяти, изменили свои взгляды в отношении православной теологии. Кто-то стал со временем агностиком, кто-то атеистом, кто-то верующим, но не в православное божество.

Нужно понимать, что на самом деле внутри церкви существует много вер. Есть какая-то абстрактная, мало кому понятная православная вера с ее богословием, канонами, традициями и проч. А есть маленькие веры епископов, попов, прихожан. По сути, они вступают с православной верой в противоречие, но так как многие православные плохо дружат с логикой и боятся любой критической мысли, то они себя где-то глубоко внутри уговаривают и сглаживают возникающие противоречия.

Радует, что такие преподаватели есть в семинарии. Наверное, к его стилю преподавания подойдет цитата известного философа Мишеля Монтеня: «Если учителя просвещают своих многочисленных учеников, преподнося им всем один и тот же урок и требуя от них одинакового поведения, хотя способности их вовсе не одинаковы, то нет ничего удивительного, что среди огромной толпы детей найдется всего два или три ребенка, которые извлекают настоящую пользу из подобного преподавания». Конечно, у него находились завистники из учебного отдела семинарии, которые постоянно втыкали ему палки в колеса. Завистники обычно были из тех, кто не умеет зажигать студентов во время пар, кто скучно и неинтересно преподает. Самое смешное было то, что эти завистники считали себя «чем-то», людьми, постигшими какие-то эзотерические знания православного богословия, прочитавшими на две книги больше, чем люди из профанного мира. Обычно они наводили на себя макияж мудрецов и многознаек. Наверное, неандертальцы так же превозносили себя над сапиенсами, пока не канули в Лету.

Примерно так проходила наша учебная жизнь в семинарии. В окружении совершенно разных преподавателей, в борьбе между враждующими лагерями орков и эльфов. Сейчас стало понятно, что только целенаправленная учеба и просвещение могут помочь человеку освободиться от религиозного невежества и мракобесия. Это действительно свет, который дается каждому, кто прилагает к этому определенные усилия.

Лев Толстой писал, что «сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это». Нужно добавить, что и «сила церкви» строится на этом же, церковь является таким же противником просвещения и науки, как и любое авторитарное, тоталитарное государство.

Думаю, что сегодня является необходимым и неизбежным революция церковного строя и православного вероучения в согласии с требованиями той эпохи, в которой мы живем сегодня. Католическая церковь пошла правильным путем. Они умеют чувствовать направление ветра современности. РПЦ, к сожалению, не обладает и не обладала таким чувством никогда. Ей всегда были присущи черты типичного реакционера. Понятно, что нынешний курс правительства РПЦ не приведет ее ни к чему хорошему. Грабли все те же, шишки на лбу еще после старых ударов остались. Больно будет получать граблями по старым шишкам снова, ох, как больно!

Продолжение следует