Женские врата — царские

протоиерей Иоанн Сергиев

Продолжение выдержек из дневников Иоанна Кронштадтского.

***

Злой ураган нашел на меня сегодня дома пред самой всенощной воскресной (напрасно и зашел домой – заперла меня жена, когда я торопился идти обратно). Я сам не свой был во время всенощной: расстроен, смущен. Едва-едва покаянием я пришел в полумирное состояние (не заходить было домой и не переменять креста!)

***

Благодарю Господа за вчерашний рубль иеромонаху Палладию, пославшего мне сегодня два рубля.

***

Из-за жены и свояченицы опять было сильное смущение: в комнатах душно, и форточек не дадут мне отворять при запертых дверях, противятся, не слушаются, горячатся, бранятся, злятся, поднимают высоко брови. Господи! Смири их и вразуми их, яко сильное смятение причиняют мне, слабому.

Господи Человеколюбче! Премного я согрешил пред Тобою в нынешний день, подав повод к домашней вражде отверстием форточек, за которое, как львицы разъяренные, бросились на меня жена моя и свояченица Анна К.; озлили они меня, Господи, озлобился я на них, разбранил жену мою, наибольшую виновницу вражды, и проклял ее, хотя после снял с нее проклятие, раскаявшись в слове. Господи! Ради имени Твоего претвори смятение в мир, злобу в благость, неразумие в разум, упрямство в послушание. Но да не большее будет смятение впредь. Из-за весьма нужной вещи – свежего воздуха, изжени, Господи, рабу Анну с чадами из покоища моего и даждь ей [в мире] отдельное жительство, как Агари и Измаилу, ибо вижу, что ради их мира не будет в доме.

***

После классов пришел было на обед к Назаровой на поминки и глубоко огорчен был своею братиею напрасными, неосновательными, ложными упреками в подаче милостыни, что я будто подаю только мошенникам и распложаю их в городе, что вся милостыня моя гроша медного не стоит (священник Василий Чернявский), что они должны обличить меня в неправильной подаче, чтобы я исправился. Отец Матфей говорил публично, что мальчик и девочка обнимались и целовались (нищие). Протоиерей подтвердил, что еще чище бывает нечто, – словом, сказали все единогласно, что я потворствую тунеядству и разврату. Я сказал наконец, что я перестану подавать, но вы берите на себя ответ перед Богом за нищих, за их голод, слезы, вздохи, ропот, беспорядки, преступления, а я буду ждать указания Божия: правильны или ложны мои действия, правильна ли моя милостыня или нет – и справедливы вы в отношении меня или нет (26 октября. Утро. 4 часа). Чернявский, Веселовский, Трачевский (все священники) сказали, что они берут это на свой страх. Покажи же им, Господи, страх Твой за бесчеловечие и жестокосердие и за сребролюбие и за высокоумие их.

***

Нынешнюю неделю удивил на нас Господь милость Свою: на мою долю послал из кружки 40 рублей.

***

Скажу правдивое слово о сестре (по жене) Анне Константиновне: она иногда бывает крайне дерзка, лукава, лжива, клеветница, зложелательница до дерзости, злорадица; правды, ее касающейся и ооличающеи ее во лжи, терпеть не может: говори ей, что она права, хотя явно лжет; не щадит доброго имени ближнего, который почему-либо ей не благоприятствовал и не благоприятствует, но чернит его беспощадно; всех осуждает, а сама не терпит, чтобы кто-либо ее судил; ленива, праздна, готова весь день сидеть сложа руки; нечиста на руку (цепочка от креста). Но есть и добрые стороны.

Будь бескровным мучеником, терпя от домашних нападения, ругательства, обвинения неправедные, крики и плач притворный, клеветы, осуждения, наговоры, упреки за подаяние нищим, непослушание, неделание и праздность. Сам Господь сказал, что не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем.

***

С женой была размолвка и крупное огорчение. Избави, Боже, от сварливой жены, мелочной, нетерпеливой, мнительной до глупости и злости, придирчивой, непослушной, своенравной.

Благодарю Господа, помиловавшего меня в движении гнева моего на жену мою, когда я с великою строгостию и великим прещением отвечал ей на ее укоризны неправедные. Ты не лишил меня мира и свободы, но и смирил еще сердца обоих женщин – и моей жены, и вдовы сестры ее Анны и внушил им чувство благодарности, – не мне, а имени Твоему слава и благодарение. Только покори их мне, Господи, в праведных и должных делах, и да не своевольничают в доме и в жилище моем по прихоти сердца своего.

***

26 ноября [8 декабря н.ст.]

На этот день в ночи случилась со мною поллюция от употребления в пищу мясного бульона, мозгов, сжаренной рыбной икры и рыбы, картофеля, обжаренного в скоромном масле, и мяса. Ночью встал и принес Господу молитву покаяния и опять лег. Утреню и обедню служил по благодати Божией бодро, громогласно; пел на всенощной и читал громко, от всего сердца.

(..) Дома обедал всухомятку: винегрету с треской сухой, заморенной в уксусе, пирог с яблоками (постный), рисовую кашу с прованским маслом, белые грибы кислые в уксусе, пил наливку из смородины, потом чай без аппетита – вышло скверно: грибы на уксусе и каша да и пирог подействовали на меня скверно: золотуха моя взбесилась, разметалась, душить стала, лечь было нельзя, ходить тоже – к перемене погоды. (..) Из этого я убеждаюсь, что мне необходимо кушать в пост легкую, скоромную, дающую добрые соки пищу и пить молоко, суп. Лучше же быть здоровым и быть служакой, чем больным и бесполезным. Точию свобода сия да не в вину плоти будет.

***

Пост есть сила духовная против греха и против духов тьмы и зла. Невоздержание же есть крайнее бессилие человека, немощь в борьбе со грехом и диаволом и одоление от него. Вот почему Святая Церковь дает часто в руки чадам своим это оружие, ополчает их постом.

***

Благодарю Господа за дар умиления на всенощной. Но из-за дыр на фиолетовой шерстяной рясе враг смущал меня, суетного, в самом конце всенощной, не дав мне сделать (выговорить) всего отпуста и испросить прощения у предстоящих. Горько было мне быть побежденным от злодея в самом конце.

***

Женские врата — царские.

***

Мои действия в доме самочинны, самонравны, исполнены гордости и презорливости, обиды. Руфина (племянница — ред.) говорила: надутый папаша. К кому это? Ангельского голоса надо послушать.

(..) Дитя Руфина назвала меня вчера «кака», – я огорчился: это значит, что я действительно кал греховный.

***

Отпевал Марию Ильиничну, дочь столоначальника таможни Ильи Николаевича Яковлева, бывшую замужем за инженером-механиком Ильею Никитичем. Скончалась скоропостижно, […]. А танцы виноваты, между прочим.

***

Плод рыбоядения и сластоядения – блудная эрекция детородного члена. Если не имеешь целию жизни рождать детей, то воздерживайся от ядения рыбы и сластей.

***

Сколько укоризн от жены, сколько угроз в порывах ярости! Надо принять меры предосторожности!

***

Не попусти, Боже, мне впредь есть рыбу и особенно пить сладкий чай: с 24-го на 25 марта, на Благовещение, почти всю ночь у меня были грезы, эрекция детородного члена была во всю ночь, и самые назойливые и беспокойные; чтобы не сделалось блудного излития, я часто пробуждался и знаменал член крестом, как бы распиная его на кресте.

***

Идучи сегодня (27 марта, вторник) на крестины в Песочную улицу, я встретил свояченицу, катающуюся на извозчике с ребенком Руфиною, и подумал: вот, она часто катается и ходить не хочет, да вдобавок каждый день пять бутылок молока истребляет, да мяса несколько фунтов, не разбирая никакого поста, и живет точно не вдова, а богатая купчиха или генеральша и графиня, всё на мой счет. Пожалел я своего добра для такой барыни, согрешил, не подоброхотствовал.

***

Свояченица Анна сегодня утешила меня трудом месива своего – месила тесто для куличей. Кто даст ей трудиться во вся дни?

Графиней или княгиней быть моей свояченице, а не попадьей, такие у ней аристократические, гордые замашки: аристократами только и услаждается, великосветскими приемами и манерами, об аристократах с восторгом любит отзываться, аристократическое везде хочет видеть; но странное дело – в домашнему быту сама большая неряха: всё засорит, загадит, а вычистить или привести в порядок не хочет; ходить за ней и убирать постоянно надо – это точно аристократически! Правду говорю, без злобы!

***

Пасха. Молил я ныне утром до обедни Господа моего, да дарует мне благодать совершить непреткновенно Божественную литургию, и услышал Господь, и помиловал меня, и даровал мне силу совершить непреткновенно всю литургию, и царствующий дом весь по именам выговорить на великом входе непреткновенно и спокойно. Слава о сем Господу моему!

***

О поклонах и коленопреклонениях. Видел я в церкви гордого, самомнительного молодого офицерика, штурмана или инженер-механика, в Великом посту на Страстной неделе, с пренебрежением, и каким-то странным пренебрежением относившегося к молитве общественной: он едва делал на себе крестное знамение небрежно, лениво и презрительно, еле-еле наклонял свою голову (вторник или среда Страстной недели), в землю вовсе не кланялся. Возгнушалась им душа моя! Такой червяк (он был маленького роста и лет двадцати, не больше) и так небрежно молится! О, современное образование – дикое, скользящее, не касающееся глубины разума и чувства!

***

Из-за слова моего, вовсе не обидного, сестра Анна обиделась на меня и даже прослезилась. А сама заставила плакать многих горькими слезами и допустила до разврата одну, а может быть и не одну девушку. Да не поставится ей сие в грех. Господи! Я не сужу: Ты Судия праведный.

***

Из-за чего ты яришься: из-за того, что жена тебя оставила, чтоб жить для сестры и детей ее малых? Что же? Слава Богу, – значит, тебе пришло время исполнить слово Спасителя о оставлении жены Царствия ради Божия!

***

Без Церкви, без брака церковного хотят обойтись; общество, говорят, выработало убеждение, что лучше жить гражданским браком: взял девицу, да и живи с нею, не понравилась – долой ее. (В Окружном суде судебный пристав.) Вообще, офицеры да ученые считают Церковь лишним учреждением и не ходят к богослужению. Нападать на это, обличать. Показать самые вредные последствия от того.

***

Тебе нравится гражданский брак – но это брак по плоти, а не по духу, союз плоти, а не духа, союз самый слабый, неблагодарный, корыстный, потому что ради одной плотской сласти существует, союз, который не дает силы или благодати любить свою подругу свято, духовно, во Христе, – союз, скажу одним словом, прелюбодейный, животный, бесовский.

***

Отец Алексей Цветков и Авдотья Алексеевна, его матушка, сильно обличили меня в несоблюдении поста и крепко напали на меня; отец Алексей назвал меня нигилистом; он и мать сказали, что я дурной пример подаю прихожанам, что я от несоблюдения поста болею ушами. Достойно и праведно я изобличен, приемлю это [властное] обличение как от Тебя Самого, Господи: я достоин того. Помилуй!

***

остановился мой понос благодатию и силою Животворящих Таин и чрез благодать венчания, ибо я проникся животворною силою молитв брачных; и доктору спасибо за капли.

***

Лежебок отец Матфей, собрат мой, не хочет ходить на крестины, хотя, как чередный, должен бы ходить, и не хочет меня заменять, хотя я его заменяю, и всё ради лени и сребролюбия, потому что не в карман его широкий и преполный идут деньги. И я теперь не в приходе выслуженные деньги или не буду записывать в кружку, или в половину только буду писать, ибо изобилие и богатство повергло брата моего в леность, гордость, жестокосердие, скупость. Господи! Зри и суди. А ты, брат, ешь-пей, собирай сребреники, веселись и жди суда Божия! Никуда почти не ходят отцы на требы, получают только лежа на боку большие деньги и не хотят еще заменить меня вовремя!

Том XVIII. 1873–1874 гг.

В будущий Великий пост, если даст Господь время мне и еще, надо тотчас считать, на сколько рублей от каждой исповеди всеми священниками соборными передано сторожу-свечнику свечей. А то мимо рук много проходит; сторожа могут пользоваться и пользуются свечами в свою пользу, крадут, особенно Николай алтарный.

***

Я плакал пред Богом на общество за невнимание к бедным и за предоставление их моим скудным средствам. Если и теперь не состоится это благотворительное учреждение, мне остается жаловаться Господу у престола на жестокосердие людей, – и не мне будет стыд, что оно не состоится, а обществу, ибо я со своей стороны носил нищету Кронштадтскую на своих плечах семнадцать лет и всегда и везде, сколько мог чем-нибудь, удовлетворял действительную нищету. Конечно, иногда и ошибался. Кто же не ошибается? Ошибался иногда в лицах бедных; я ошибался и сам собою, то есть не с кротостию и смирением и не в простоте сердца подавал милостыню, но с досадою и огорчением. Но не осуждайте за это: я – человек. Одно скажу, что много, много было нищих, – спасибо Палате: она наградила нас, – зря. Ведь в самом деле, легко сказать: приписывайся к Кронштадту – будешь сыт.

***

У господина Константина Романовича Бойля выпил вина и портеру не в меру, и от того возобладал мною враг, делая мне пакости, препятствия при крещении в доме Касаткина в таможне, и особенно при венчании в церкви: смущение и боязнь, недоговаривание многих слов и речений, да и на молебне в квартире г. Хоменко. Согрешил пред Богом, пред людьми и пред собою!

***

Раздражила меня сегодня вечером своим невежеством, непокорностью, грубостью, дерзостью свояченица моя (почивающая на моей шее со своими детьми и прислугою) непрестанным визгом и шумом, который возбуждала и поддерживала в детях сама мать, – я был выведен из терпения и вышел унять детей и мать: мать лежит на полу, как пень и колода, и ухом не ведет, как не до ней и дело. Крикнул я на них и велел идти в свою комнату. Пошла и заворчала, как медведица рыча, а жена – за сестру и против меня.

Крайне пристрастна моя жена к своей сестре: принять это к сведению и предостережению: она балует ужасно всем и ее, и детей.

***

Сказать отцу протоиерею об алтарном стороже Николае как о воре, ворующем наши доходы от поминаний, и свечи, и книги, и зонтики, и священные одежды, поясы, набедренники и прочее, из коих жена его шьет башмаки и пояса себе.

***

Благодарю Господа за дар литургии и за премирное, животворящее, спасительное для души и тела причащение пречистых Таин. На великом входе сробел и спотыкался в смущении. [Козлянинову] имел в виду, но смутился. А она гордячка, по крайней мере так мне показалось. О, глупое сердце! К одним чувствует безотчетную неприязнь, к другим – глупую плотскую приязнь.

***

Вчера за всенощной вдруг пропал у меня голос: думаю оттого, что ел холодные яблоки пред самою всенощной; выпил, впрочем, хересу рюмку после того, затем лег в постель, очень согрелся и, согревшись сильно, вышел на холод. А еще думаю, что отрыгнули у меня сухари с кофе (у Семеновых), булка у Детпера и дома булка же со щами. В булке, вероятно, был поташ, – странно было: привалило к горлу и совсем застряло. После всенощной крестил у Ужикова, капитана, прижитого незаконно младенца Зиновия, больного животом. Вот и гражданский брак. Мать – девушка пятнадцати лет. Согрешили мы, беззаконничали пред Тобой, Господи! Не сотворили, не соблюли того, что от Тебя заповедано нам, – но не предай нас до конца погибнуть, Боже отцев наших.

***

Чрез Святейший Синод от Самого Господа исходит священие (sanctiv) на всю Россию: чрез избрание, наречение и посвящение епископов и чрез посвящение епископами священнослужителей и церковнослужителей священнодействуются все службы и Таинства церковные, совершается духовное управление верующими как членами духовного благодатного Царства Христова.

***

Сребролюбец есть антихрист (пример – Иуда-предатель); чревоугодник есть антихрист, ибо один работает деньгам, а другой – чреву и постоянно противятся благодати Христовой; они долу зрят.

***

Ныне, в день святого апостола Андрея Первозванного, я собрал со крестом 112 рублей, для братии 9 рублей 50 копеек […]; отец протоиерей сказал, что я очень много собрал. (Рождество – в северной части; Крещение – на горе.)

***

А после обедни на молебнах имел великое спокойствие и дерзновение, между прочим, у члена таможни Николая Петровича [Таратыгина] и в редакции «кронштадтского Вестника». Молебнов двадцать или двадцать пять служил: тридцать один рубль заработал.

***

Дивен промысел Господа о творящих милостыню. На голодающих самарцев я пожертвовал третьего дня три рубля, и назавтра же Господь возвратил мне их с избытком (частный пристав Прокофьев за молитву родившей жене его). Благодарю Господа.

***

Нарушив пост устами (в пятницу молоко), я нарушил его потом зрением, сердцем и чреслами, ощутив беспорядочные, сластные, нечистые движения в членах, ниже чрева лежащих, при виде сосцов молодой красивой матери. Это было при даче молитвы жене родившей. Вот как необходимо обуздывать страстную плоть постом. Вот как она воюет на душу непрестанно и сильно! (..)

***

Филиппу Степанову, дерзко меня упрекнувшему за подачу милостыни, по его мнению неправильную, сделать замечание, да не явится он мудр у себя; что я не мальчик пятнадцати лет, а пастырь его, Богом данный и Богом наставляемый; что он, Степанов, должен за собой смотреть и себя учить, а не пастыря; что он, хоть и ходит на исповедь каждый год, но только для виду, без расположения сердечного и к духовнику, и к важному делу исповеди, что исповедь его всегда была мертвая, смутная, скрытая, без всякой откровенности и, значит, грешная; что пусть себе изберет духовника по сердцу, а я не хочу больше терпеть двуличности и лицемерия.

***

Ну уж какое лютое беспокойство мне было от детородного члена ночью! Какой зной! Какая сласть! Только крестом, коим много раз знаменовался, удержался я от блудного разлияния. Это, вероятно, от выпитого утром молока (два стакана) и от рыбы, жаренной с солью и с маслом, за обедом, да и от сладкого чаю, выпитого в значительном количестве, первый раз внакладку, а другой вприкуску.

***

Младенец Лиза озлилась на меня, и я вознегодовал на нее и уязвился в душе гневом, но помолился о спасении моем Господу, и да не будут младенцы как рождения змиины, – и Господь спас меня, страстного; грехи младенцев не вменяются им до семи лет по правилам Церкви – и они чада Адамовы, как я, с наклонностью ко злу и действительным злом. Да не вменит им Господь, и я тем более – ибо я, я, я грешен, не они.